Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...

У любви в плену

Эта весть облетела всю деревню. Танька-недотрога беременная. И ведь не гуляла ни с кем! А живот растёт! Девке 32, а ни мужа, ни жениха не было и нет, а живот есть!

А Татьяна ходила по деревне с гордо поднятой головой и старалась не слушать эти шёпотки за спиной. Она то знала, кто отец её ребёнка! Она любила его всегда. Как помнила себя, так и помнила свою любовь к Генке! Генка был старше Таньки на 4 года. Ещё совсем сопливой девчонкой Таня смотрела на Генку с детским восхищением и знала, ещё тогда в 11 лет, что только он-Геннадий, станет отцом её детей!

На автобазе прошла волна негодования. Пропал дальнобойщик Геннадий Терехов.

КАМАЗ его стоит, а Генки нет! Как так?! Геннадий всегда был ответственным работником и прогулять смену не мог. Что-то случилось. Но Гена не отвечал на звонки и дома его тоже не было, вернее, он не открывал! Вызванные Лёхой, другом Генки, участковый и слесарь вскрыли замок, но ничего ТАКОГО не нашли. Всё, и недопитыйчай, и бутерброд на тарелке, говорило о том, что Гена вышел сам из дома и почему-то не вернулся.

Танька спустилась в подвал. Генка спал. Она принесла блины, мёд и сгущёнку.

-Ген, ты с чем будешь блины? С мёдом или сгущёнкой? А ,может, сметанки принести?

Генка зашевелился, приподнялся.

-Сгущёнка сойдёт!

Генка чувствовал, что поправился на пару-тройку килограммов, брюки об этом говорили, но отказаться от Танькиных блинов не мог. Они так пахли, что отказ соответствовал бы убийству, а умирать Генка не собирался. И эта дура-Танька ему нравилась всё больше и больше!

Этот разговор напоминал мирную беседу супругов, если бы не одно но…

Левая рука мужчины была в наручнике и длинной цепью закреплена к перекладине перекрытия.

Полгода назад Татьяна встретила Геннадия в городе. Они не виделись 15 лет. Тем летом молодой человек вернулся из армии. За два года он возмужал, раздался в плечах и стал, кажется, ещё красивее. Танюшка не сводила с него глаз и всё старалась пройти мимо его дома, благо жила по соседству. Но он словно не замечал её, а всё обивал порог первой красавицы их посёлка Юльки Бариновой. А по осени Юлька и Генка, сыграв шумную свадьбу, уехали в город.

До Тани доходили слухи, что через год у молодой пары родила дочка, они получили квартиру, а ещё через пять лет они развелись. Квартиру Гена оставил жене и дочке, а сам съехал в общежитие. Однажды мама рассказала Тане, что сын соседки завербовался на Север и укатил. Матери своей он регулярно высылает деньги, и Петровна хвалится, что он там «большие тыщи» зарабатывает.

Девушка слушала маму, а потом залезала на чердак в своё укромное местечко, подальше от всех глаз, доставала фотографию любимого, которую украдкой стащила со стенда «Ими гордится школа» ещё когда училась в 8 классе, и плакала, прижимая фото к груди. Она верила, всегда верила, что Генка рано или поздно вернётся домой и они будут вместе. Ведь по-другому и быть не могло. Не зря всё детство он её в шутку называл колдуньей за огромный зелёные глаза и рыжие волосы, да за бабку-травницу.

Но три года назад умерла Петровна, так и не дождавшись своего сына. Хоронили её соседи. Тогда-то Танька и узнала из документов, найденных в доме Тереховых, что ни на каком Севере сын соседки деньги не зарабатывает. Вернее, он на Севере, но отбывает срок за то, что избил в драке человека и сидеть ему ещё больше года. А спустя несколько месяцев Танюша похоронила маму и осталась совсем одна. Она научилась мастерить забавные игрушки и стала возить из в город на продажу. Эти деньги стали хорошим подспорьем к её скромной зарплате сельского библиотекаря.

И вот они встретились. Татьяна отвезла в сувенирную лавку свои игрушки, торопилась на остановку и столкнулась с Генкой. Она узнала его мгновенно. Да, и мужчина всего несколько секунд внимательно вглядывался в глаза девушке и радостно воскликнул:

-Танюшка?!Сколько лет, сколько зим?!- и, как-то, просто и обыденно обнял её своими большими руками и чмокнул где-то около уха.

У Тани перехватило дыхание, её щёки загорелись и руки мелко задрожали. Она почему-то выдохнула:

-А тёти Маши больше нет.

Геннадий выпустил девушку

из своих рук, отступил на шаг и сразу сник. Его плечи опустились, из глаз пропал живой огонёк:

-Я знаю.

Таня увидела муку и какую-то обречённость в любимых глазах и почувствовала, что нужно немедленно что-то предпринять, или Гена сейчас просто уйдёт, наскоро попрощавшись.

-А поехали к нам. Не на долго. Поехали…пожалуйста. Отдохнёшь. Завтра же воскресенье – выходной день! Хоть поговорим спокойно.

Генка прищурился, слегка склонил голову набок. О, Господи, как она любила этот его жест! Ещё секунда и она бросится ему на шею, начнёт беспорядочно целовать такое родное и любимое лицо и, чтобы этого избежать, сжала крепко кулачки. А мужчина окинул взглядом стройную фигуру девушки и рассмеялся:

-Да, ты всегда была отчаянная. Помнишь, как бросилась в полынью за своей собакой? А как на крыше прятала котят от своей бабки? А как в драку кинулась мне на помощь?

Танюшка засмеялась, Генка уже хохотал.

-Знаешь, поехали! — вдруг согласился он.

Loading...

Они поймали попутку и через два часы были на окраине села. К дому они пришли уже затемно. Таня накрыла на стол, похвалив мысленно себя за то, что ещё с утра зачем-то напекла блинов и пожарила мясо. Метнулась в погреб за маминой наливкой, поднялась на чердак за тёплым пледом, на мгновение задержала взгляд на пучках трав, которые так и остались висеть вдоль стен после смерти матери.

Она была знатной травницей, как и бабушка. Могла травами вылечить почти любую хворь не только у человека, но и у любой деревенской живности. Иногда бабку называли ведьмой и ведуньей, но Танюша не особо интересовалась их умением, она больше любила книги и просиживала ночи напролёт за романами, повестями и сказками.

Они сидели за столом и вспоминали детство. Геннадий рассказал Тане всю свою жизнь. О том, как Юлька встретила богатого сынка директора местного кирпичного завода, а он, Генка, пошёл разбираться к новому ухажёру жены по-мужски и слегка перестарался. Парень попал в больницу, а брошенный муж под суд; о том, как вернувшись из заключения, долго не мог найти работу. Но теперь-то всё нормально: он работает в автопарке, снимает маленькую квартиру, вот только с дочкой бывшая не разрешает видеться.

Гена почему-то не пил малиновую наливку, так отхлебнул пару глотков, и она рубиновым цветом переливалась в фужерах от света свечей, которые зажгла Таня.

Генка не знал сколько проспал, более того, даже не помнил того, как лёг спать. Он лежал на мягкой пуховой перине и был заботливо укрыт тёплым одеялом. Пахло какими-то травами, квашенной капустой. Он привстал на локте, на руке что-то звякнуло.

-Что за ерунда? Где я?- вслух произнёс мужчина. Он оглянулся и понял, что находится в закрытом помещении, скорее всего в подвале. Чисто, сухо и тепло. В углу полки с какими-то банками, бутылками и пузырьками. Генка дёрнул руку и уставился на неё. Браслет от наручника смотрелся как-то нелепо и неправдоподобно. Мужчина откинулся на подушку, мысли метались в голове. Сверху послышался звук открываемой двери и в подвал спустилась Танька. Терехов уставился на неё. Это она? Она!

-Ах, ты с...!-Генка грязно выругался. Его глаза метали молнии, он выкрикивал всё новые и новые оскорбления. Татьяна спокойно стояла на безопасном расстоянии, держа в руках поднос с едой. Геннадий бушевал минут 10. Он устал, слегка охрип. Свободной рукой вытер со лба пот и замолчал. Таня присела на стул около лестницы, всё также не выпуская из рук принесённый завтрак.

-Зачем?-хрипло и уже спокойно спросил Генка.

-Я люблю тебя. -девушка смотрела на него с надеждой и как-то виновато. -Я люблю тебя всю жизнь. Знаю, что тебе это не нужно …Но, пожалуйста…Мне очень нужно…очень…если ты сможешь…Если я тебе не совсем противна…Я хочу…Чтоб он был только твой…-и замолчала. По щекам покатились слёзы.

До Генки дошло, о чём она просит. Он молчал некоторое время.

-Уходи. Не могу видеть тебя.

Таня вышла, оставив около него поднос.

Теперь Татьяна проводила всё свободное время от работы около своего любимого. Генка со временем перестал кричать и оскорблять подругу детства, он как будто смирился. Таня читала ему книги, рассказывала новости, даже пела песни, и Геннадий всё
чаще ловил себя на мысли, что почти не злится на эту дуру. Готовит она вкусно и разнообразно, через день устраивает ему баню-стирку, натащила всякие нужные и ненужные вещи, смотрит на него всегда преданно и влюблённо, говорит мягко и нежно, выполняет любое его желание. Не удивительно, что вскоре они стали близки. И если б не эти наручники, то Генка почувствовал себя счастливым!

Когда Татьяна поняла, что беременна, вопреки всему, испугалась. Это значило, что Генку надо отпускать! Но как? Она без него уже не могла ни жить, ни дышать. И однажды ночью женщина всё же расстегнула наручники. Генка с недоумением смотрел на неё, на её округлившийся живот и никак не мог решиться выйти из этого пристанища, где он несколько месяцев был пленником, но, чёрт побери эту девку, кажется, счастливым, как никогда в жизни. О нём ведь никто так не заботился раньше: ни мать, ни жена. А Таня посмотрела на него своими большими зелёными глазами и прошептала:

-Пойдёшь в милицию?

-Не знаю…

-Гена, я приму любое твоё решение. Там на столе твои документы и деньги. Я сняла с книжки, они твои. Это всё, что я скопила за несколько лет.

Мужчина подошёл к лестнице и, не оглядываясь, поднялся в дом. Он услышал, что Танька тяжело рыдала, подвывая, как брошенная собака.

Начальник автобазы бушевал полчаса из-за долгого отсутствия, из-за прогулов, грозился уволить по стать и отдать под суд. Генка пытался оправдаться, что, мол, устал, что не хотел никого видеть, что отсиживался на даче у старого приятеля, что сдали нервы. Начальник внимательно всмотрелся на бледное, с синими кругами вокруг глаз, лицо своего уже бывшего лучшего водителя и, сжалившись, разрешил написать заявление об уходе по собственному желанию.

Геннадий пришёл в съёмную квартиру. Хозяйка его не впустила. Сказала, что уже сдала жилплощадь семейной паре, но вещи все вернула. Генка с чемоданом заявился к Лёхе, а тот с минуту таращился на друга, как на привидение. А когда выслушал его рассказ, так же, как и начальник, минут 30 метался по квартире, орал и требовал пойти немедленно в милицию. Потом мужики выпили, страсти улеглись, и Генка остался пожить какое-то время у Алексея.

Весь месяц, как ушёл её любимый Геночка, Таня жила по инерции. Она вышла в декрет, что-то готовила, возилась в огороде, шила и вязала будущему малышу пелёнки, распашонки и ползунки, а вечером спускалась туда, где была счастлива короткие шесть месяцев. Подушка всё ещё пахла Генкой, и Танюшка вдыхала этот запах и снова, и снова плакала. Она даже мысли не допускала, что любимый пойдёт в милицию заявлять на неё. Не такой Генка был человек. Она-то знала, что он –самый лучший и благородный мужчина на свете, что он самый сильный, самый умный, самый честный и очень-очень красивый.

В тот день она зачем-то вышла за калитку, как будто кто позвал. Стояла и всматривалась вдаль. Она ещё не видела, но уже почувствовала, что сейчас из-за поворота появится ОН. Ноги вдруг ослабли, Таня ухватилась за забор палисадника, где пышно расцвели осенние астры. ОН шёл к ней быстрой походкой, словно, боясь опоздать.

-Ну, что жена, встречай мужа!

Из соседних дворов на них смотрели и улыбались люди. Кто-то из них качал головой, кто-то вздыхал, а кто-то и смахивал украдкой слезинки.

-Во, значит, кто нашу Таньку-недотрогу уговорил-то!- прошамкала беззубым ртом первая деревенская сплетница бабушка Аксинья. — Никак ,Генка-баламут постаралси.

И скрипуче рассмеялась, хлопнув себя по бокам. – А мы всё гадали… Таки, околдовала, хорошего мужика!

А Таня счастливо прижалась к своему мужчине. Она-то ведь всегда знала, что так и будет. Ну, не зря же у неё зелёные глаза и бабка-ведунья…

Надежда Геннадьевна Терехова, деревенский фельдшер, собираясь на свидание, укладывала в причёску свои ярко-рыжие волосы. Ей 29 и она, кажется, встретила того единственного и неповторимого, самого лучшего на земле. Того, который будет любить её, как отец маму. Её родители неразлучны уже почти 30 лет. В посёлке нет такой другой красивой и любящей пары. А папа на её расспросы про то , как они решили пожениться, всегда как-то загадочно улыбался, хитро подмигивая маме, и говорил : « Она взяла меня в плен!».

Автор: Ольга Заякина
Фото: Ольга Заякина

Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq Мы будем вам очень благодарны за любую вашу помощь...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...