Пупыниха

Муха на окне жужжала тонко и пронзительно. Вовка открыл глаза. Солнечный лучик ласково скользил по подушке и по Вовкиному носу. Он улыбнулся и «сладко» потянулся. Под одеялом тепло и уютно. Нужно было вставать, но так не хотелось!

-Мам, — позвал несмело. И ещё громче, — маам!

Мама вошла в комнату, вытирая руки об передник.

-Проснулся? Чего кричишь? Подойдя к кровати, наклонилась и поцеловала нежно в курносый нос.

— Доброе утро, сынок! Вставай, пострелёнок!

Вовка обхватил руками маму за шею. Она пахла молоком, хлебом и ещё чем- то вкусным и родным. Раньше, когда они жили в большом городе, его будил и поднимал по утрам в детский сад папа. Они вместе делали зарядку, чистили зубы, брызгались водой и смеялись, а мама ворчала и торопила их. Но потом всё изменилось.

Однажды папа не забрал его из сада, и он просидел там со сторожем до самой ночи. Мама пришла очень поздно с красным, распухшим от слёз лицом и сказала, что папы больше нет, и что теперь он главный мужчина в их семье. Что точно случилось, Вовка не знал, но позже, со слов взрослых понял, что папа разбился на чужой машине. За эту машину страшные дядьки забрали их квартиру. Вскоре они переехали в деревню к бабушке.

Деревня была большая. Она тянулась вдоль реки и заканчивалась лесом. Вот возле этого леса и жила баба Аня, а сейчас и они с мамой. Деда у него не было, он умер, когда Вовка был совсем маленький и, значит в их семье главный мужик – это он!

Бабушка и мама работали на ферме. Теперь Вовка знал, что это такой большой дом, где живут свиньи и коровы, и даже лошади. Мама показала ему всех животных, когда брала с собой на работу. Ему ферма не понравилась. Там так воняло! Он затыкал нос, а мама с бабушкой смеялись…

Мальчик шмыгнул в холодные тапочки и побежал в пижаме по нужде на улицу. Августовское воскресное солнечное утро обдало семилетнего мальчика своей прохладой. Он поёжился. То тут, то там горлопанили петухи. Где-то вдалеке разодрались собаки. Они громко лаяли и визжали. Бабушка вышла из сарая, ворча:

— Опять подкоп к курицам кто-то делал. Чупакабра, что ли завелась?

«Скоро осень, — подумалось по-взрослому грустно и тревожно, — скорей бы в школу!» Его маленькое сердечко радостно забилось от этой мысли. Они с мамой уже всё приготовили к школе. А новенький ранец был такой «классный»! И читать он научился за это лето, а вот писать не очень…

Завтракали кашей и оладьями.

-Вовка, а мы с бабушкой решили сегодня за грибами сходить. Ты с нами, или мал ещё? – мама хитро улыбнулась и подмигнула бабушке.

— Ш вами конешно!– возмутился Вовка ртом, набитым горячей оладушкой и холодным молоком.

Собрались в поход ближе к полудню. Лес встретил их прохладой. Стояли последние деньки августа, хотя лес ещё был зелёный. Вовке грибы попадались повсюду, но мама сказала, что не все они одинаковые и показывала, какие съедобные, а какие поганки. Бродили долго. Бабушка ушла далеко и не отвечала на мамино «Ау».

Солнце собиралось уже к закату, когда мама сказала, что пора домой. Большая корзина и пакет были полностью заполнены дарами леса. Вовкино ведро с грибами неприятно тянуло руки вниз, но он не ныл. Он же мужик! Нужно было выходить из леса, но куда? Мама почему-то занервничала. Похоже, они сбились с пути.

-Вовка, не отставай! Она не знала куда идти. Пошли в одну сторону, — уткнулись в болото, в другую, — в непролазный валежник. Вернулись обратно. Лес их закружил. Стали кричать бабушку, но осиновые листья громко трепетали на ветру так, что ничего не было слышно. Бабушка не отзывалась. Мама села на траву, не зная, что делать. Прошло минут пять. Вдруг за их спинами затрещали сухие ветки валежника. Кусты раздвинулись, и перед ними появилась…баба яга. Настоящая! Мама вскочила на ноги.

Вовка обомлел. Бабка, скрюченная до земли, сбросила с себя вязанку сухого валежника и подошла ближе.

-Што, ишпугались? Да не бойтесь, я давно уже маленькими мальчиками не питаюсь!- прошамкала она, хитро подмигивая маме, и захохотала скрипучим смехом, показывая беззубый рот. При этом её крючковатый с бородавками нос смешно дёргался.

-Заблудились, што ли?- продолжала она, не обращая внимания на опешивших маму и Вовку.

-Чьи будете то? Нюркины, што ли?- то ли спрашивала, то ли утверждала и, не дожидаясь ответа, снова взвалила на себя огромную вязанку сухого хвороста, пошла вперёд. Затем оглянулась, сверкнув из-под бровей тяжёлым взглядом, добавила:

-Ну, чё рты раззявили, за мной идитя.

Мама с Вовкой покорно, подхватив грибы, пошли за бабкой. Старуха шла уверенно вперёд, раздвигая высокую траву и, вскоре появился просвет. Они вышли на широкую поляну. Вдалеке виднелась их деревня. На другом конце поляны появилась из леса бабушка Аня. Баба-яга засмеялась противным смехом, махнула рукой и пошла, согнувшись до земли под своей ношей, в сторону деревни.

-Спасибо вам, — как то неуверенно пролепетала мама, но баба-яга только ещё раз махнула рукой, как бы отмахиваясь от неё, и засеменила скорым шагом в сторону деревни.

Подошла бабушка.

-Мама, ну где тебя носит! – отчаянно выговаривала мама бабушке Ане. Мы заблудились, хорошо, что нас эта старушка вывела из леса.

-Наташа, ну как можно заблудиться в трёх соснах! Ты же в детстве ходила в этот лес!

-Бабуля, а это настоящая баба-яга была?- спросил изумлённый и напуганный мальчик.

-Ну, что ты Вовка, это Пупыниха! А вообще-то, она вредная, как ведьма.

Вечером, за ужином, Вовка неожиданно спросил:

-Бабуля, а почему Пупыниху так зовут?

-Не знаю точно, но её и в молодости уже так звали. Говорят, что в детстве она была очень толстая. Родители были зажиточные, хозяйство большое держали. Выйдет на улицу с куском хлеба и сала, ну и ест на скамейке возле дома. А то, намажет мать ей сливочным маслом хлеб, да сахаром посыплет. Вкуснота! Ребятишки босоногие вокруг бегают, слюнки глотают. А она ни за что не даст, даже откусить. За то и друзей у неё не было. Толстущая была! Ходила всегда — живот впереди несла. Мальчишки «жиртрестом» и «жирдёхой» дразнили:

Loading...

-Смотри, пузо от жира лопнет, пуп разойдётся! — кричали ей вслед

Я- то помню её уже взрослой. Мне лет десять было, а ей тогда за тридцать перевалило или около того. С парнем она встречалась. Тракторист Гришка. Моложе её. Она справная была. Не худая, но и не толстая. Не красавица писаная, но и не страшненькая. Нос только длинный помню, был у неё. Поженились. Сынок родился.

Мальчику лет восемь исполнилось в тот год. Вода по весне высокая была. Мужики строиться задумали. Лес по реке из «таёжки» сплавляли. А мальчишки бегали по брёвнам, особенно, где заторы. Перепрыгивали с одного бревна на другое. Брёвна мокрые, скользкие. Большие то ребята, если и упадут в воду, — подтянутся, залезут опять, а пупынихин — маленький, да щупленький был. Ну, и упал, а бревно сверху краем поднялось, да и по голове. Он, как камень ушёл под воду. Под сплав его затащило. Трое суток искали. Нашли ниже по течению. Пупыниха умом тронулась. А Гришка запил.

Его зимой замёрзшего возле леса нашли. Домой шёл из МТС. С мужиками после работы выпили изрядно. Метель поднялась. Его оставляли в гараже переночевать, но он заартачился. На развилке не туда свернул. Видно сел передохнуть, его и замело. Пупыниху из «дурки» выпустили. Вроде отошла. Но странная стала, нелюдимая. Лет уж пятьдесят одна живёт, ни с кем не общается. Козу держит. Травы собирает и лечит ими, когда к ней обращаются.

Бабушка замолчала. Мама стала убирать посуду со стола.

-Да…судьба редко кого балует, — задумчиво сказала мама. И Вовке тоже стало жалко Пупыниху.

Сентябрь стоял солнечный и звонкий. По утрам уже прохладно, иногда до заморозков, а днём припекало, точно летом. Воздух был чистый и прозрачный. Лес одевался в рыже-пурпурный наряд. Выкопали картошку. Вовка уже вторую неделю ходил в школу. На всю жизнь, наверное, ему запомнится и первое сентября, и учительница, добрая и строгая, которая за руку вела его в класс с линейки, так как он первым стоял в строю, как самый маленький ростом.

Отметки первоклассникам не ставили, но Ольга Ивановна постоянно его хвалила и говорила, что он старается, но нужно больше писать, чтобы выработать почерк. Он познакомился с двумя мальчиками со своей улицы — Славкой и Колькой, они учились во втором классе. Со школы шли вместе, когда совпадали уроки. Так как школа была на другом конце деревни, мальчишки показали ему короткий путь, который пролегал через пустырь и пупынихин огород. Иногда его после школы встречали бабушка или мама.

В тот день Вовке повезло. Учительница поставила в тетрадку две красные звёздочки и его записали в библиотеку. Там ему выдали книжку «Волшебное слово». Настроение было отличное, когда первоклассник вышел из школы. У Славки и Кольки был ещё урок, и мальчик пошёл домой один по пустырю, заваленному мусором (старыми вещами, банками и прочим хламом). Приходилось выбирать дорогу, чтобы не наступить на что-нибудь.

Вдруг Вовка услышал странный звук. Он поднял глаза и обомлел. Впереди стояла свора собак. Их было много. Мальчик попятился и хотел побежать назад, но было поздно. Собаки его уже окружили. Самая большая подошла близко и, опустив морду до земли, оскалила зубы. Вовка закричал, не слыша своего голоса. В этот момент пес набросился. Он пытался закрыться портфелем, но озверевшее и, почувствовавшее добычу животное, вырвало ранец и уже терзало по земле.

Ребёнок упал, закрываясь руками, но чьи- то зубы больно вонзились ему в плечо и мальчик потерял сознание. Вовка не видел, как по огороду бежала скрюченная баба-яга с лопатой. Она с лёгкостью перемахнула через забор и стала налево и направо бить озверевших животных. Собаки опешили, но их было очень много и они уже почувствовали кровь. Обступив старуху и лежавшего на земле мальчика, псы пошли в атаку. Бабка тоже словно озверела. Она орала своим противным голосом, махала лопатой. Большая собака прыгнула ей на горбатую спину и вцепилась в шею. Теряя от боли сознание, Пупыниха рухнула на мальчика, закрывая его своим телом и длинной до пола юбкой…

В это время в деревне обычно безлюдно. Молодёжь в школе, взрослые на ферме или в поле. Зоотехник с помощником возвращались из района. Они договорились на партию кормов и новые прививки для коров. Подъезжая проселочной дорогой к своей деревне, зоотехник заметил какое-то движение в траве возле огородов и рычание.

-Серёга, ну-ка заверни к Пупынихиному огороду. Не пойму, что там такое?

Серёга ловко повернул машину и стал приближаться к месту происшествия. Открывшаяся картина привела их в ужас. Стая собак, заслышав звук мотора, стояла на изготовке. Всё было залито кровью. Кругом валялись растерзанные тетрадки и книжки. Бабка лежала лицом вниз, с обглоданной до кости рукой.

Собака стояла у неё на спине и пыталась рвать ей шею. Обезумевшие мужики выскочили из машины и стали бить и отгонять собак, чем придётся. Псы хватали их за ноги, бросались на грудь. Серёга поднял окровавленную лопату и наотмашь лупил свору. Собаки визжали, лаяли. У вожака по голове текла кровь. Со стороны деревни на шум бежали люди с вилами и ружьями, стреляя в воздух. Вожак, подняв морду, завыл и, скаля зубы, как бы огрызаясь, побежал к лесу. Вся стая бросилась за ним.

Бабка застонала. И тут только мужики увидели, что под старухой ещё кто-то есть.

-Серёга, «скорую» вызывай, бабка вроде жива.

Когда подняли Пупыниху и положили рядом на траву, то увидели бледного окровавленного мальчика. Он тоже был без сознания…
Солнечный осенний лучик скользил по подушке и по Вовкиному курносому носу. Мальчик открыл глаза. Белые больничные стены пугали своей строгостью.

-Где это я? Сознание медленно возвращалось в детскую головку. Он пошевелился.

Мать, сидевшая рядом, обрадовалась.

-Вовка, сынок, ты очнулся! – и заплакала.

У Вовки очень болела забинтованная рука и плечо. Мальчишка вспомнил всё.

-Мама, а мне собаки руку откусили, я писать уже не смогу?

-Нет, сынок. Не откусили. Порвали только. Тебе операцию сделали. До свадьбы заживёт, — пошутила мама, — спасибо Пупынихе. Накрыла она тебя своим телом. Спи родной…

Пупыниху хоронили всем селом. Собаки повредили ей обе руки и ногу. Сердце старой женщины не выдержало на операционном столе.

На другой день после случившегося, обозлённые деревенские мужики, втихаря от властей перестреляли всю свору озверевших собак. Ни много ни мало сорок тушек свалили за околицей в большую яму и завалили землёй. Возле леса нашли собачьи норы с выводком щенят. Их разобрали деревенские по дворам.

Вовка пропустил в школе только одну четверть. Рука писала ещё плохо, но он разрабатывал её каждый день. Ольга Ивановна хвалила. А мальчишки считали его героем!

Они с мамой ходили на кладбище и принесли на могилу Пупынихи большой букет цветов.

На табличке, прикреплённой к кресту, было написано, что по настоящему это была Попкова Раиса Михайловна, и в день её смерти ей исполнилось ровно девяносто лет. Мама заплакала.

-Надо же, как судьба распорядилась! Спасибо тебе, Пупыниха! За лес спасибо и, особенно, за сына спасибо! Пусть земля тебе пухом будет!

Когда на новогодние праздники в школе шёл спектакль и к ёлке выскочила баба-яга, Вовка заплакал и вышел из зала. У него резко заболела рука. Он вспомнил Пупыниху!

Автор: Наталья Ковалева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...