Последний шанс

— Твою ж собачью мать! Видимо, так и придется подохнуть тут, на улице. Господи! За что? Лучше б я собакой родился, чесн слово, – тощий рыжий кот, поджав лапы, ютился у чьей-то облезлой двери.

* * *

Муниципальное жилье. Красиво сказано. На деле — грязная ночлежка с постоянно неработающим светом. Последний приют для легальных наркоманов и прочих отбросов общества. И походу для меня. И все же сдохнуть здесь все приятнее, чем в канаве, под Тауэрским мостом или под колесами какой-нибудь тачки. Хотя…

Ненавижу, когда скрипит дверь, никогда не знаешь, что ждет дальше: бежать или забиться в какой-нибудь угол. А куда бежать? На улице холод собачий. Да и с больной лапой далеко не убежишь. Да и какая разница, от чего подохнуть: от загнившей раны, от голода или от пинка какого-нибудь очередного бомжа.

О, знакомый парень на лестнице. За три дня в этом приюте для бездомных я уже успел запомнить половину его постояльцев. Этот тихий. Нарик, кажется. Но из легальных. В смысле из тех, кто сидят на государственной наркоте, а не подпольной. Очередной бомж. Хотя... Чем я лучше? Уличный кот, такой же бездомный скиталец.

Еще года три назад я еще жил в тепле и уюте у Эмбер, молодой студентки, которая приехала покорять Лондон. Ровно до тех пор, пока она не снюхалась с Гарри. Причем в прямом смысле. Сначала кокс, потом героин. Она пыталась соскочить и даже попала в метадоновую программу, но сорвалась. И вот уже несколько месяцев, как я доживаю свои дни на улице. Поэтому я очень хорошо знаю, как выглядят люди, сидящие на наркотиках, пусть даже официальных.

Как же в животе урчит! И лапа болит. Надо закрыть глаза и тихо встретить свою смерть.

— Эй, ты чего? — я открыл глаза и посмотрел на присевшего передо мной парня. — Сожрать меня хочешь?

Интересно, люди едят котов? Нет, не то чтобы я прям хотел это узнать...

— Эй, ты чего?

Парень протянул руку, и я поджал уши, ожидая затрещины. Но вместо этого нарик погладил меня по голове и осмотрел больную лапу.

— Эй-ей, парень, — протянул он. — Как же тебя угораздило-то? Подрался за кусок мяса?

Мяса! Знал бы ты, когда я ел последний раз. Иди-иди, куда шел, не мешай мне уйти на тот свет.

Но парень не ушел. Куда ты меня тащишь? Что я тебе сделал плохого? Даже царапаться сил нет... Что это? Бесплатная ветеринарная лечебница? Ты шутишь! Ладно, может быть, ты и прав. Лучше умереть во сне, чем под дверью очередной ночлежки.

— Вот черт! — парень в растерянности смотрел на меня. — Раны промыли, но для полноценного лечения нужен двухнедельный курс антибиотиков.

Я ж тебе говорил, что все бесполезно. Дай умереть спокойно. Тем более, тебе самому, кажется, недолго осталось. Эй, что ты там копошишься?

— Ну, что, друг? Кажется, мы с тобой сегодня оба без ужина, — он достал какой-то пакет с мелочью и — вы не поверите! — оплатил весь курс лечения.

Слышь, парень, зря ты это. Но спасибо. За шанс. Поверь, если я выкарабкаюсь, то не упущу его.

* * *

Прошел уже месяц. Я выкарабкался. К чертям собачьим, я выкарабкался! Этот псих взял меня к себе на те две недели, что мне кололи уколы. Реально псих. Бездомный решил приютить бездомного.

Я вижу, ты все не оставляешь попыток найти моих хозяев. Загляни на Хайгетское кладбище, думаю, Эмбер там. Ты прости, но мне некуда идти.

Вот уже две недели я мотаюсь за тобой каждый день. Даже когда ты едешь на Ковент-Гарден. Кстати, ты неплохо играешь. Видок бы тебе еще поприличнее, а то лохматый наркоман с красными воспаленными глазами не вызывает желания бросить ему пару монет. А вот я вызываю. Поэтому не ворчи. Играй, я посижу рядом. Надо же мне отработать свой долг.

Кстати, спасибо тебе за мои документы. Теперь у меня официально есть хозяин. Это замур-р-р-рчательно.

* * *

Loading...

Меня теперь зовут Боб. Не самое мое любимое имя, ну да ладно, раз ты так хочешь. Все же это лучше, чем Рыжик или, упаси Бог, Пушистик. Заметь, наши дела пошли в гору! Нас узнают. На нас уже приезжают посмотреть. Да-да, даже с другого конца Лондона. Я сам слышал. Эй, пс... Там полиция, пора валить. В популярности есть и свой минус. Лишнее внимание.

— Ну, что, Боб? Пора нам подумать об официальной работе? — да я готов был расцеловать тебя за эти слова. Вот только один нюанс — наркоманам, даже сидящим на метадоне, мало что светит.

Ты бомба с часовым механизмом. Когда-нибудь у тебя сорвет крышу. Я уже это видел. Только если... Поверь, если ты сможешь, я буду рядом. Честно! Ты только не сорвись! Ну, давай!

* * *

— Слышь, хозяин! Ты держись, а? Немного потерпеть осталось.

Вторые сутки. Это не ломка, это ад. Я помню Эмбер, когда она пыталась соскочить.

Ну, тихо-тихо! Я в тебя верю. Хочешь, сказку расскажу? У Лукоморья дуб зеленый, златая цепь на дубе том. И днем, и ночью кот ученый все бродит по цепи кругом. Мне эту сказку Эмбер читала, когда я еще котенком был. Она все говорила, что кот ученый — это я. Правда, не знаю, что такое «лукоморье» и почему нужно ходить по дубу...

Эй, тихо! Мр-р-р-р, мр-р-р-р, мр-р-р-р-р... Так тебе спокойнее? Ой, да ладно! Поголодаем денечек. Хотя нет, ты прав. Вставай! Меня кормить надо. Точно. Надо. Мя-а-ау. Мя-а-ау. Мя-а-а-а-ау. Я еще истошнее могу. Не веришь? Мя-а-а... О, встал. Молодец! Прорвемся!

А еще я могу на шею лечь. Ага. И мурлыкать могу. А могу не мурлыкать.

Twinkle, twinkle, little star,

How I wonder what you are!

Up above the world so high,

Like a diamond in the sky!

Twinkle, twinkle, little star,

How I wonder what you are!

Эту песенку мне тоже Эмбер пела. Она тоже хотела стать звездочкой. Яркой звездочкой. Давай, я верю, ты сможешь подняться высоко-высоко. Спишь? Спи, дорогой...

* * *

Да!!! Мы сделали это! С сегодняшнего дня мы официально продаем журнал. И поверь, друг, в компании со мной дело пойдет веселее. И знаешь... Спасибо. Что тогда… Поверил... Не бросил... Я знаю, ты всем говоришь, что я спас тебя. Но ты сам спас себя. Я просто был рядом. Спасибо, что дал мне этот шанс.

Кстати, а что за парень к тебе приходил? И про какую книгу он говорил?

История уличного музыканта Джеймса Боуэна и уличного кота Боба со временем стала известна всему миру. Сначала бывший бродяга написал книгу, а позже ее экранизировал Роджер Споттисвуд. Джеймс не просто смог победить зависимость, он даже восстановил документы и смог накопить денег, чтобы навестить свою мать в Австралии.

— Я считаю, что всё свелось к этому маленькому существу. Он пришёл и попросил меня о помощи. Он — причина, по которой я теперь просыпаюсь каждый день… он определённо дал мне правильное направление, которому я буду следовать всю свою жизнь, — говорит Джеймс в одном из своих интервью.

А Боб?.. Боб долгое время прожил рядом с Джеймсом. И даже успел сыграть самого себя в фильме. Уличного кота не стало весной прошлого года, но их с Джеймсом история до сих пор дает надежду многим людям.

Автор: Наталия Пуре

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...