Курицын папа

Большой серый кот сидел и сладко жмурился на весеннем солнышке. Такая погодка… Ну, такая, прямо – прелесть!

Птички поют, куры кудахчут, из коровника воняет. Травка зеленеет и листочки шелестят, а посреди всего этого великолепия — он.

Король и гроза двора. Красавец мужчина в полном расцвете сил. Смотрите кошки, смотрите и не теряйте возможности, ибо, хвост вылизан и распушен, как ёлка, все враги во дворе повержены и изгнаны. Шерсть лоснится, шерстинка к шерстинке. А особенно, пусть смотрит эта…

Эта самая, соседская кошка. Белая и пушистая, с голубыми глазами. Бусик зажмурился ещё слаще и сглотнул слюну. Ох, уж эта красавица-кошка! Мечта всех котов, причем, недостижимая...

Потому как, очень разборчивая. Да и хозяева ейные наблюдают, и никак не подойдёшь к ней, а сама она ни к кому не подходит и смотрит так… Гордо и снисходительно.

Бусик вздохнул и исподтишка бросил в её сторону взгляд. Красавица сидела на крыше соседнего дома, в окружении подружек и под защитой злющих соседских собак — двух мерзких овчарок, только и мечтавших, чтобы схватить кота зубами.

За этими мыслями Бусик совсем и не заметил… Хотя, если бы и заметил, то что бы сделал?

Одна из куриц вместе со своими цыплятами пролезла через небольшое отверстие в заборе, которое хозяин уже месяц, как собирался заделать…

Только один самый маленький цыпленок всё никак не мог подпрыгнуть достаточно высоко, чтобы пробраться за остальными. Это его и спасло. Выводок не проделал и пары метров, как из кустов за забором выскочили две лисы!

Две рыжие с большими пушистыми хвостами. Собаки, охранявшие двор, метнулись к забору, но не смогли пробраться через дыру. Поэтому остались с этой стороны и заливались злобным лаем.

А лисы в это время спокойно утащили весь выводок, вместе с курицей...

Бусик прикипел взглядом к происходящему, и опять таки не заметил, как малюсенький желтый комочек ткнулся ему в живот.

— Это что за наглость такая? — возмутился Бусик, и его глаза вылезли из орбит от такого поведения.

Он украдкой глянул на кошек, не видят ли, и правой лапой осторожно отодвинул желтого наглеца.

— К курицам своим иди, — буркнул он. — В курятник.

Маленькое желтое существо пискнуло и, обогнув кошачью лапу, опять уперлось в живот Бусика. Малыш стал копошиться в шерсти и устраиваться.

Ах, чтоб тебя, подумал про себя Бусик и опять посмотрел на кошек. Они уже явно заинтересованно наблюдали за происходящим.

— Ах чтоб тебя! — опять в сердцах повторил серый кот.

И, отпихнув малюсенького желтого малыша, пошел прочь. Заигрывание с кошками явно потерпело неудачу...

Но настырный малыш вдруг пискнул на весь двор:

— Папа! Папа!!!

И попрыгал за Бусиком, как маленькая лошадка. Кошки на крыше соседнего дома засмеялись, а Бусик, если бы умел, то обязательно покраснел бы.

Он целый день прятался от настойчивого цыплёнка. Но, как оказалось, на дереве долго не высидишь. И спать там неудобно.

Умаявшись убегать, Бусик, тяжело вздохнув, спустился с дерева и пошел под крыльцо, куда немедленно, радостно попискивая, примчался желтый малыш.

— Папа. Папа. Папочка, — пищал он и совершенно не обращал внимания на подробные объяснения серого кота о теории Дарвина, по поводу происхождения видов, а также о том, что коты и курицы совсем не родственники.

Малыш забрался на спину кота и стал перебирать шерстинки, прижимаясь своим мягким тёплым пузиком к своему папочке, и Бусик...

Вдруг замурлыкал! Совершенно неожиданно для самого себя.

Ах, чтоб тебя, подумал он. Потом перебил самого себя. Ах, чтоб меня… Но дальше уже ничего подумать не удалось, потому что кот задремал, убаюканный весенним солнцем и бормотанием желтого малыша.

Loading...

Последняя мысль Бусика была такая:

— Ну, всё. Амба. Ни за что белая красавица-кошка на меня внимания не обратит. Позор-то какой… Господи! Цыплёнкин папа!

И Бусик заснул.

В играх и приставаниях жёлтого цыпленка прошло полгода, и даже больше. Малыш подрос и превратился в молоденького, не по годам крепкого и сообразительного петушка, которого Бусик уже больше не убеждал, что он ему совсем не папа.

Он бросил это бесполезное занятие и стал учить малыша всем премудростям кошачьей жизни. Кошки над ним смеялись, но почему-то ему совсем больше не было стыдно или обидно. Он привязался к приставучему малышу и ходил за ним весь день, волнуясь, чтобы с тем не случилось то, что произошло со всей его семьёй.

Так и пролетел год. Бусик совсем и не смотрел больше на кошек. Куда там. К нему прочно прилипла кличка – курицын папа. И даже курицы потешались над ним.

Дрался с котами он больше по привычке. Весна пришла, а значит, надо драться. И в первый же бой, когда Бусик и большой наглый черный кот встали друг напротив друга, выгнули спины, оттопырили хвосты, навострили уши и стали оглашать окрестности подвыванием, глядя друг на друга страшными глазами, Бусик ещё не решил, что ему делать. Драться или бежать...

И вдруг невидимой стрелой, порхая на крыльях прямо над землёй, к ним промчался его петушок. И с разлету клюнул черного кота прямо в нос!

Тот упал на землю и жалобно пискнул, после чего вскочил на все четыре лапы и бросился к забору. Петушок, яростно вереща и махая крыльями, гнал его, пока тот не перелетел через забор.

— Господи! — Бусик прикрыл глаза правой лапой. — Ты что делаешь? Зачем вмешался? Ну, всё… Теперь меня все кошки опять засмеют. Скажут, что я даже за себя постоять не могу. Скажут, что меня петух защищает. Позор какой!

И Бусик, тяжело вздохнув, пошел в сторону от поля боя, боясь даже взглянуть на кошек. Он представлял себе, как они сейчас потешаются над ним, и эта белая красавица-кошка тоже смеётся.

— Папа. Папочка. Папулечка! — верещал петушок. — Как же можно?! Ты же мой родненький папочка. Кто же тебя защитит, если не я? Ты ведь мой единственный родственник, и я тебя люблю...

Бусик тяжело вздохнул и присел, остановившись, а молодой петушок немедленно прижался к нему, и Бусик погладил его правой лапой.

— Сынок, — сказал он. — Сынок. Я, конечно, тоже тебя очень люблю. И ты мой единственный и любимый малыш. Но мог бы ты, если тебе не трудно, не бить всех котов? А то мне никого не достанется.

Малыш посмотрел на него и ответил:

— Ну, ладно, папочка. Если ты так хочешь, то всех бить не буду.

И они пошли вместе под крыльцо. А кошки смеялись над этим странным котом-недотёпой. Курицын папа!

И только та самая красавица-кошка, белая с голубыми глазками и шикарным хвостом, хоть сейчас на обложку модного журнала, посмотрела на них презрительно и сказала:

— Много вы понимаете!

И, перепрыгнув через конец крыши и забор, у всех на виду приземлилась в соседнем дворе. Она подошла к крыльцу, где Бусик вылизывал своего курицыного ребёнка, села рядом и представилась:

— Марочка.

У Бусика глаза вылезли из орбит от такой неожиданности, но петушок не дал сказать ему ни одного слова.

— А это мой любимый папочка! — закричал он, подбежав к Марочке.

И принялся расписывать ей, какой его папочка особенный, замечательный и самый лучший в мире. И Марочка слушала петушка и перебирала передними лапками. Она мурлыкала и смотрела на Бусика восхищённым взглядом.

И только сам Бусик ничего не понимал. И что он такого сделал? Чем заслужил внимание первой красавицы двора?

И только его самый любимый и единственный сын. Курицын сын… Нет, папин сын! Он-то всё хорошо знал.

Потому что его папа был самым лучшим в мире…

Автор: Олег Бондаренко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...