Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...

Вера

Вера проснулась на рассвете. День обещал быть длинным. Вставать не хотелось, особенно после навеянных ночью кошмаров. В последнее время женщина плохо спала, отдохнуть полноценно не получалось, и поэтому днём она часто была вялая и апатичная. Тётушка, которая уже несколько лет жила вместе с ней, советовала обратиться к специалисту, на что Вера всё время отмахивалась. Вот ещё! Не хватало только по психиатрам ходить.

Молодая женщина потянулась, сбрасывая с себя остатки сна, поднялась с постели и проследовала в ванную. По пути заглянула в детскую, где сладким сном спала Алиса. Малышка обнимала во сне пушистую кошку, а Мурка, прижавшись к девочке, сонно подмигнула Вере и снова закрыла свои изумрудные глаза. Девочка, её маленький ангел, её якорь в этой жизни. Что бы она делала, если бы не Алиса.

На кухне лилась вода и раздавался умопомрачительный запах свежеиспечённых блинчиков — тётя Тая готовила завтрак, и Вера заглянула к ней поздороваться.

— Проснулась? — полувопросительно, полуутвердительно сказала Таисия Сергеевна. — Садись за стол, уже всё готово.

Внимательно посмотрев на племянницу, тётушка спросила:

— Опять бессонница?

Вера кивнула, потянувшись за ароматным блином. Обсуждать сны не хотелось, тем более, они всегда наводили на неё тоску. Тётя Тая понимающе промолчала, наливая в чашки травяной чай.

Вера вышла из дома пораньше: перед работой хотелось немного пройтись и развеяться. Надо было что-то делать с этой тоской, которая поселилась в сердце много лет назад, но пока ничего не получалось. Она только чувствовала, как это болото всё сильнее засасывает её. И если бы не Алиса, она не знала, что бы с ней было. Да, если бы не Алиса…

***

— Поздравляем с новосельем! — прокричали друзья, поднимая бокалы. Вера и Андрей радостно улыбались, принимая поздравления и подарки, и показывали всем гостям свой новый, такой светлый дом. Наконец-то сбылась их мечта, и они смогли переехать из маленькой съёмной однушки в довольно приличный деревенский дом.

Пусть он не большой и не новый, но это был их собственный дом, да ещё и с участком земли в придачу. Вера уже представляла, как весной разведёт красивые клумбы с цветами, как они вместе с мужем разобьют небольшой фруктовый садик, а за ним — грядки для овощей. Как сделают большой вольер, где будут жить собаки, а в доме их будет встречать пушистая кошка.

***

Вера провела детство в деревне, помогая матери в саду и на огороде. Она любила возиться с растениями, ухаживать за ними, и всегда радовалась, когда поспевал хороший урожай. Потом они с мамой закатывали банки и с гордостью показывали отцу, какие запасы на зиму сделали.

После смерти родителей, когда ей было шестнадцать, тётя Тая забрала Веру в город. Они жили в небольшой квартирке на Тимирязевском проспекте. Дом был довольно старый и вскоре должен был пойти под снос, но пока ещё ухитрялся стоять и не разваливаться. Вера никак не могла привыкнуть к городской жизни. Её угнетало и огромное количество людей, и машины, которые носились по проспекту. Казалось, город вообще никогда не спит. Не то что село, где по ночам тихо и спокойно. Но приходилось мириться с ситуацией.

***

Девушка закончила педагогический университет по специальности «Иностранные языки» и устроилась на работу в школу, где трудилась около пяти лет, после чего, познакомившись с Андреем, перешла на работу на его предприятие. Андрей занимался фармацевтическим бизнесом и имел небольшую сеть аптек. Через пару лет они поженились, а ещё через год купили себе домик в деревне. Какой же счастливой она себя тогда чувствовала!

Казалось, счастье будет длиться бесконечно. У неё было всё, о чём она мечтала: любимый муж, свой дом и земля, работа, которая если и не была особо интересной, то, во всяком случае, приносила неплохой доход. Они много путешествовали, побывали в разных странах, поднимались на Эльбрус, катались на лыжах на Алтае. Посетили самые интересные достопримечательности и исторические места. Это была не жизнь, а сказка. И однажды она закончилась.

Как-то в феврале Андрей уехал в командировку в соседний город и должен был к вечеру вернуться домой, но что-то задерживался. Погода была ужасная, поднялась сильная метель, снег валил уже несколько часов, и дороги занесло. Вера приготовила ужин, накрыла на стол и уже собиралась набрать ему, как телефон сам зазвонил в её руке. Незнакомый мужской голос поинтересовался, разговаривает ли он с Верой Орловой, после чего очень аккуратно, стараясь смягчить удар, сообщил женщине, что её муж погиб в автокатастрофе и что ей нужно прибыть в районную больницу для опознания.

Дальнейшее слилось для Веры в один продолжительный кошмар. Положив трубку, она осела на пол. Сколько времени она так просидела, Вера не знала. Потом еле доплелась до туалета, где её вырвало, и слёзы неудержимым потоком хлынули из глаз. Вера прорыдала несколько часов, после чего смогла взять телефон и дрожащими руками набрать номер Вовки, ближайшего друга Андрея. Кое-как, бессвязно объяснив ситуацию, Вера упала на диван и погрузилась в спасительный сон.

Потом были похороны, поминки и опять поминки. Вера присутствовала на них только одной своей частью. Всё остальное находилось где-то между мирами. Друзья выражали соболезнования, обещали помогать, обнимали её и уходили. Вера вежливо кивала, совершенно не понимая, о чём они вообще говорят.

Тётя Тая жила теперь с ней. Она взяла на себя заботу обо всём, давая молодой женщине возможность пережить горе и прийти в себя. Вера была благодарна ей за то, что она никогда не лезла со своими утешениями, не навязывала помощь, а просто была рядом. Легче от этого не становилось, зато было плечо, на которое можно опереться, а это очень многое значило.

В довершении всех бед после смерти Андрея бизнес перешёл к его партнёру, который быстро установил на предприятии свои порядки. Он уволил многих сотрудников, а на их место взял своих знакомых. Так Вера лишилась и работы, и средств к существованию. Она всё глубже погружалась в отчаяние, и только присутствие Таисии Сергеевны ещё как-то удерживало её на плаву.

Через три месяца после смерти мужа Вера устроилась на работу на рынок — её взяли в палатку, где торговали рыбой. Продавцом она была никудышным, никогда не улыбалась, с покупателями общалась сухо, на что хозяин торговой точки всегда ворчал. Но он очень уважал Таисию Сергеевну, потому Веру и держал. Та, между тем, сильно похудела, осунулась и вид имела крайне нездоровый. По утрам её мучила тошнота, днём она испытывала постоянную слабость. Тётя Тая очень переживала, видя, что племянница превратилась в тень себя самой, но никак не могла заставить Веру обратиться к врачу.

Как-то воскресным утром, когда у Веры был выходной, она потеряла сознание, только зайдя на кухню. Таисия Сергеевна, не размышляя ни минуты, вызвала скорую. Помимо нервного потрясения, переживаний и горя, Вера была …беременна. Новость просто ошеломила её. Как? Как такое могло произойти? Вера лежала в постели и никак не могла осознать, что ждёт ребёнка. Это просто чудо какое-то! Потеряв мужа, она потеряла и себя. И вдруг Андрей снова вернулся к ней — она будто чувствовала его незримое присутствие.

Так в её жизни появилась Алиса, почти точная копия Андрея и во внешности, и по поведению. Разговаривая с ней, молодая женщина словно беседовала с мужем.

Неделю назад Алисе исполнилось шесть. Девочка казалась Вере большой и маленькой одновременно. Скоро она пойдёт в школу, и у них начнутся совсем другие заботы. Друзья, которые обещали помогать, как-то быстро исчезли, родственников у Андрея не было, так что на всём белом свете остались только Таисия Сергеевна, Алиса и она, Вера. Жили они теперь более чем скромно, заработка едва хватало, чтобы перекрыть необходимые расходы. Вере приходилось много и тяжело работать, но они были вместе, а это всё же главное.

Прошло семь лет со смерти мужа, а душевная боль никак не отпускала. Ночами Вера плакала в подушку, иногда сознательно вызывала образ Андрея, стараясь вспомнить его в мельчайших деталях, словно боялась с годами забыть любимое лицо. Тётя Тая не так давно стала тихонечко намекать, что пора бы уже начать замечать других мужчин, что жизнь на месте не стоит, а Алисе нужен отец, но Вера никак не могла переступить через себя. Она отмахивалась, мол успеется ещё, на что Таисия Сергеевна только качала головой.

Вера так и работала на рынке. От тяжёлой работы её музыкальные руки, которыми она когда-то так гордилась, загрубели, покрылись никак не заживающими трещинками. От постоянного контакта с холодной водой и рыбьей чешуёй кожа покраснела и воспалилась. Вера так и осталась худощавой, а от постоянного поднимания тяжёлых коробок спина часто ныла, и молодая женщина стала горбиться, чтобы снять напряжение.

В зеркало Вера заглядывала только по утрам, чтобы пригладить короткие волосы, которые от горя рано тронула седина. Тётя Тая только вздыхала, переживая, что такая молодая женщина, как её племянница, так рано махнула на себя рукой. Но что она могла поделать?

Вера стояла за прилавком, механически отвечала на вопросы покупателей, взвешивала рыбу, о чём-то говорила с продавцами из соседних палаток. Всё происходило по одному заведённому сценарию уже не первый год: те же люди, события, действия, — как вдруг шаблон был разорван. Неожиданно раздался резкий визг тормозов, глухой удар, громкий собачий вой. Потом колеса снова заскребли по асфальту, машина сорвалась с места и, набирая скорость, умчалась.

Какая-то женщина закричала ей вслед, продавцы повыглядывали из палаток, стараясь рассмотреть, что же происходит у дороги. Постепенно у обочины собралась толпа, которая стояла и что-то разглядывала. Вера потопталась было на месте, но потом любопытство всё же пересилило.

— Он даже не попытался остановиться! — возмущённо говорила женщина. — Мне кажется, он ещё скорость набрал, когда собака выбежала.

— Что за люди пошли, — сокрушалась другая. — Никого им не жалко.

— Вот урод, — сказала девочка-подросток, которая наклонилась к большой чёрной собаке, лежащей на обочине и от боли сучившей передними лапами. Задние были перебиты, мордочка в крови. Пёс бился в конвульсиях, а люди беспомощно стояли и не знали, что предпринять.

— Что делать-то с ним? — спросил пожилой мужчина. — Ведь мучается животное.

— Может ветеринара позвать, чтобы усыпил? — предложил кто-то из толпы.

Девочка-подросток осмелилась подойти поближе и погладить большую израненную голову. В этот момент рядом остановилась чёрная машина, и из неё выскочила женщина, одетая в синие спортивные штаны и пятнистую куртку. Она мельком взглянула на происходящее, открыла багажник, достала оттуда свёрнутое одеяло и расстелила его на асфальте.

— Помогите мне его переложить, — обратилась она к людям из толпы. И тут Вера, которая до этого просто стояла и смотрела на сбитое животное, сделала шаг и подошла к женщине, гладившей собаку по голове и ласково что-то ей говорившей.

— Давайте я вам помогу, — тихо сказала Вера. Женщина подняла на неё глаза, внимательно посмотрела и кивнула. Вдвоём они аккуратно переложили собаку на одеяло. Девочка-подросток открыла дверь машины, и Вера с незнакомкой положили раненое животное на заднее сидение.

— Куда вы его теперь? — спросил всё тот же пожилой мужчина.

— В клинику. Может быть, ему ещё можно помочь.

— Можно мне ваш телефон, — несмело проговорила Вера, обращаясь к женщине, которая уже садилась за руль. — Я хочу узнать, как он.

— Да, конечно, — женщина написала его на клочке бумаги. — Меня зовут Катя. Позвоните вечером, я вам всё расскажу.

И машина умчалась. Толпа начала постепенно расходиться. Люди заспешили по делам, на ходу обсуждая, как много в мире уродов, которым на всех наплевать. Но, слава богу, мир не без добрых людей, и некоторые ещё готовы помогать не только людям, но и животным.

Вечером Вера рассказала домашним о происшествии на дороге и вместе с Алисой позвонила Кате. Телефон долго не отвечал, и Вера было подумала, что надо уже положить трубку, как раздался запыхавшийся голос:

— Алло!

— Здравствуйте, это Вера. Я вам сегодня помогла собачку на одеяло положить, — от чего-то смутившись, проговорила молодая женщина.

— Да, я помню, спасибо вам, — голос Кати был уставшим.

— Я хотела спросить, как он. Жив?

— Да, жив. Только очень серьёзные травмы. Сломан позвоночник, задняя лапа, вторая вывихнута. Повреждена челюсть, — Катя вздохнула.

— Что вы будете делать?

Loading...

— Будем пробовать всё возможное, чтобы снова поставить его на лапы, — Катя снова вздохнула. — Потребуются сложные операции. Возможно даже не одна. И возможно придётся договариваться с хирургами из другого города, если наши не смогут прооперировать.

Вера внимательно слушала. Она и сама не знала, что заставило её принять участие в судьбе этой сбитой бездомной собаки. Алиса сидела рядом, гладила кошку и внимательно смотрела на маму своими бездонными голубыми глазами. Казалось, девочка вся обратилась в слух.

— Но прогнозы пока очень осторожные, — продолжала рассказывать Катя. — Может случиться так, что собака всё равно останется инвалидом. И тогда очень сложно будет найти ему новых хозяев. У нас люди и здоровых-то собак выбрасывают, что уж тут говорить об инвалиде, за которым нужен особый уход.

— Катя, скажите, а вы работаете в службе помощи бездомным животным? — вдруг спросила Вера.

— Ой, что вы, — рассмеялась молодая женщина. — Я просто волонтёр. Занимаюсь этим в свободное от работы время. Да и службы у нас никакой нет, и приютов тоже.

— А куда же вы забираете животных с улицы? Простите, что спрашиваю, просто я совсем об этом ничего не знаю.

— Ничего, не переживайте. И я когда-то ничего не знала, пока не окунулась во всю эту деятельность с головой, — улыбаясь проговорила Катя. — Кого-то домой, кого-то пытаемся пристроить с места в добрые руки. Кто требует ухода и лечения, лечим, потом также пытаемся пристроить. Те, кого не смогли пристроить, так и остаются жить у нас.

— У вас, наверное, много животных дома?

— Сейчас двадцать кошек и пятнадцать собак, — снова с улыбкой в голосе проговорила молодая женщина.

— Как же вы со всеми справляетесь?

— Утро начинается не с кофе, — засмеялась Катя.

Вера улыбнулась и вдруг сказала:

— Могу я чем-нибудь вам помочь? Я очень хочу что-то сделать для этой собаки, но не знаю, что.

Катя немного помолчала, потом проговорила:

— Вы знаете, Вера, сейчас мы ищем для мальчика передержку. Место, где он мог бы восстанавливаться после операции.

Вера посмотрела на Алису и сказала:

— Привозите его к нам. У нас в доме тёплые сени, мы положим ему матрасик, где он сможет лежать.

— Ему нужно будет обрабатывать швы, делать уколы. Вы сможете? Мы, конечно, будем приезжать, но обработки должны проводиться два раза в день, да и уколы, возможно, тоже.

— Покажите мне, как нужно, и я всё сделаю, — проговорила Вера словно против своей воли. Она не понимала, что заставило её принять на себя такую ответственность, как уход за раненой собакой. Она никогда ничем подобным не занималась, но откуда-то знала: то, что она сейчас делает, — правильно. У стоявшей рядом Алисы глаза горели.

— У нас теперь будет собака! — закричала девочка и побежала на кухню рассказывать об этом тёте Тае. Таисия Сергеевна внимательно посмотрела на племянницу, как будто спрашивая: «Справишься?» Вера кивнула головой.

* * *

Через неделю привезли Чейза, которому сделали операцию на позвоночнике, вправили вывих и поставили аппарат на сломанную лапу. Собака была очень слаба, и врачи опасались, что мальчик может не пережить страдания, которые выпали на его долю. Катя привезла все необходимые лекарства, стойку для капельниц, бинты, шприцы и много других необходимых предметов, а также лечебные корма и миски. Она подробно рассказала Вере и Таисии Сергеевне, что от них требуется, когда проводить обработки и делать уколы, как Чейз должен лежать, чтобы не травмировать прооперированный позвоночник, на что нужно в первую очередь обращать внимание и в каком случае немедленно звонить ей, если заметят ухудшение состояния.

Молодая женщина ещё раз подчеркнула, что пёс находится в очень тяжёлом состоянии, и им всем остаётся надеяться на чудо. Пёс оказался совсем молодым, не больше двух лет. Потому надежда, что молодой организм сумеет справиться, всё же оставалась. Катя пообещала, что завтра зайдёт поставить капельницу и проведать Чейза, и уехала.

Тётя Тая ушла готовить ужин, а Вера и Алиса сели рядом с новым другом. Пёс лежал на животе, не двигаясь, и только смотрел своими тёмными глазами на сидящих рядом людей. Алиса положила маленькую ладошку на большую лохматую голову собаки и начала нежно гладить её, рассказывая Чейзу сказку, а Вера просто сидела и смотрела на дочь, на раненого пса рядом, и в душе у неё впервые за много лет что-то шевельнулось.

Что-то, чему она ещё не подобрала название, начало расти и крепнуть. Вдруг откуда-то появилась решимость, что она будет бороться за этого бездомного пса до самого конца. Что она сделает всё возможное и невозможное, чтобы он выжил. В эту ночь Вера так крепко спала, как не спала уже долгое время. И во сне она увидела Андрея, который улыбался ей. Они о чём-то говорили. О чём-то светлом и тёплом, что оставило приятное воспоминание после пробуждения.

* * *

Волонтёры приезжали несколько раз в неделю. Они помогали Вере с лечением и уборкой, кормили Чейза и рассказывали много разных историй, которые случились с ними и с их подопечными. Вера удивлялась, сколько в этих женщинах было внутренних сил и энергии, которую они тратили не на пустые походы по магазинам или трёпы с подружками, а на помощь попавшим в беду животным. У них у всех были семьи, все работали.

Оксана, например, одна воспитывала двоих детей, Катя четырнадцать лет назад потеряла мужа, а спустя восемь лет снова вышла замуж и родила четверых детей. Кристина, самая юная из всех волонтёров, училась на ветеринарного врача. Все они — очень разные, но их объединяла любовь к этому миру и ко всем его созданиям. Вера восхищалась ими и неосознанно стремилась стать в чем-то на них похожей. Она стала чаще улыбаться, и даже нелюбимая работа перестала казаться удручающе ужасной.

Однажды Катя приехала чуть позже обычного и попросила Веру помочь разгрузить машину. Та стала доставать огромные мешки, заполненные чем-то мягким.

— Вера, надеюсь, ты не обидишься. Мы с девочками собрали детскую одежду, которая осталась от наших дочек. Они выросли, и вещи им стали малы. Может быть, подойдут Алисе. А что не подойдёт, можно будет на подстилки или тряпки для Чейза использовать.

Вера потеряла дар речи. Она всхлипнула, а потом обняла Катю.

— Спасибо тебе большое! — только и сказала она. А Алиса уже раскидала платьица из первого мешка и с удовольствием принялась их примерять. У неё не часто бывали обновки, и она с детской непосредственностью и радостью демонстрировала женщинам одежду, изображая модель, шагающую по подиуму. Вера и Катя смеялись и говорили, какое платье им нравится больше, а какое всё же лучше отдать собаке. Чейз внимательно прислушивался, когда называли его имя, и добродушно улыбался.

* * *

Пёс выздоравливал очень медленно. Кость на лапе давно срослась, раны затянулись, швы были сняты, но чувствительность так и не вернулась. Через какое-то время Чейз приспособился передвигаться на передних лапах, волоча за собой непослушные задние. Врачи сказали, что собака так и останется инвалидом.

— Ну что же, инвалид так инвалид, — сказала Вера, почёсывая Чейза за ушком. Он щурился от удовольствия и поудобнее устроил свою морду у женщины на коленях.

— Инвалида никто не возьмёт себе, — проговорила Катя.

— А мы его и не отдадим, — сказала Алиса, обнимая большую лохматую голову собаки. — Правда ведь, мама?

Вера ласково улыбнулась дочери. Чейз давно переехал из сеней в дом и стал полноправным членом их семьи.

— Правда, милая, — сказала Вера. — Кать, мы решили его оставить себе. Он уже столько с нами живёт, привык к нам, да и мы к нему привязались. Даже не представляю, как я смогу с ним расстаться. Чейз — наш.

— Это здорово! — воскликнула Катя. — Верка, ты настоящий герой.

— Да ладно тебе, — смутилась женщина. — Подумаешь, большое дело.

— На самом деле большое, — возразила Катя. — Инвалидов редко кто забирает. С ними сама знаешь сколько надо возиться. Здоровых-то собак выбрасывают, а тут — инвалид.

Катя помолчала и добавила:

— Надо будет ему коляску сделать, чтобы удобнее было бегать и чтобы лапы задние не стирал, когда ползает.

— А я тогда ещё с соседом поговорю, он у нас плотник. Попрошу, чтобы крыльцо переделал, — сказала Вера.

Ещё через неделю Чейзу привезли новёхонькую коляску, которую Катя спаяла из пластиковых труб, и обе женщины с радостью наблюдали, как когда-то обречённый на смерть пёс теперь счастливо носится по двору, а Алиса в притворном ужасе убегала от него. Потом они менялись местами, и девочка начинала догонять убегавшую от неё собаку. Внезапно Чейз остановился, круто развернулся на своей коляске, как заправский водитель на ручнике, и облизал лицо подбежавшей Алисе, которая залилась счастливым смехом. Во двор величественно вплыла Мурка, подошла к Чейзу и потерлась об его ноги.

Большой грозный пёс бережно ткнул кошку носом в бок, а потом и облизал её. Мурка повалилась на спину, воображая, что когтями впивается Чейзу в морду, и игра началась по новой. Алиса гонялась за Чейзом, Чейз за Муркой, Мурка за Алисой. Невозможно было без смеха смотреть на их весёлые старты. Вера и Катя, уже доставшие телефоны, не успевали делать фотографии самых смешных моментов.

Вечером уставшая Алиса уснула прямо на одеялке Чейза, обнимая его за шею. Мурка примостилась рядом с ними. Вера сидела и смотрела на спящую дочь и на собаку, которая непостижимым образом изменила её жизнь. Она никогда не думала о том, что сможет взять себе животное-инвалида и так трепетно за ним ухаживать. Но жизненные пути неисповедимы. И они привели её сюда, в этот самый момент. Вера смотрела на Чейза и думала о том, как он боролся за жизнь, как цеплялся за существование, когда оно висело на волоске.

Сколько осталось в нём жизнелюбия и доверия, несмотря на все страдания, которые он пережил. Вера видела, как её нежный ангелочек Алиса привязалась к Чейзу, какое между ними возникло взаимопонимание. Сколько любви и радости дарил этот искалеченный пёс людям, приютившим его. И молодая женщина поняла, что эта собака преподнесла ей один из важнейших жизненных уроков — нельзя сдаваться. Пока ты жив, жизнь продолжается, и ты можешь идти только вперёд. Несмотря на боль и страдания. Несмотря на тяжесть потери.

Жизнь — бесценный дар, который дан нам ради свершений и добрых дел. Эту истину Вера поняла из общения с волонтёрами — Катей, Оксаной и Кристиной, — которые своим примером показали, что возможно даже, казалось бы, невозможное, было бы только желание это невозможное совершать.

Вера улыбнулась своим мыслям: пора бы и ей двигаться вперёд и совершать невозможное. Пожалуй, она начнёт с самого простого. К примеру, примет приглашение Ильи, плотника, и сходит с ним в кино. Согласится проводить индивидуальные занятия по английскому языку с соседским мальчиком Колей. Всё-таки покрасит волосы, чтобы скрыть седину. И запишется на курсы по шитью, куда мечтала попасть много лет назад. Да, и возьмёт из приюта маленькую старую собачку, чтобы у Чейза появился ещё один хвостатый друг. Именно так она и поступит.

Этой ночью Вера снова видела Андрея. Он улыбался и он был счастлив.

Автор: Наталья Кадомцева

Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq Мы будем вам очень благодарны за любую вашу помощь...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...