Прадед в седьмом колене

Что беда приходит не одна, Иван слышал. Одно дело слышать, другое – когда к тебе приходит. Сначала деда парализовало, а у того из родственников лишь внук, который по две смены с завода не выходит.

А живёт дед на окраине города в старом-престаром доме, родовом гнезде. Правда, от гнезда того в жилом состоянии одна комната с печкой осталась. Вот дед там и ютится. Внук всё уговаривал к нему в квартиру трёхкомнатную перебираться. Квартира новая и с ипотекой только что рассчитался.

Уговорил бы, но пришла беда более страшная – у сыночка рак крови обнаружили. Его Кирюша, которому недавно четыре года исполнилось, может умереть. И лишь в Израиле лечат эту болезнь. Нет, лечат-то везде. Вот только успехов в этом лечение лишь их профессора достигли. Стоит это сто тысяч долларов – семь миллионов рублей. И негде эти деньги взять.

— Ваня, ну что делать? – на него смотрели красные от слёз глаза жены.

— Я нашёл покупателя на квартиру, — голос мужа был твёрд. – За два миллиона рублей. Сейчас лето, поживём у деда.

— Нам нужно семь.

— К Юрке пойду.

— У него и без нас проблемы.

— Знаю, — стал одеваться. – Больше идти некуда.

***

Юрка – друг, вместе воевали в Южной Осетии. Сейчас у него свой бизнес, Ивана сколько раз звал присоединиться. Но для Вани завод родным стал. Там всё честно и понятно: сколько заработал – столько и получил. А в бизнесе этом всё как-то мутно и неопределённо. К тому же в последнее время у друга-бизнесмена проблемы начались. И крупные, похоже.

***

— А где твои? – Иван с удивлением оглядел опустевший коттедж друга, остановил взгляд на бутылке водке на столе.

— Отправил я их за границу, опасно им здесь оставаться, — тот подошёл к шкафу, достал ещё одну рюмку, налил водки. – Всё у меня рушится – душат конкуренты. Вот коттедж заложил. Пытаюсь выкарабкаться, но, чувствую, не дадут. Давай, выпьем!

Выпили, к закуске не притронулись оба. Юрий посмотрел на бледное лицо друга:

— А у тебя что? Убитый ты какой-то.

Иван зажал голову руками, пытаясь справиться с подкатившим к горлу комком, помотал головой.

— Рассказывай! – потребовал друг.

— У Кирюхи рак крови.

— Ты что? А врачи что говорят?

— Нужна операция в Израиле, в течение месяца-двух. Затем болезнь перейдёт в другую стадию, из которой нет возврата. Да, только цены у них там заоблачные. Квартиру продал, но даже половины сумму не набрал.

Юрка немного продумал, затем тряханул лежащий рядом пакет, из которого на стол выпала булка хлеба и сыр. Шатающейся походкой подошёл к шифоньеру. Несколько минут там повозился.

Вернулся, поставил пакет на стол и пододвинул к Ивану:

— Возьми, здесь пять миллионов рублей. Больше у меня нет… совсем.

— Юрка, ты что? Я не могу взять.

— Помнишь, как ты меня раненого три километра тащил?

— А ты меня от снайпера спас.

— Так неужели деньги дороже нашей дружбы? – Юрка улыбнулся. — Бери!

— А как же ты?

— Пойду к тебе на завод.

***

Уже неделю жена с сыном в израильской клинике. Звонил, сказала – операция прошла удачно. Через три недели выпишут.

Сегодня на заводе получка. Вернулся в полуразрушенный дом к деду. Тот неподвижно лежал на кровати. Иван прислушался: дышит!

Пошёл на кухню готовить обед. Пока варился суп, набрал номер телефона друга.

— Привет, Юра! Как у тебя?

— Плохо! Через десять дней суд. Меня признают банкротом. Продал «Лексус» — выдал рабочим зарплату. С этой волокитой денег им ещё месяца два не видать. Взял Ладу-Калину, пробег – сто тысяч, но ещё ездит. А у тебя как?

Ответить Иван не успел:

— Ваня! – послышался тихий голос деда.

— Извини! – крикнул в трубку и бросился к постели.

— Внучок, — старик ели шевелил губами, – умираю я.

— Ты что дед?

— Похорони меня по нормальному.

— Да ты что, в самом деле! Сейчас есть будем.

— Слушай меня, внучок! Плохим я был дедом, и отец твой от пьянки умер, и все предки твои до шестого колена были непутёвыми. А в седьмом колене твой дед был колдуном – это он проклял всех нас. Сходи на старое кладбище, найди его могилку. Попроси прощения за меня и отца своего. Ваня – это моя последняя просьба.

— Дед, а как найти его могилу?

— Не знаю я, — на лице старика появились слёзы. – Об этом меня мой дед, умирая, просил. Но я так и не нашёл. Может, и нет уже его могилки. Фамилия его такая же, как и наша — Чернов, а звали – Андрей… Прощай, внучок!

Тело старика дёрнулось и застыло.

Из ступора вывел звонок телефона:

— Ваня, что у тебя случилось? – раздался взволнованный голос друга.

— Дед умер.

***

Похоронил деда на новом кладбище. Похоронил достойно и поминки достойные справил.

Жена с сыном за границей. Один в пустынном доме. И конечно, мысли разные в голову лезут – про отца, про деда и про того прадеда в седьмом колене.

Собрался и пошёл на старое кладбище.

***

Кладбище огромное – два века на нём жители города хоронили своих умерших предков. Рядом церквушка ветхая. Где искать этого прадеда? Могилки все заросшие, что написано на надгробьях – не разберёшь. Да, и самих надгробий раз-два и обчёлся.

Долго ходил, уже на другую сторону кладбища вышел. Сел на большой камень. Что делать? И тут увидел на камне том буквы высеченные. Встал, пригляделся. Буквы странные, но разобрал: «Чернов Андрей», а ниже дата 1833 – 1899 год.

Словно, кто-то привёл его к этой могилке. Огляделся:

«Надо к церквушке сходить, лопату попросить. Вон мужики, какие-то идут, спрошу дорогу».

Подошли двое мужчин:

— Что земляк, могилку родственника нашёл? – кивнул один на камень.

— Да, прапрадеда.

Второй присел на корточки, присмотрелся к надписи:

— По-моему, ты пару-тройку «пра» пропустил.

— Что ж ты о могилке своего родственника позабыл? – улыбнулся первый.

— Мужики, что-то я не понял – вы о чём?

— Что с могилкой делать будем?

— Помочь хотите? — обрадовался Иван.

— Дошло.

— А что вы можете сделать?

— Хоть обелиск – лишь бы у тебя деньги были.

— Оградку сделаете?

— Да, прямо сегодня.

— Сколько?

— Плохенькую за пять, получше – десять.

У Ивана было десять тысяч и какая-то мелочь.

— За десять, — немного подумав, махнул он головой.

Loading...

— Уже едем, — старший достал телефон и что-то крикнул в него.

***

К вечеру, вокруг камня стояла свежевыкрашенная оградка. Пока её варили, Иван успел вскопать землю. Рабочие ушли.

— Дед Андрей, прости моего отца и деда! – произнёс Иван в сторону камня. – Прости и меня! Не могу сейчас сделать тебе хорошее надгробье. Не обижайся! Сын у меня болеет. Я буду к тебе часто приходить.

***

Уснул этим вечером Иван моментально, едва коснувшись подушки. И снился ему сон похожий на явь. Словно он в этом же доме. Да, только дом совсем новый. Комнаты чистые и светлые, но какие-то старомодные.

В спальне на кровати лежит старик, так на его деда похожий. Рядом мужчина стоит, сняв шапку и опустив голову. А одежда на нём тоже какая-то старинная. И говорит лежащий на кровати старик:

— Умру я ни сегодня – завтра. Оставляю тебе дом, деньги на мои похороны и на жизнь твою беспутную на первое время.

— Отец, а остальные деньги? – мужчина удивлённо поднял голову.

— Не нужны они тебе – прокутишь ты их, пропьёшь в кабаках. Они достанутся тому моему наследнику, которому нужны будут, и которому сам захочу их отдать.

— Как же ты ему их передашь?

— А я их в банку железную закатал, а банку ту спрятал. Можешь не искать – не найдёшь. А кто найдёт случайно – тому я взять не позволю. И чтобы за моей могилкой постоянный уход был.

— Отец, а если этот наследник, через сто лет или через двести появится? Зачем ему твоя банка с прошлым нужна будет?

— Моя банка будет с настоящим, — старик легонько махнул рукой. – Всё – иди! И помни: пока твои наследники будут непутёвые, как ты, моё наследство они не получат.

***

Иван проснулся среди ночи, потряс головой:

«Что это? Сон. Ясный, словно фильм смотрел. Старик умирающий – точь-в-точь мой дед, и похож на него».

Встал, подошёл к столу, хлебнул из чайника воды. Лёг на кровать и закрыл глаза… или не закрывал.

Перед ним появился старик, которого Иван только что во сне видел.

— Спасибо, за всё, мой далёкий правнук! – произнёс тот. – Знаю, что тебе сейчас очень трудно. Не печалься – помогу тебе. Семь поколений я ждал, когда ты появишься. Завтра утром зайдёшь в наш сарай. Там на верстаке наковальня небольшая стоит. Посмотри внимательно – вверху с правого боку отыщи штифт. Он совсем не заметен – поскреби ржавчину. Затем ударь чем-нибудь по этому штифту. Вылетит тот – под конус его сточили. И откроется тебе банка. Банка с твоим настоящим.

Не знаю ваших законов, но боюсь, что содержимое банки может принести тебе не только радости, но и неприятности. Знаю, не сможешь ты сам этим распорядиться. Но у тебя есть друг – доверься ему. Я буду рядом и помогу тому, когда понадобиться.

А теперь – спи! Утро вечера мудренее!

***

Утро. Иван долго лежал в кровати, вспоминая ночной сон. Сон ли? Встал, оделся, вышел во двор.

Сарай. С трудом открыл дверь. Верстак из дубовых досок, обитый железом. На нём наковальня полметра в диаметре и сантиметров тридцать в высоту. Всё покрыто ржавчиной – похоже, последние лет двадцать сюда никто не заходил.

Стал исследовать наковальню. Рассмотреть что-либо, несмотря на открытую дверь, было невозможно. Достал сотовый телефон, включил фонарик. Одна ржавчина, толстым слоем, покрывающая железный цилиндр.

Вернулся в дом взял свой ящик с инструментом и вернулся в сарай.

Достал зубило и стал им скоблить ржавчину с правой стороны. Показалась еле заметная окружность по центру цилиндра. Взял выколотку, приставил и ударил молотком. Никакого результата. Ударил сильнее… ещё сильнее. Штифт немного вдавился и от следующих ударов стал выходить с другой стороны.

Иван вытащил его полностью. Молотком обстучал цилиндр у самого верха. По окружность появилась трещина, отделяющая крышку от банки. Взял зубило и, постукивая по нему молотком, стал расширять трещину. Когда она стала достаточно широкой, вставил туда конец монтировки и стал раскачивать.

Наконец крышка упала и открылась поверхность, залитая чем-то белым, похоже, воском. Убрал этот воск. Взору предстала другая крышка, меньшим размером, которая подалась на удивление легко. А под ней… плотным слоем лежали монеты… золотые монеты.

Взял одну. На чеканке узнавался портрет последнего российского царя Николая Второго. Надпись «НИКОЛАЙ II ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОСС». Последние буквы заходят за обрез шеи профиля императора. На другой стороне: «15 РУБЛЕЙ 1897 Г.» Гурт с надписью «АГ ЧИСТОГО ЗОЛОТА 69,36 ДОЛЕЙ».

Несколько минут Иван стоял, потрясённый этой находкой. Положил монету обратно и закрыл крышку. Открыл – монеты не исчезли.

Вышел из сарая, вспоминая сон и сопоставляя его с находкой. Достал телефон:

— Юра, приезжай немедленно!

— Ваня, что-то случилось?

— Бросай всё и приезжай!

***

Через полчаса подъехала «Лада-Калина» друга. Тот выскочил из машины и сразу крикнул:

— Вань, что случилось?

— Юр, слушай и не перебивай! У меня и так голова кругом идёт, — и руки сами невольно обхватили голову. – Мне приснился сон. Дед в седьмом колене оставил мне клад, банку, как он сказал, с моим настоящим…

— Ваня, ты что мелешь?

— … и сказал, как его найти, — Иван, словно не слышал слов друга, а ноги невольно несли его к сараю. – Смотри!

Ваня подошёл к верстаку и открыл крышку. Минут на пять друг потерял дар речи. Затем взял монету, внимательно рассмотрел и с трудом выдавил:

— И что ты с ним собираешься делать?

— Представления не имею.

— Ваня, клад чистый… оставлен тебе дедом, — похоже, у друга созрел какой-то план.

— Что, что, Юра?

— По закону ты должен отдать его государству. И через некоторое время получишь свою долю, небольшую и не скоро. Но клад оставлен прадедом и именно тебе. А деньги желательно получить поскорее. Улавливаешь мою мысль?

— Ну, не совсем.

— Можно попробовать реализовать клад самим, но есть вероятность вляпаться в нехорошую историю. Ваня, рискнём?

— Можно. А как?

— Если ты мне полностью доверяешь, я забираю золото и реализую его оптом. Это будет чуть ли не в половину меньше, чем в розницу. Получится – все наши проблемы будут решены.

Не получится – за всё отвечу я один. Ну?

— Хотелось бы, чтобы всё получилось.

— Если всё пройдёт успешно, — Юра улыбнулся, – дашь мне взаймы? Так хочется этих конкурентов уничтожить.

— Если получится, ты истратишь столько, сколько нужно, и без всякой отдачи.

— Не, Ваня, без отдачи я не возьму.

— Юра, а ты помнишь, как меня от снайпера спас?

— А ты меня раненого три километра тащил!

— Давай, забирай!

— Если у меня получится всё, что задумал, — Юра хлопнул друга по плечу, – в моём бизнесе мы равноправные партнёры. Этот вопрос не обсуждается.

***

Пересчитали монеты, их оказалось ровно две тысячи. Аккуратно упаковали и уложили в Юркину машину. И тот уехал, сказав на прощание, что звонить друг другу пока не стоит.

***

Прошло десять дней. Ваня сидел в своём доме. Жена с сыном ещё не вернулись. Юрка исчез. Денег – нет. Хорошо хоть ребята на заводе подкармливают.

«Лада-Калина» подъехала к дому как-то неожиданно, из неё вышел друг. Он шатался от усталости, виски поседевшие. Ударил по протянутой руке и кивнул на дверь.

В комнате Юрка буквально рухнул на стул. Достал из кармана бутылку коньяка:

— Давай рюмки. Устал, как собака, и не помню, когда последний раз спал. У тебя остаюсь ночевать.

Иван выставил на стол рюмки:

— За что пьём-то? Получилось?

— Получилось, Ванька! Всё получилось! Монеты реализовал. Бизнес свой не только спас, но и конкуренты сами с поклоном пришли. Теперь мы с тобой олигархи, пока, правда, регионального масштаба, — наполнил рюмки. – Вот за это давай и выпьем!

Выпили. Друг продолжил:

— Ваня, завтра без разговоров увольняешься со своего завода. У нас теперь свой завод, работы выше крыши. В год прибыли будет выходить чистыми, по моим подсчётам, миллион… долларов.

— Ты что, серьёзно?

— Серьёзней некуда! Деньги начнут поступать со следующей недели. Вернутся твои из Израиля, поживёте пока у меня. С завтрашнего дня начнёшь строить рядом свой коттедж. А пока, — Юрка положил на стол пачку пятитысячных купюр, – сделай самое важное.

— Что?

— Поставь самый хороший памятник своему прадеду в седьмом колене!

Автор: Александр Паршин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...