Неожиданное счастье

Леночка сосредоточено собирала праздничный стол. Это только в кино восьмого марта мужчины берут все хлопоты на себя. А в обычной жизни, женщины сами организуют праздник. Хорошо, если мужики про подарки не забывают.

Она ставила на стол оливье в красивой вазе, когда из прихожей донеслась трель дверного звонка. Поправила на бегу прическу и ринулась открывать.

На пороге стояла свекровь Марина Николаевна, за спиной которой маячил муж Саша с двумя огромными букетами:

— Представляешь, мама ни за что не хотела ехать. Еле уговорил, — мужчина легонько подтолкнул мать в спину, — Входи.

Женщина зашла внутрь, быстро скинула теплое пальто, проскользнула в гостиную и застыла у окна. Рано потерявшая мать, встревоженная Леночка обняла ее за плечи:

— Марина Николаевна, что случилось?

Свекровь, приобняла ее и покачала головой:

— Не обращай внимание. Все в порядке.

Они сидели за накрытым столом, слушая тост Саши в честь любимых женщин. Леночка, как хорошая хозяйка, подкладывала Марине Николаевне на тарелку деликатесов. Но, по лицу той было видно, что происходящее ее мало интересует. Мыслями она была далеко.

Отказавшись от шампанского, женщина вяло ковыряла в тарелке салат с креветками, когда вдруг сильно побледнела, быстро выбралась из-за стола и поспешила в туалет. Вышла оттуда, вытирая лицо мокрым полотенцем, и была встречена у двери испуганной Леночкой:

— Отравление? — участливо спросила невестка.

Свекровь отрицательно тряхнула головой, взяла Леночку за локоток и повела в кухню. Закрыла дверь перед носом настороженного сына и зашептала:

— Беременная, я, — женщина печально скривилась, — была на осмотре: девять — десять недель ставят.

От такой новости, невестка приоткрыла рот и сползла на стул:

— Как это могло произойти?

Марина Николаевна страдальчески пожала плечами:

— Ума не приложу. Ведь мне пятьдесят шесть, думала, не грозит уже ничего.

А тут такое!

Леночка медленно стала приходить в себя:

А что делать то теперь? Кто отец?

Свекровь смущенно пожала плечами:

— Илюша Семенов, с ним работаем вместе. Или Григорий Михалыч, он сосед по даче.

Глянув в вытянувшееся лицо невестки, Марина Николаевна закрыла лицо руками и горестно заплакала:

— Это все Новый Год! Понимаешь, накануне праздника был корпоратив. Всей фирмой ездили в пансионат. Сама не знаю, как после банкета очутилась с этим
отрудником. Может, и не было ничего, просто не помню!

Женщина налила в высокий бокал воды и судорожно глотнула:

— А Григорий Михайлович, он ухаживал за мной так красиво. Мы с ним потом новый год справили, нравится он мне. Помнишь, я на дачу уезжала?

Пришедшая в себя Леночка, задумчиво кивала головой. Подняла голову и гневно уставилась на стоявшего в дверях мужа:

— Иди уже, дай нам поговорить!

В отличие от жены, слышавший все Саша, отнесся к новости без паники, с присущей ему практичностью. Он отстранил Лену и сел на пустующий стул:

— Да, мама, наделала делов. А что доктора говорят?

Марина Николаевна, подняла полные слез глаза на сына: — Проблем со здоровьем нет. Вполне по силам родить. – она провела рукой по волосам, — думаешь, стоит?

Саша посмотрел на нее долгим взглядом:

— А почему, нет? От нас, когда еще внуков дождешься, — выразительно глянул на поджавшую губы жену, —

Живешь ты отдельно, не все же одной куковать. Материально мы поддержим, если что.

Женщина поднесла к горлу сведенные вместе руки:

— А если со мной что случится? Я ведь не молодая ребенка одна поднимать.

Сын погладил ее по плечу:

— А мы на что? Не бросим, не беспокойся, — он заправил ей за ухо выбившийся локон, — Ты подумай, а мы примем любое твое решение.

Марина Николаевна благодарно улыбнулась трясущимися губами. А Леночка подумала, что тогда, десять лет назад, сделала правильный выбор, у нее отличный муж.

Заручившись поддержкой детей, женщина убедила себя не паниковать, ведь время на размышления пока есть. Она продолжала работать как прежде, правда, сменив обтягивающие наряды на боле свободные. Но шила в мешке не утаишь. Особенно в тесном женском коллективе бухгалтерии.

Очень скоро, коллеги стали обращать внимание на ее странное поведение, смену настроения и частые отлучки в туалет, особенно за чаепитием. Начались расспросы, и она однажды открылась лучшей, как она считала, подруге.

Не вдаваясь в подробности, Марина Николаевна рассказала ей о беременности и ее сроке. С подачи не умеющей держать язык за зубами женщины, эта пикантная новость быстро облетела весь офис.

Однажды в конце недели, Марина Николаевна быстро закончила дела и собиралась домой. Уже выходила из офиса, пожелав всем хороших выходных, как была поймана за руку начальником Андреем Ивановичем.

Мужчина строго посмотрел на нее, и произнес ледяным тоном:

— Извините, Марина Николаевна, но когда я брал Вас на должность главного бухгалтера, рассчитывал, что будете работать без эксцессов. Дети взрослые, больничных брать не будете. А тут беременность, придется декрет оформлять?

Он поджал губы:

— Конечно, это не мое дело. Но, и об этической стороне дела нужно бы подумать. Вы не замужем, да и возраст… Ну, Вы меня понимаете!

Марина Николаевна обреченно кивнула и на ватных ногах поплелась к остановке автобуса. Чтобы прийти в себя, весь следующий день решила посвятить уборке. Ведь ничто так не успокаивает, как монотонный рутинный труд. Но планам не суждено было сбыться.

К полудню, в квартире Марины Николаевны раздался звонок в дверь. Открывшая ее, ничего не подозревающая женщина, страшно удивилась, когда увидела на пороге Илюшу Семенова и незнакомую женщину средних лет:

Loading...

— Можно войти? – женщина влепила парню подзатыльник и втолкнула внутрь, — я мать этого двадцатипятилетнего Казановы.

Марина Николаевна посторонилась, пропуская непрошенных гостей, но, они не собирались задерживаться. Опустив приветствия и предисловия, мама Илюши просто бросилась ей в ноги:

— Он мне все рассказал про тот корпоратив. Не губите дурака несмышленого. У него свадьба на носу. Мы оплатим операцию, избавьтесь от ребенка, — она плакала не наигранными злыми слезами, — мальчик только начинает карьеру и жизнь. Вы ведь виноваты не меньше, чем он.

Марина Николаевна брезгливо отошла и указала парочке на дверь:

— Уходите. Я не собираюсь ни на кого вешать ответственность. Удачи во всем Вашему мальчику.

Закрыв дверь за неприятными визитерами, женщина поспешила к телефону. Ей отчаянно хотелось выговориться.

— Ну и свиньи, эти нынешние мужики! – бушевала на том конце провода невестка Леночка, — мамочки решают созданные ими проблемы!

Марина Николаевна смотрела в окно остановившимся взглядом. Почему росший у нее под сердцем теплый комочек стал такой обузой? Нужно ли ей оставлять его, усложняя жизнь стольким людям? Вопросов было больше, чем ответов. Она тихо положила трубку на рычаг, и стала одеваться. Только в одном месте она, наверняка, получит верные наставления.

Быстро спускаясь по ступеням, женщина спешила в церковь. Поднялась на крыльцо белокаменного храма и толкнула высокую резную дверь. Быстро перекрестилась на святые иконы и заметалась взглядом по мерцающему свечами огромному пространству.

Подошла к застывшему у образа Христа седовласому батюшке и тронула его за рукав. Явно отвлеченный от молитвы священнослужитель неодобрительно глянул на нее:

— Хочешь исповедаться, дочь моя? – увидев заплаканную женщину, глаза его потеплели, — рассказывай, какая у тебя беда.

Марина Николаевна набрала в грудь побольше воздуха и, не зная с чего начать, выпалила:

— Батюшка, грешна я.

Удивительно, но она крайне редко посещала, расположенную рядом церковь, поэтому была незнакома с тонкостями исповеди. А сейчас почувствовав искреннее участие в ее судьбе, торопливо говорила о навалившихся проблемах.

Слушавший ее батюшка, в какой-то момент напрягся:

— Благословения не дам. Убийство нерожденного ребенка — это, смертный грех!

Женщина затрясла головой:

— Нет, нет. Я хочу этого ребенка!

Священник с минуту помолчал. Положил ей руки на плечи и слегка встряхнул. Поднял за подбородок голову и заглянул в залитое слезами лицо.

Марина Николаевна увидела разбегающиеся от его глаз тонкие лукавые лучики. Батюшка явно улыбался в окладистую бороду:

— Я правильно понял, что ты собираешься родить? Подарить миру нового православного человека?

Она торопливо кивнула. А священник продолжал:

— Но тогда это не грех вовсе, а промысел божий! Ступай и не о чем не беспокойся. Он легко коснулся ее щеки и перекрестил, — Все наладится, не дай потухнуть зажженной им свече. Стань хорошей матерью и тебе простятся многие прегрешения.

Словно на крыльях Марина Николаевна возвращалась домой. Все, она никому не позволит изменить принятого ею решения. В понедельник, она написала заявление об уходе на пенсию. В течение недели собрала все необходимые бумаги, благо, что за всю жизнь сменила только два места работы и покинула опостылевший коллектив.

В воскресенье заскочила к своим, попрощаться. Она решила переехать на дачу, чтобы не отвечать соседям на неудобные вопросы. Угощавшая ее чаем Леночка, хмурила брови и ворчала:

— Ну, зачем ехать за город? Там и хорошего роддома то нет!

Марина Николаевна только улыбалась и качала головой:

— Все будет хорошо. В селе прекрасная больница, встану на учет. Рожать приеду сюда, я уже обо всем подумала.

Подпиравший все это время косяк кухонной двери сын Саша, одобрительно тряхнул головой:

— Поезжай, конечно. Там тебе будет спокойнее, а это сейчас главное. Дом теплый. Я отвезу тебя и нарублю еще дров.

Она благодарно взяла его за руку.

Шесть месяцев промелькнули незаметно, Марина Николаевна чувствовала себя хорошо, на удивление легко перенося позднюю беременность.

Леночка увлеченно собирала розовое приданное для ожидаемой вскорости девочки. Природа радовала последними мгновениями теплого бабьего лета, когда в один из дней в квартире Саши и Лены раздался звонок в дверь.

Побежавшая открывать Леночка, увидела пришедшего и прыснула в кулачек.

На пороге с тортом и огромным букетом топтался сосед свекрови по даче, Григорий Михалыч:

— Вы уже собрались? Мариночка внизу, не стала подниматься, тяжело ей уже, — мужчина явно нервничал, — Давайте быстрее, в ЗАГС опаздываем. Боюсь рожать начнет, а моя дочь не должна появиться на свет безотцовщиной.

Увидев немой вопрос в глазах встретившей его молодой женщины, только махнул рукой:

— Да все я знаю, Маринка рассказала. Но, я уверен, что это моя дочь. А если и нет, то все равно, моя!

Лена и Саша радостно подхватили верхнюю одежду и поспешили к ожидавшей внизу матери.

Церемония бракосочетания прошла без сучка и задоринки. А после, вся семья отметила праздничное событие в небольшом кафе. За город молодожены в этот вечер решили не возвращаться, а на утро у Марины Николаевны начались схватки. Сказалось волнение последних дней, и ребенок настойчиво просился на свет немного раньше положенного.

Будущий папаша бестолково метался по дому, мешая женщинам собирать сумку в роддом. А Саша побежал вниз подогнать машину к подъезду.

Спустя несколько дней, радостные Григорий Михалыч, Леночка и Саша топтались перед огромными окнами современного перинатального центра. Завтра они заберут маму с малышкой домой:

— Смотри, какая хорошенькая, — Лена восхищенно тянула руки в сторону застывшей по ту сторону стекла улыбающейся Марины Николаевны.

Шевелящийся в ее руках пухлый кулек, увлеченно зевал беззубым ротиком и вовсю хмурил сморщенную мордашку.

Саша поддержал за локоть, жующего успокоительное Григория Михалыча, и слегка ободрительно его тряхнул.

Экспертиза ДНК подтвердила, что отставной военный впервые стал отцом. Молодой мужчина и сам чуть не плакал от счастья, но улыбаясь смотрел на жену.

Она перевела восторженные глаза с ребенка на мужа:

— Ух, ты, как здорово! Саша, а может и нам такого пора?

Автор: Верю В чудеса

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...