С такими друзьями и врагов не надо...

Лида понимала, что выше головы она не прыгнет, вряд ли поступит куда-то в центральный ВУЗ без направления. Ну а в местный университет, почему бы нет?

Тем более, что в тот год, когда она заканчивала школу, там как раз открылся новый, интересующий её факультет. Аттестат у девушки был неплохой, сдавать при поступлении нужно было только математику (письменно и тестирование) и сочинение, и Лида самонадеянно решила, что задача ей по плечу.

Однако, когда они с бабушкой принесли документы в приемную комиссию, девушка пришла в смятение: конкурс был бешеный! Из 25 мест 12 были целевыми, на них был отдельный конкурс среди тех, у кого были направления, а на оставшиеся 13 мест претендовало почти 600 человек! На вопрос бабушки, не передумала ли она, Лида отрицательно покачала головой:

— Нет, я решила, попробую. Если не получится, пойду в колледж, но я уверена в своих силах.

Бабушка Маша согласилась:

— Конечно, Лидуша, у тебя всё получится.

Первым был письменный экзамен по математике, который Лида сдала на 10 баллов из 10. Но вместе с ней его так же успешно сдали и многие другие. Тут нужно сказать, что медалисты тогда сдавали только один экзамен, и при получении максимальной оценки за первый экзамен сразу зачислялись в число студентов.

И вот после первого экзамена на желаемую Лидой специальность осталось всего 6 мест, а претендентов оставалось ещё немало. Сдаваться было не в характере Лиды, наоборот, такая ситуация только подзадоривала. Тест Лида тоже сдала на 10, и её немножко «отпустило», за сочинение она была уверена и даже хвастливо заявила бабушке, что «поступление, считай, в кармане».

Но… Увидев напротив своей фамилии оценку «6», Лида чуть в обморок не грохнулась. Ну как же так? Если бы по математике получила такую низкую оценку, было бы понятно, с математикой её иногда заносило, но сочинение? Этого просто не могло быть по определению, Лида всегда писала отличные опусы, которые зачитывались перед классом как лучшие! Нет, понятно, их деревенская школа не лучшая в мире, но всё-таки! И как бабушке на глаза показаться после такого хвастливого заявления?

Бабушка нашла её сама:

— Лидуша, не расстраивайся. Колледж тоже неплохо, даже полегче будет, — от таких слов Лиде хотелось зарыдать, — На апелляцию пойдешь? Надо бы ошибки посмотреть. Я узнавала, завтра с 14 часов в учебно-лабораторном корпусе…

— Нет, — Лида резко отказалась, — Ну поднимут мне на балл, погоды это не сделает, проходной-то 29!

Вечером к ним пришла тётя Нина:

— А что это у вас за траур? Никто не умер, чего кукситесь обе? Подумаешь! И вообще, я бы на твоём месте на апелляцию всё же сходила бы, — она повернулась к родственнице, — И ты, Маша, тоже сходи, посмотри, родителям же разрешается присутствовать.

— Да что я там пойму! Всю жизнь в институте биологии, какие еще сочинения!

— Тогда я пойду! – Нина решительно стукнула кулаком по столу, — Нужно знать, в чём ошибки, чтобы впредь их не допускать. Так что встречаемся завтра, поняла?

Лиде только и оставалось, что головой кивнуть.

На следующий день Лида с бабушкой в качестве моральной поддержки пришли на комиссию. Там их уже поджидала тётя Нина, которая и зашла вместе с внучатой племянницей в аудиторию, где заседала апелляционная комиссия. Им выдали Лидино сочинение, они сели за парту. Ошибок было много, в основном, пунктуационные. Лида сидела красная как рак, готовая заплакать, не понимая, как это она умудрилась наделать столько ошибок, тут и 6 баллов было много. Но тут тётя Нина протянула:

— А ну, глянь-ка! Разве это твой почерк?

Лида сквозь слёзы присмотрелась и обомлела, а ведь действительно, почерк не её! Но пока она что-то соображала, тётя Нина уже бушевала у стола комиссии:

— Это что такое? Как понимать? Подменили сочинение!

Члены комиссии стали перешёптываться. Система, якобы во избежание предвзятого отношения, была такая: все страницы письменной работы, включая обложку, маркировались шифром. Потом обложки снимались и откладывались в сторону, сочинения становились как бы обезличенными и проверялись без привязки к конкретному человеку. Так вот, на обложке Лидиного сочинения стоял один шифр, а на содержимом – совсем другой.

Стали разбираться, нашли Лидино сочинение, на котором гордо красовались 10 баллов. Была ли это действительно случайность, или чей-то умысел, так и не выяснилось, но в данном конкретном случае справедливость восторжествовала. Лида получила заслуженные 30 баллов и была зачислена студенткой.

Училась она неплохо, жила у бабушки Маши, стипендии и пенсии им на жизнь вполне хватало, мать, Катерина, отправляла из деревни продукты — мясо, овощи, молочные продукты.

Парни часто обращали внимание на симпатичную девчонку, но Лида, помня, как обожглась с Митькой, всех сторонилась:

— Ну её, эту любовь! Нам, бабуля, и без неё хорошо.

Но бабушка только качала головой:

— Нельзя жить без любви. Ничего, придёт твоё время.

С первого курса у них сложилась своя компания, четверо парней, она, Лида, и Жанна, весёлая разбитная девчонка, которую вообще неизвестно как занесло в университет. Поначалу объединяло, что все они были деревенские, к городу приспосабливались с трудом. Вместе было легче противостоять всем проблемам и городским зазнайкам, не знавшим с какой стороны к корове подойти, ну а потом привыкли друг к другу. Каждый из четверых парней пытался в свое время подкатить к Лиде, но она всем отвечала:

— Мы только друзья, и давай продолжим ими оставаться.

Они соглашались, переключали внимание на Жанну. К четвертому курсу Жанна определилась, выбрали в качестве постоянного бойфренда Вовчика, старосту их группы. Ну а Лиду, как ей казалось, приняли в качестве своего парня, и её это полностью устраивало.

На четвертом курсе Лида заметила, что один из преподавателей стал оказывать недвусмысленные знаки внимания, чем дальше, тем больше. Мужчина Лиде не нравился, да, молодой, да, симпатичный, но такой зануда, каких ещё поискать. Звали его Павел Иванович, но студенты быстро переименовали в Болваныча, и это тоже не придавало ему дополнительного очарования в глазах Лиды. Как преподаватель он был очень строгий, сдать ему даже простой зачёт было сложно, а уж предстоящего экзамена все боялись как огня.

За несколько дней до экзамена к Лиде подошёл Вовчик:

— Лид, мы тут решили перед экзаменом в лес выбраться, подышать кислородом, мозги проветрить. Ты с нами?

— А кто будет?

— Да все наши, никого лишнего.

— Тогда, конечно, поеду!

Бабушка не возражала, только головой покачала:

— Экзамены на носу, чего удумали? Готовиться нужно, тем более, говоришь, что преподаватель строгий.

— Вот мы и готовимся, бабуль. На природу хочется, воздухом подышать. Да мы ненадолго, не волнуйся!

В лесу было хорошо. Было самое начало лета, комары еще не озверели, деревья только-только распустили листья. Лида и Жанна бегали как два жеребёнка, разве что в траве не кувыркались. На душе у Лиды было так благостно, она смеялась:

— Какие же вы молодцы, здорово придумали! Я так счастлива!

Loading...

Перекусили нехитрыми припасами, захваченными из города, выпили пива. Лида прилегла на расстеленное покрывало и не заметила, как уснула. Проснулась резко, от того, что кто-то гладит её по лицу. Открыла глаза и в испуге отшатнулась, рядом с ней сидел улыбающийся Болваныч. Никого из друзей не было ни видно, ни слышно. Лида откинула чужую руку и вскочила:

— Где все? Откуда? Что происходит?

— Да брось ты, расслабься. К чему эти игры, не понимаю? – Болваныч схватил девушку за руку и притянул к себе. Та не удержалась и плюхнулась на него сверху, но тут же поднялась и отпрыгнула в сторону:

— Что вы себе позволяете?! Какого чёрта?!

Тот внезапно стал серьёзным:

— Погоди, это не игра?

— Да какая игра, с ума сошли что ли?! Куда все делись?!

Болваныч внимательно смотрел на девушку, потом вздохнул:

— Значит, ты не в курсе. М-да, молодцы, что тут скажешь, провели, как мальчишку.

— Вы о чём?! – Лида продолжала оглядываться, надеясь, что всё это шутка, — Я ничего не понимаю!!!

— Мне тебя продали. За положительные оценки на экзамене, — жестко произнёс Болваныч, — Да не реви ты, я что, зверь что ли? Не собираюсь на тебя кидаться.

Слово за слово, и Лида с ужасом узнала следующее. Вовчик случайно встретил Болвныча в пивном баре. Долго приглядывался, потом осмелился и подсел к подвыпившему преподавателю. А у того вдруг язык развязался, вот и выложил студенту, что страдает от безответной любви к Лиде. Вовчик быстро сообразил, что к чему и вкрадчиво предложил:

— Хотите, Лидка будет вашей? Я с ней договорюсь, без проблем.

Болванычу бы тут притормозить, но хмель в его голове не выветрился и он даже обрадовался:

— И что тебе нужно взамен?

Оказалось, положительные оценки за экзамен для пятерых:

— Я же не один буду Лидку уговаривать. И никто ни о чём не узнает, ни Вы, ни мы в огласке не заинтересованы.

На следующий день в университете парень подошёл к протрезвевшему Болванычу:

— Уговор, надеюсь, в силе? Девушка согласна, только она стесняется. Так что всё будет там, где она сама скажет.

И, услышав о согласии любимой, мужчина дал слабину. Вот он и оказался здесь, рядом с уснувшей Лидой.

— Они давно уехали. Да не бойся ты, сейчас и мы поедем. Присядь пока, вон, ноги дрожат.

Лида села чуть поодаль. Предательство тех, кого она считали друзьями, её потрясло. Краем глаза она продолжала следить за Болванычем, а тот, заметив это, усмехнулся:

— Что, совсем не нравлюсь? Уж как-нибудь переживу, хотя обидно, конечно. И хватит трястись, будто перед тобой чудище, готовое кинуться на тебя. Хотя... — он заметил испуг, — Да ладно, шучу я...

Через десять минут они уже шли к машине, оставленной неподалеку. Ехали молча, в городе Лида назвала адрес. Вышла, не прощаясь, но потом вдруг вернулась:

— Спасибо Вам, Павел Иванович. За всё.

Тот только хмыкнул в ответ.

В университете Вовчик и компания внимательно приглядывались к Болванычу, пытаясь понять, что там было и было ли вообще? Лида на последние занятия не ходила, на звонки не отвечала. Свои обещанные «автоматы» пятёрка предателей получила, хотя ждали чего угодно, вплоть до отчисления. Вовчик торжествующе сказал:

— Значит, рыльце в пушку! Считай, дипломы у нас в кармане!

Осенью узнали, что Лида взяла академ в связи с семейной ситуацией. Это ещё больше укрепило пятёрку во мнении, что всё плохое, что могло тогда с девушкой случиться, случилось, вот она и избегает всех. Когда стали распределять научных руководителей, все пятеро выбрали Болваныча. Жанна самодовольно говорила:

— Куда он денется? Еще и сам напишет за нас работы как миленький!

Так оно и случилось. Болваныч взял на себя написание дипломных работ, от студентов требовалось только прийти на саму защиту. Даже предзащиты не требовалось, так как именно он единолично ставил отметки о готовности работ. Тезисы к выступлению на защите он тоже взял на себя, но тянул до последнего.

А когда работы нужно было сдавать на кафедру, то есть за два дня до защиты, Болваныч просто перестал выходить на связь. Когда же его «подопечные» кинулись в университет, оказалось, что он уволился. Оформить академический отпуск им не позволили, приказ об отчислении вышел в конце мая, и четверо тут же угодили в весенний призыв. Как будто ворожил кто, всё как по нотам.

А что с Лидой? Сессию за четвертый курс она сдала по индивидуальному графику, Болваныч помог устроить так, чтобы она не пересекалась с обидевшими её «друзьями».

А в августе случился инсульт у Катерины, её матери, так что академический отпуск действительно был взят по семейным обстоятельствам. Лида уехала в деревню, ухаживать за парализованной матерью. В город перевозить её не стали, хотя бабушка и предлагала. До весны Катерина не дожила, тихо умерла во сне.

Родственники помогли с похоронами, продать дом и скот, и в апреле Лида вернулась к бабушке. И всё это время ей помогал Болваныч, вернее сказать, Павел Иванович. Хотя для Лиды за этот год он стал просто Пашей. Она даже удивлялась:

— Как он мог казаться мне занудой? Да он лучший человек на свете!

На предложение руки и сердца она ответила согласием:

— Но, Паша, у меня есть условие, ты должен сменить работу. В университете столько красивых девушек, я ревновать буду постоянно!

О том, что сотворил Паша с предателями, Лида узнала только через несколько лет, в 2003-м или 2004-м, когда на рынке случайно встретила Жанну. Та, как ни в чём ни бывало, кинулась на шею «подруге»:

— Ну куда ты пропала? Как дела?

Лида не нашла в себе сил оттолкнуть бывшую приятельницу, согласилась выпить с той чашечку кофе в маленьком кафе. Тогда-то и узнала, что никто из пятерых так и не восстановился в университете, двое из компании вернулись в свои деревни, еще один ходит по тайге, «он теперь на поиске костей мамонта специализируется, представляешь?».

Вовчик открыл автомастерскую, «ну, знаешь, возле «Ёлочки» (Лида сразу сделала в уме пометку, что на ремонт в сторону «Ёлочки» ездить не стоит), ну а сама Жанна удачно вышла замуж «мне теперь это высшее образование даром не нужно». На предложение встретиться и посидеть «нормально, как в старые добрые времена», Лида ответила отказом. Она вышла на улицу и позвонила мужу:

— Паш, я тебе сегодня говорила, что люблю тебя?

Автор: Хихидна

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...