Офигеть маманя...

Маша с Сергеем работали на даче, когда неожиданно приехала свекровь. Без звонка и предупреждения.

— А я свою дачу продала, буду теперь к вам ездить, — радостно сообщила Наталья Николаевна.

Маша с Сергеем аж опешили от такой «радостной» новости. В свое время, когда Сергей захотел отметить свой День рождения на даче матери, она в ультимативной форме заявила, что на даче надо работать, а не пьянки устраивать. Работать-то они работали, да только урожая никто не видел — все отвозилось на рынок. Денег с продажи тоже не видели. Во всяком случае Маша с Сергеем. Тогда и решили они купить дачу для себя, чтоб и поработать и отдохнуть так, как они хотят, а не так как мама прикажет.

— А что это ты решила свою дачу продать? — спросил Сергей.

— Так деньги нужны, Лизка машину себе собралась покупать, — ответила ему мать.

Лизка — младшая сестра Сергея. Когда все работали на даче, Лизка всегда отлынивала — то у нее уроки, то экзамены, то сессия, а то и просто «она же маленькая, замуж выйдет, еще наработается». Потом Лизка вышла замуж, а у мужа своя дача, которая досталась ему по наследству от бабушки. Там даже не дача, а домик в деревне, в котором и жила его бабушка. Теперь это их дача, куда они уезжают на все выходные.

— О как! — вскинул брови Сергей. — А что на Лизкину дачу ездить не хочешь?

— Да ну ее, — махнула рукой Наталья Николаевна, — там она хозяйка, никуда не подпускает. Понасажала всякую ерунду, все красоту наводит. Хотела я ей помочь, так она на меня заругалась. А я что, смотрю грядка вскопана и сорняками поросла. Я ее прополола и щавель посеяла. А Лизка увидала и ругаться стала, что я цветы дюже дорогие повыдергивала. А я что, знала что ли. Нет чтоб что-то дельное посадить, а она все цветы сажает!

— Ну и правильно, что поругалась, — не стал поддерживать мать Сергей. — Могла бы спросить, прежде чем хозяйничать на чужой грядке. На своей даче ты не очень-то позволяла нам хозяйничать.

— Потому я и уехала, — сокрушенно сказала мать, — пусть сама что хочет, то и делает. Я лучше у вас тут буду сажать. Грядку-то вы мне выделите?

— Нет, — ответил ей Сергей. — Ты дачу ради Лизки продала, вот она пусть тебе и выделяет грядку.

— Так я ж говорю, она меня никуда не подпускает! — чуть ли не со слезами ответила мать.

Маша отвела мужа в сторону и сказала:

— Сереж, не надо так с матерью. Пусть сажает на дальнем участке, у нас все равно руки до него не доходят, а она хоть душу отведет.

Дальний участок — это где-то одна сотка земли за кустами смородины. Они там сажали то, что не требовало ухода, обычно кабачки и тыкву.

— Ага, а она потом руки свои до всего участка протянет, — сопротивлялся Сергей.

— Да ладно тебе, — взяла его за руку Маша. — Жалко ее. Пусть занимается.

— Блин... — терзался сомнениями Сергей. Ему не хотелось делить этот участок с матерью, но в то же время и выгнать ее он не мог.

В итоге Сергей смягчился и выделил маме «грядку» за смородиной. Наталья Николаевна была рада и этому, она с азартом принялась засаживать ее овощами и зеленушкой. Урожай также никто не видел, он весь отвозился на рынок. Да его особо и не ждали, все, что было нужно, Сергей с Машей сами сажали.

Все было спокойно до тех пор, пока не начал созревать урожай. Она отвозила на рынок все, что могла собрать. И не важно, с ее грядки или с грядок сына. Сначала она собрала всю смородину. Потом клубнику. Потом вишню. Сергей просил ее не делать так, потому что ягоды не для продажи, а для еды. А когда Сергей с женой приехали на дачу и не обнаружили зрелых помидор, то он запретил ей вообще подходить к их части огорода. Если нужны помидоры для еды, то пусть берет, а собирать весь урожай и отвозить на рынок он ей запрещает.

Loading...

Но в следующий их приезд было то же самое. И тогда Сергей потребовал отдать ему деньги, которые она выручила с продажи их помидор. Мать очень сокрушалась, что плохо воспитала сына, что вырос он жадным и грубым и она не заслуживает такого отношения к себе. Сергей разрывался — ему было стыдно, что он вынужден так разговаривать с матерью и неудобно перед женой, потому что весь урожай был выращен ее руками. А Маша уже и не рада была, что уговорила мужа выделить ей участок.

Кульминацией их терпения было, когда они приехали на дачу, а там уже ни свеклы, ни моркови. И Натальи Николаевны нет, видимо на рынок все повезла.

— Все, я больше так не могу, — с горечью в голосе сказала Маша и села на порог веранды.

— А я тебя предупреждал, — ответил ей Сергей, садясь рядом с ней.

— Да знаю я, — согласилась с ним Маша. — Может замок сменим?

Замок сменили в тот же день. А на следующий день к ним домой заявилась свекровь и закатила скандал, что они сменили замок без ее ведома.

— Так ты без нашего ведома весь наш урожай на рынок свезла! — ответил ей Сергей. — Больше чтоб на нашу дачу без нас не приезжала. Если что-то нужно, поедешь вместе с нами и возьмешь только для себя. Не на продажу! Машка вкалывает все лето, а ты все увозишь. А деньги-то с продажи где?

— Так я тебе говорила, Лизка машину хочет себе купить, ей нужно еще денег добавить, — как ни в чем не бывало ответила ему мать.

— Офигеть! — в один голос возмутились Сергей с Машей.

— Так ее урожай и продавай! — вышел из себя Сергей. — Мы что должны на Лизку пахать?

— Вы у нас забираете, чтоб Лизке помочь! — возмущалась Маша. — Вот у нее на даче и хозяйничайте!

— Так я же уже говорила вам, бестолочи, — перешла на крик Наталья Николаевна, — она меня никуда не подпускает!

— Так и я не собираюсь вас больше никуда подпускать, — со злостью ответила ей Маша. Она злилась больше на себя за то, что не послушала тогда мужа.

— Ты как разговариваешь со мной?! — учительским тоном стала одергивать ее свекровь. — Я — мать твоего мужа!

— А не пошли бы Вы на ... к Лизке, мать моего мужа! — глядя ей в глаза сказала Маша.

Наталья Николаевна захлопала глазами и сказала:

— Я думала, ты хорошая женщина. А ты — гадкая хамка. И Сережа из-за тебя такой же стал. Пожалели урожай для матери.

После ее ухода осадок на душе Маши и Сергея остался тяжелый. Одно дело, если бы она сама нуждалась в деньгах и от безысходности продавала их овощи. Но другое дело, когда они весь сезон вкалывали на даче, а она не только без их ведома хозяйничала на грядках, так еще и лишала их урожая ради дочери. На этом ее «участие» в их дачной жизни закончилось. Зато для Лизки началось повторное внедрение ее мамы на ее участок.

Автор: Я Лидер

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...