Со счастливым концом

Мария Петровна сидела у окна.

Отмыть бы его, но ни сил, ни желания не было. Огород зарастал крапивой и лопухом. Но и это Марию Петровну не заботило. Да и прошедшая зима отняла последнее здоровье. Даже при желании борьбу с сорняками Мария Петровна вести бы не смогла. Сейчас и по дому она передвигалась с трудом. Какой уж там огород.

Зима была суровая, морозная. Старая печь чадила. Видимо забилась труба. Да и дрова нужно было экономить. Поэтому Мария Петровна старалась топить печь не каждый день. Тогда ходила по дому в валенках и потёртом пальто.

В магазин выходила ещё реже. Много ли ей надо. В феврале она слегла с сильной простудой. Думала всё, не выкарабкается. Ладно соседка Галина забежала проведать. Она то и вызвала врача. Врач осматривал Марию Петровну не долго. Потом покачал головой, посмотрел задумчиво.

— Лекарства не всегда помогают. Важно желание жить и бороться с болезнью.

— Пожила я своё. – Ответила Мария Петровна и отвернулась.

Это самое желание жить таяло с каждым днём. Да и зачем? Для чего? Для кого? Но болезнь всё же отступила. Галина забегала каждый день. Приносила горячий суп, заваривала свежий чай.

— Не суетилась бы ты, Галочка. – Уговаривала Мария Петровна. – У самой дома дел невпроворот.

— Ничего, ничего, успеется. – Отвечала Галина, проворно растапливая печь. – Я Василию своему наказала, он придёт в субботу, дров наколет. Вам тепло нужно, а вы…

Галине было чуть за сорок.

Бойкая, работящая, улыбчивая. Когда-то они с Николаем, сыном Марии Петровны учились в одном классе. Николай уехал потом поступать в город. Там и остался. Женился. Алёна, жена Николая была красавица. Изнеженная, правда, городская.

Бывало приедут в гости, дак ни воды набрать в колодце, ни с прополкой помочь. Но Мария Петровна за это на невестку не сердилась. Лишь бы Коленька счастлив был. Потом и внучок появился – Славик. Смешной такой, карапуз был. Как подрос чуть-чуть, стали на всё лето отпускать в деревню. Ребёнку в деревне самое то – и воздух свежий и раздолье. С Галкиными сыновьями и рос.

Потом стал приезжать реже. Как и всё семейство. Пару раз за лето, да после Нового года. Летом Алёна, жуя веточку укропа, выговаривала:

— Мария Петровна, ну куда вы такой огород засаживаете? В вашем-то возрасте.

— А вот вы в августе приезжайте, соберём урожай. На всю зиму вам овощей хватит. – Оправдывалась Мария Петровна.

— Мам, дело Алёна говорит. – Вторил жене Николай. – Ну, что мы не купим, что ли?

— Да то в магазине, химия одна! – Отмахивалась Мария Петровна. – А тут всё своё, натуральное.

К концу августа Мария Петровна крутила банки с хрустящими огурчиками, да сливовым компотом. Всё думала, откроют зимой компотик, вспомнят старую добрым словом. А с первым снегом усаживалась вязать носочки, да варежки. Для Алёны поменьше, розовые или жёлтые с узором из снежинок. Для Николая со Славиком серые, да синие. А уж в зимние каникулы дарила.

— Ну куда вы столько навязали? – Хмурилась Алёна. – Дома целый склад.

— Зато в тепле. – Улыбалась смущённо Мария Петровна. Она и сама понимала, что не носят её подарки особо. Алёна вон какая модница, а Николай всё на машине. Но всё же вывязывала заботливо петлю за петлёй.

Несколько раз звал Николай мать переехать в город.

— Квартирку купим тебе. И отопление, и вода.

— Нет сынок, не поеду. Тут мой дом, и детство, и молодость, и воспоминания об отце твоём. Тут моя жизнь. Вы лучше в гости чаще приезжайте.

— Чаще… А работа?

— А вы в отпуск. – С надеждой говорила Мария Петровна.

— Отпуск в деревне? – Удивлялась Алёна. – Год работать ради отпуска в деревне. Ну уж нет!

Мария Петровна только кивала в ответ. Быть ближе к сыну ей хотелось, но переехать она не решалась. Вся её жизнь прошла здесь. Раз только и ездили с отцом Николая в областной город. Молодые ещё были. Хотелось поглядеть, как в большом городе живут. А потом не досуг было. Да и что там в городе – суета, толкотня, пылища. То ли дело здесь в деревне. Хорошо им тут было, счастливо.

Муж Марии Петровны умер двадцать лет назад. Николай в институте учился ещё.

Непривычно, одиноко Марии Петровне было, но не звала сына обратно. Понимала, какие уж в деревне перспективы. Вот так и жила в ожидании, когда сын с семьёй в очередной раз приедут. А теперь ждать некого. Разбились они прошлым летом, когда в гости ехали. Авария страшная была. Лоб в лоб с фурой гружёной. Все трое погибли.

С того дня и пропал интерес к жизни у Марии Петровны. Сейчас, сидя у пыльного приоткрытого окна она вспоминала маленького Коленьку, Славика, лицом похожего на мать, но повадками на отца. Вспоминала и слёзы медленно ползли по морщинистому лицу.

Loading...

— Тёть Маш, как здоровье?! – Звонкий голос Галины вернул Марию Петровну к действительности. Соседка стояла у низенького забора напротив окна.

— Ничего, ничего, Галочка. У самой как?

— Вот и хорошо! Пирожков напеку сейчас, с лучком свежим, забегу на чай вечером. – Отозвалась Галина и поспешила к дому.

Через несколько часов Мария Петровна всё так же сидела у окна. Только прикрыла его. Вечерело, воздух становился свежее, да и комары. Соседские ворота распахнулись, из них выскочил Шурка, двенадцатилетний сын Галины. Следом вышла сама Галина, неся, укутанную полотенцем тарелку. За ней спешила Анютка, ведя за руку маленькую Зою.

Сестрёнкам было восемь и три. Семья у Галины была большая. Четыре старших сына, две младшие дочки. Да и сейчас Галина была в положении. Василий, муж Галины, мужчина крепкий, не пьющий, сам вырос среди девяти братьев и сестёр. Поэтому с детства мечтал о большой дружной семье. Галина была этому только рада.

— Шурка, воды натаскай! – Командовала Галина сыну, заходя в дом Марии Петровны. – Сейчас, тёть Маша, живо управится. Не успеют пироги остыть.

— Галочка, возишься ты со мной, старухой.

— Ну не чужие небось, столько лет бок о бок живём. Таблетки то пили сегодня? – Тараторила Галина, доставая из шкафа кружки.

— Пила. – Вздохнула Мария Петровна. – Да на кой они мне. Поскорей бы прибрал меня Всевышний.

— Это вы зря! А раз верите во Всевышнего, то знать должны, грех такое говорить. Не все видать земные дела ещё переделали. Вот и не забирает.

— Да какие уж у меня дела.

— Баба Маша, а это что? – Спросила Анютка, указывая на недовязанную варежку из которой ежом торчали спицы. Пока взрослые разговаривали, сестрёнки обследовали комнату в поисках чего-нибудь интересного.

— Это варежечку я вязала, да не закончила. – Отозвалась Мария Петровна.

— Красивая. Розовая. Мягкая какая. – Анютка нежно погладила варежку. – Подарите мне, пожалуйста, когда закончите. – Улыбаясь попросила девочка.

— Отчего ж не подарить. – Растерялась Мария Петровна. – Подарю.

— А для Зои свяжете, поменьше? Красненькие.

— Уймись! – Шутливо прикрикнула на дочь Галина.

— А я может и сама вязать научусь. – Мечтательно проговорила Анютка. – И себе и Зое свяжу. И Шурке. И… всем свяжу! Баба Маша, научите меня вязать.

— А ты приходи, приходи, Анечка. Да вот хоть завтра приходи, начнём учиться.

— Приду! – Пообещала Анютка.

Шурка вернулся с двумя вёдрами воды. Электрический чайник, подаренный когда-то Николаем, услужливо вскипятил воду. Уселись чаёвничать.

— Опять мальчишку обещают. – Сказала Галина, кивая на круглый живот. Рассмеявшись, добавила. – Как-то не вовремя в этот раз собрались. К концу лета по сроку. А там как раз урожай. Как всё успевать буду, ума не приложу. Ну да как-нибудь управимся.

Галина рассказывала и рассказывала.

Что старший на летнюю практику в этом году в городе останется. Что у среднего чуть две двойки годовые не вышли. Что Василия на работе повысили до бригадира. И что-то ещё. Мария Петровна слушала в пол уха. Смотрела на Галину. На ребятишек, уплетающих пирожки. И на душе у неё становилось светлее, теплее.

Захотелось к утру быть здоровой, чтобы учить вязать Анютку. Да и вообще, пряжи вон как много в шкафу. И малышу, который скоро появится костюмчиков навязать хватит, и носочков, варежек разноцветных на всех. А если не хватит, то и докупить можно.

А к концу лета нужно совсем поправиться, а то, и правда, кто с засолками да с маленьким Галине поможет? Их то с Василием родителей давно в живых нет. А малышам без бабушек плохо. Бабушки обязательно должны быть. Сухие губы Марии Петровны растянулись в лёгкой улыбке от этих мыслей. Маленькая Зоя потёрла кулачком глаза и зевнула.

— И сказки, сказки все вспомнить надо. – Спохватилась вслух Мария Петровна.

— Какие сказки? – Удивилась Галина.

— Со счастливым концом. Обязательно со счастливым концом. – Мария Петровна погладила сонную Зою по головке.

Теперь она снова чувствовала, что нужна...

Автор: Светлана Гесс

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...