Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...

Дуняша

Дуняша появилась в квартире Виктора Александровича совершенно случайно.

Лохматая, в драной одежонке, с полосатыми носками вместо обуви, она изумленно осматривала свое новое жилище. Большая, теплая квартира, цветы на подоконниках, ковры на полу, мягкие подушки и уютные кресла – все вызывало у нее восторг и страх, схожий разве что с реакцией ребенка-маугли, которого вдруг привели в человеческое жилье.

Дуняша, по сути, и была ребенком, жившим в лесу с самого рождения. Вот только не человеческим. Дуняша была лесовушкой.

Жила в большом пне на окраине леса, ходила за грибами и ягодами, помогала лесным жителям, белкам да зайцам, спасаться от охотников. Это она очень удачно попала как-то раз шишкой прямо в темечко незадачливому Семену Львовичу, когда тот решил подстрелить утку, это она напугала собаку Валерия Игнатьевича, когда та учуяла след зайца. В-общем, Дуняша отвечала за спокойствие леса и благополучие его обитателей. Упал птенец из гнезда, Дуняша тут как тут, поднимет его, перышки разгладит, в гнездышко отнесет. Забудет белка, куда орехи спрятала, лесовушка ей подскажет.

Но вот как-то раз Дуняша, разомлевшая от жары, уснула на ветке старого дуба, да и свалилась прямо в рюкзак Виктора Александровича, который пришел в лес собирать грибы. Упала она и больно ударилась головой, в глазах потемнело.

Дуняша очнулась только тогда, когда грибник пришел домой, устало поставил рюкзак в прихожей и понес корзинку на кухню. Дуняша, побарахтавшись среди каких-то пакетов и коробочек, наконец, смогла высунуть голову наружу и осмотреться. От удивления она даже присвистнула. Такого диковинного жилища она никогда раньше не встречала.

Виктор Александрович, сев на кухне чистить грибы, вздрогнул. Ему показалось, что где-то в квартире пискнула синица. Но звук не повторился, мужчина занялся своим делом, слегка покачав головой.

Лесовушка на цыпочках подошла к двери кухни и заглянула внутрь.

-Ах, ты ворюга! – в глазах ее заплясали злые огоньки, когда малышка увидела, сколько грибов лежит на столе. Она не одобряла привычек людей, а родителей, которые бы рассказали, как относиться к человеку, не было. Их унес сильный ветер еще год назад…

Дуняша хотела, было, ринуться вперед, спасать лесное богатство, но тут почувствовала, что ее кто-то больно схватил за ногу.

Потом завязалась небольшая драка, Дуняшу кто-то затащил в дальний угол под диваном.

-Эй! Ты что это дерешься! – зашипела лесовушка.

-А ты что вообще здесь делаешь? Что это ты на нашего соседа ругаешься? – ответил вопросом на вопрос стоявший перед ней бородатый, аккуратно причесанный человечек. Брючки, курточка, носочки – все на нем было тщательно выглажено и пахло лавандой.

Дуняша осмотрела его с ног до головы. Таких она никогда не встречала.

-Ты кто? – на всякий случай сердито спросила она.

-Я – домовой, ну, то есть, квартирный. Я сосед ваш, Пантелеймон, — домовой важно поклонился, придерживая конец длинной бороды. – А ты кто ж такая будешь? Откуда взялась в нашем доме такая грязнуля?

Пантелеймон поморщился и отошел на несколько шажков назад.

-Я вообще-то, из леса. Сюда по ошибке попала, а он, этот ваш дядька, что сидит там и режет грибы, вор! Зачем он их из леса украл? – Дуняша сжала кулачки и погрозила куда-то, как она думала, в сторону кухни.

Долго Пантелеймон объяснял ей, как живут люди, зачем собирают грибы и ягоды. Дуняша молча слушала, и глаза ее становились все больше и больше.

-А тебе лет-то сколько? – вдруг по-отечески нежно спросил ее Пантелеймон и погладил взъерошенные волосики на девчачьей голове.

Дуняша отпрянула, уперла руки в бока и с вызовом ответила:

-Мне уже 4 года! Вот так-то!

-А родители твои где? Ищут уже тебя, поди!

Дуняша сразу погрустнела, вся как-то сжалась.

-Нет, не ищут. Их ветер-самодур унес. Как я не искала их, так и не нашла…

-Не Вакулой да Марфушой родителей твоих звали? – прищурившись, просил домовой.

-Да, так и звали! А вы откуда знаете? – разволновалась Дуняша.

-Так это родственники мои дальние. Если б знал я, что дочка у них осталась, я б тебя сразу к себе взял! Ай-ай-ай! Как же так! Ребенок один в лесу живет, позаботиться о нем некому! – запричитал Пантелеймон.

Дуняше вдруг тоже стало себя так ужасно жалко, что она, сев на пол, тихонько заплакала.

Виктор Александрович поднял голову и прислушался. Опять какие-то звуки… Вроде, кошка где-то мяукает? Нет, показалось…

-Тише, тише! Не реви! Теперь со мной жить будешь, всему научу, станешь домовая! – Пантелеймон потрепал девочку по голове.

-А как же лес? Что с ним будет-то? Я ж за него отвечаю!

-В лесу и без тебя хватает защитников, а тебе забота нужна! Пойдем ко мне, тетя Стеша тебя вымоет, накормит. А там посмотрим, куда тебя пристроить! Да вон у Виктора Александровича домовенка нет, будешь ему помогать?

Дуняша колебалась, не спешила отвечать. Жить в тепле, сытости, с родными – что может быть лучше? Но лес… Его оставлять тоже не хотелось...

Пантелеймон, чувствуя ее сомнения, прибавил:

-Давай так договоримся: поживешь, присмотришься, не понравится – уйдешь обратно в лес. Я тебе помогу.

-Угу, договорились! – ответила Дуняша…

Прошло несколько недель. Дуняша, чистенькая и причесанная, сидела на табуреточке и рассматривала кухню Виктора Александровича. Лесовушка теперь жила в его квартире, учась всем премудростям работы домового. И у нее это неплохо получалось. Сначала, правда, пришлось проучить соседских домовят, которые повадились воровать спички у хозяина. Ох, и досталось же им от новой домовой! Долго еще домовята обегали ее квартиру стороной.

Потом были долгие пререкания с Вакулой, домовым из квартиры напротив. Там решался вопрос, кому убирать коридор. Нахальный Вакула, решив, что девчонка из робкого десятка, свалил, было, на нее всю работу. Но Дуняша была не из таких простачков. Она быстренько «поставила его на место».

Ее полосатые носочки, теперь обутые в новенькие лапти, так и мелькали, когда девочка, дождавшись ухода хозяина, наводила порядок в квартире.

Подружившись с соседями-домовыми, она многое узнала о жизни людей.

Прижилась Дуняша на новом месте. И Виктор Александрович ей нравился. Добрый, тихий, только какой-то грустный всегда. Сядет вечером в кресло, возьмет фотоальбом и все листает страницы, вздыхает, рассматривает снимки. Потом идет к телефону, но не набирает номер до конца. Слабой рукой кладет трубку обратно на аппарат, снова вздыхает и идет на кухню пить чай со смородиновым вареньем.

-Дядя Пантелеймон, а чего это он всегда грустный такой? – просила как-то Дуняша, придя в гости к родственникам.

— Да любовь у него была. Риммочка была хорошенькой, веселой. Много лет назад это было. Они вроде уж пожениться собрались, но она вдруг ушла, не пишет, не звонит. Не знаю уж, что у них случилось, но ушла. А наш-то скучает. Видно по нему, что весь извелся. А позвонить гордость не позволяет. Так и мучается.

Уже который год…

Пантелеймон тяжело вздохнул, вспомнив, как когда-то давно, в один из темных осенних вечеров, в соседней квартире раздался стук захлопнувшейся двери, всхлип молодой женщины разнесся по лестнице и улетел на чердак.

-А из-за чего она ушла-то? – тихо спросила Дуняша и посмотрела на дядю.

Тот поднял на нее свои карие, добрые глаза и, немного помолчав, ответил:

-А кто же ее знает… Не помню я. Давно это было!. Да и нечего нам, домовым, в человеческие дела соваться!

Пантелеймон погладил бороду, почесал затылок и махнул рукой.

-А она, что, Риммочка эта, совсем-совсем теперь хозяина моего не любит?

Loading...

Пантелеймон только пожал плечами. Тяжело домовому разобраться в том, что творится в сердце человека…

Они еще молча посидели в уютной каморке дяди Пантелеймона, потом Дуня ушла к себе. Она всю ночь ворочалась, не могла уснуть. Все думала, как это так, уйти и не вернуться...

***

Прошел год. И вот уже Дуняше 5 лет. Она совсем освоилась со своей работой, незаметно наведя порядок в холостяцкой квартире хозяина.

Виктор Александрович чувствовал, что что-то происходит в его доме. По ночам слышал топот маленьких ножек, замечал, что оставленная на столе немытая чашка вдруг переселяется на полку, чистая и блестящая. Цветы в горшках стали как-то подозрительно быстро расти и зацветали, несмотря на пасмурную погоду.

Виктор Александрович стал, по совету своих соседей, оставлять на кухне сладкие подарочки для невидимых помощников. Дуняша сначала боялась их трогать, но потом «вошла во вкус» и всегда ждала дня, когда хозяин идет в магазин, зная, что и ее побалуют сегодня сладостями.

И вот в один из таких дней, когда Виктор Александрович взял авоську и, аккуратно закрыв дверь, ушел в магазин, в квартире зазвонил телефон. Его трель разбудила Дуняшу. Та всю ночь оттирала духовку и прилегла немного отдохнуть, но сон прервался на самом интересном месте. Девочка села на своей кроватке и быстро заморгала, затрясла головой. Телефон продолжал разрываться звоном.

-Да что же это такое!! Кто там такой нетерпеливый! Нету хозяина, ушел он! – Дуняша ворчливо надевала халатик с забавными зайцами на спинке. – Вот непонятливые, видишь, не отвечают, так повесь трубку!

Дуняша как-то раз услышала, как Вакула-сосед ругался с сотовым своей хозяйки. Она запомнила и все повторила, ну, кроме, разве что, крепкого словца в самом конце этого монолога.

Телефон не слушался. На его трели прибежал Пантелеймон.

-Надо ответить! Ох, чувствую я, это ОНА! Надо ответить обязательно!

Дуняша смотрела, как дядя бестолково бегает вокруг аппарата, но снять трубку боится. Тогда девочка, которой стало очень интересно, как «звучит» эта «ОНА», подошла и, кряхтя, сбросила трубку на стол, подбежала к микрофону и бодро рявкнула: «Алё!».

Пантелеймон, собрав в кулак всю свою смелость, приник ухом к динамику и стал слушать, что же ответят на Дунькино «Алё».

-Ой! Я, наверное, ни туда попала! Извините! – сказал приятный, глубокий женский голос.

Дядя Пантелеймон быстро-быстро замотал головой и что-то прошептал Дуняше. Та поняла и громко сказала:

-А кого вам надо?

На том конце провода помолчали. Было слышно, как женщина быстро дышит, волнуясь.

-Извините еще раз, это квартира Виктора Александровича Самсонова?

-Да, вы совершенно правы! – важно растягивая слова, ответила Дуня. – Но хозя…, то есть его сейчас нет дома, ушел в магазин. Что ему передать?

Голос девочке очень понравился. Уютный такой, добрый, он напоминал ей голос мамы, когда та тихонько рассказывала сказки маленькой Дуняше по вечерам…

-Ушел? Значит, он все еще живет в этой квартире? — Женщина явно обрадовалась. – А когда вернется? Девочка, милая, а можно, я перезвоню еще раз?

Дуня посмотрела на Пантелеймона, ожидая правильного ответа. Тот засомневался. Это точно была Риммочка. Голос ее он запомнил очень хорошо. Но стоит ли опять начинать всю эту историю, которая когда-то закончилась очень плохо? Зачем эта женщина опять появляется в их тихой жизни?

Пантелеймон, взвесив все «за» и «против», отрицательно покачал головой, давая понять Дуне, что нужно сказать «нет».

Но Дуня была другого мнения. Она радостно взвизгнула и быстро протараторила:

-Да, конечно, тетя Риммочка! Через час позвоните, он будет дома! Обязательно! Он вас ждет! А сам стесняется позвонить!..

Дуняша выпалила все это на одном духу, гордая своей смелостью и находчивостью. Пантелеймон замахал руками, приказывая девочке замолчать, но все бесполезно.

-Ой! – Женщина громко вздохнула. — Хорошо, спасибо, золотко! Позвоню обязательно! А с кем я говорю? Ты его внучка?

Дуняша не стала ничего отвечать. Просто положила трубку на рычаг и победно посмотрела на дядю.

Тот лишь растерянно развел руками.

Оставалось подождать возвращения Виктора Александровича.

Дуняша, сидя в уголочке кресла, уже мечтала, как ОНА позвонит, как хозяин будет радоваться, перестанет вздыхать и смотреть свой фотоальбом.

Но девочка не знала, что неровно положила трубку. Теперь в квартиру дозвониться было невозможно…

Хозяин, как и ожидалось, пришел через час, отнес продукты на кухню, не забыв положить на подоконник несколько конфеток для невидимой помощницы, и сел на диван, включив телевизор.

Дунька нервно ходила взад-вперед перед телефоном в коридоре, зыркала на него и прислушивалась. Но тот молчал. Прошел еще час, и еще, но Риммочка не звонила.

Виктор Александрович слышал это топотание в коридоре, но решил, что малышка просто безобразничает, и не стал выходить. Если бы он только обратил внимание на злосчастный телефон…

-Обманула, неужели обманула? – уже со слезами шептала Дуняша.

Ничего не будет, ни звонка, ни встречи, ни счастья… А как жить домовому, когда нет счастья в доме?..

Дуня, совсем расстроившись, побрела в соседнюю квартиру, к дяде Пантелеймону.

-Она не позвонила! Тетя Стеша, она обманула! – захлебываясь слезами, шептала Дуня. – Почему? Он ведь ждет, я ей сказала, что он ждет! А она…

Дуня совсем разревелась и даже сначала не услышала того, что прокричал Пантелеймон, вбегая в их комнатку.

-Пришла! – орал он, пританцовывая. – Пришла сама! Риммочка наша пришла!

Он пустился в пляс, выкидывая коленца и забыв обо всем на свете.

Дуня, вытирая слезы рукавом платьица, удивленно смотрела на него, а потом сорвалась с места и помчалась домой.

Мужчина и женщина, оба уже немолодые, стояли в коридоре и не могли оторвать взгляд друг от друга. Каждый что-то говорил, что-то ласковое и нежное.

Дуня остановилась и захлопала в ладоши.

Люди посмотрели в ее сторону, но увидели лишь колыхающийся край занавески.

Уже потом, на кухне, за чашкой чая, после поцелуев и жарких объятий, Римма спросила:

-А что за девочка разговаривала со мной по телефону?

-Когда? Какая девочка?

-Ну, я звонила днем. Какая-то девочка сказала, что ты ушел в магазин, вернешься через час. Я позвонила попозже, но у тебя все занято и занято… Вот я и приехала…

Виктор Александрович, усмехнувшись, оглянулся на маленькую табуреточку, стоявшую в углу кухни. Там, невидимая для счастливых людей, сидела и болтала ножками в полосатых носочках Дуняша. Мужчина вдруг подмигнул ей и, хохотнув, ответил:

-Так ты девочка! А я тебя Прошкой назвать хотел! Вот дела!..

Дуняша возмущенно всплеснула руками, но отвечать ничего не стала. Ни до этого им всем сейчас. Главное — не спугнуть счастье!

Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq Мы будем вам очень благодарны за любую вашу помощь...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...