Табун из шестого «Б» класса

Валентина Андреевна переложила пару бумажек из одной стопки в другую, отхлебнула свежесваренного кофе и продолжила своё важное дело. Чудесное утро дышало в приоткрытое окно сентябрьской свежестью. Особую радость доставляла мысль, что сегодня пятница и завтра выходной. Пока государственные школы учились шесть дней в неделю, в их частной школе давно была пятидневка. От приятных дум Валентину Андреевну отвлек вызов по селектору.

— Валентина Андреевна, к вам тут пришла Кристина Викторовна. Она подавала документы на вакансию учителя русского языка.

— Да, да, пусть входит, я её жду.

Спустя мгновение, дверь в директорскую осторожно приоткрылась и в кабинет робко зашла молодая девушка.

— Кристиночка, здравствуйте. Проходите, садитесь.

— Здравствуйте, — поздоровалась девушка и села на свободный стул, положив рядом сумку.

Валентина Андреевна взглянула на часы.

— Это хорошо, что вы вовремя, пунктуальность я ценю. Как вы к нам добрались, долго искали?

— Заранее выехала, меня пугали пробками, но на такси добралась быстро, пришлось даже часок погулять в ближайшем парке, — ответила Кристина, осторожно осматривая кабинет.

Валентина Андреевна достала бутылочку коньяка.

— Выпьете? — предложила она, глядя на девушку.

— Нет, что вы, я не пью!

— Это правильно, употребление спиртного, особенно на рабочем месте, у нас не поощряется. Если точнее, то даже наказывается, а то, знаете, были случаи… — предупредила директор и добавила к себе в кофе с пол стопки коньяка. Потом достала резюме девушки. — Я ознакомилась с вашей анкетой и рекомендациями, все документы в порядке. Вы тут написали, что имеете опыт классного руководства.

— Да, но небольшой. Год в младших классах.

— Вот и замечательно, нам как раз нужен классный руководитель в класс с углубленным изучением русского языка. Ребята там хорошие. На внутреннем, промежуточном тестировании, все набрали сто балов по русскому языку. Вот мы их в один класс и объединили, — Валентина Андреевна еще раз отхлебнула начавший остывать кофе.

— Я не против взять классное руководство. У меня к вам вопрос по заработной плате, которую вы указали в вакансии.

— Вас не устраивает зарплата по ставке? — удивилась директор.

— Просто она в три раза больше, чем та, которую мне платили в Сургуте.

— Ну, это Москва, голубушка, тут жизнь подороже, чем в Сургуте. Да и школа у нас частная, мы сами устанавливаем, кто сколько получает.

— Неужели за такие деньги не нашлось никого опытнее, чем я?

— Сейчас вообще нехватка учителей, а ждать и искать у нас времени нет. К понедельнику нам нужен учитель, потому вы приняты. Так что сейчас заполните у секретаря трудовой договор, на выходных ознакомитесь с учебным планом и в понедельник на работу. Готовы?

— Если так, то готова, — с улыбкой согласилась Кристина.

***

Все выходные Кристина готовилась к первому уроку в новой школе. Волновалась. Класс с усиленным изучением русского языка, стобалльники. Ударить в грязь лицом перед таким учениками она просто не могла.

Перед уроком Кристина заглянула в классный журнал и смутилась. Сразу в глаза бросились имена учеников. Ибрагим Алханов, Алтынбек Бокетбаев, Отари Лоладзе, Юсуф Башаев…

Из двенадцати детей, учащихся в шестом «Б», она насчитала всего три славянских фамилии. Еще больше насторожило полное отсутствие девочек. Скверная мысль только прокралась к ней в голову, но укрепиться там не успела, в класс начали заходить ученики и рассаживаться по местам. Прозвенел звонок.

— Здравствуйте, дети, я Кристина Викторовна, ваша новая учительница по русскому языку и классный руководитель, — как можно тверже произнесла Кристина.

— Здравствуйте, Кристина Викторовна, — вяло ответили дети, но кто-то на приветствие учителя даже не обратил внимание и продолжал заниматься своим делом. Нашлись и те, кто поприветствовал учителя не на русском.

Кристина разволновалась еще больше и забыла отметить присутствующих.

— Дети, тема нашего сегодняшнего урока — заимствованные слова в русском языке. Кто может назвать какое-нибудь заимствованное слово?

Ученики молчали, не проявив интереса. Кристина пробежала взглядом по именам в журнале.

— Хорошо. Ибрагим, — один из учеников отозвался и поднял руку, — ты можешь назвать какое-нибудь заимствованное слово?

— Крыстына Выкторовна, я честно скажю, я нычего нэ у кого нэ заимствовал, — ответил Ибрагим, приложив ладонь к груди.

— Ибрагим, ты не понял. Вот смотри, у тебя есть Айфон, для русского языка Айфон – это заимствованное слово, — решила привести понятный пример Кристина.

—Шу къордийна! Пачиму если чэчэнэц, то сразу пазаимствовал? Это ви, русские, Айфон может и пазаимствовал у кого, а мнэ папа купыл! — эмоционально ответил Ибрагим, обиженно сел на место и отвернулся к окну.

Кристина нервно сглотнула, не найдя ответа.

— Ну вот, например, слово «табу» заимствовано, и в русский язык пришло из полинезийского. Кто-нибудь знает, что обозначает это слово?

— Мугалим, я знаю, што она обознашаед, — поднял руку мальчик с первой парты.

Loading...

— Вот хорошо, а как тебя зовут?

—Я Алтынбек. Табун, это когда лошад много бегает, а когда много баран, это отара.

— Ишак, ты кито баран називаль?! — вскочил со стула ученик с соседней парты.

— Э, есть же, я никто баран не говорил, я говорил што многа баран, это отара.

— Зачем опять мине баран називаль?! — еще больше вскипел парень.

Кристина быстро пробежала по именам в журнале, нашла Отари Лоладзе. «Вот черт», — выругалась она про себя, такого в планах урока не было.

— Отари, Алтынбек не хотел тебя обидеть. Тебя зовут Отари, а он говорил про отару. Это разные слова, — постаралась успокоить ученика Кристина.

— Вот и не надо такой слова говарыть.

Кристина, стараясь спасти урок, еще раз заглянула в журнал и нашла там ученика со славянским именем Николай.

— Николай, ты можешь сказать, что обозначает слово «табу»? — обратилась Кристина ко всему классу, мысленно поругав себя за то, что разволновалась и поторопилась начать урок, забыв познакомиться с учениками.

Все взгляды уставились на светловолосого мальчика, увлеченно рисующего что-то в тетради.

— Николай, ты слышишь? — обратилась Кристина к рисующему мальчику.

— Мене звати не Николай, а Микола, — отозвался он.

— Крыстына Выкторовна, Мыкола хохол, он по русский язык нэ разговарывает! — выкрикнул со своего места Ибрагим.

Микола вскочил со стула, отшвырнув тетрадь на пол.

— Я тоби зараз пятак сковирну, макака! Я не хохол, а малорос з Донецька!

— Кто макака, я макака?!

Кристина не успела ничего сказать, как двое мальчишек набросились друг на друга с кулаками. Через мгновение Алтынбек и Отари тоже начали лупить друг друга. В классе завязалась драка, как в старом американском вестерне. Кристина замерла в углу, за учительским столом, наблюдая, во что превратился ее первый урок в новой школе. Через минуту в класс забежала охрана и несколько учителей, они растащили дерущихся в стороны. Через полчаса Кристина в слезах пила валерьянку в кабинете директора.

— Ну вот, уже хорошо, успокоились. Может все-таки коньячку? — еще раз предложила Валентина Андреевна. Кристина лишь отрицательно замотала головой. — И правильно, валерьяночку сейчас допьем, совсем полегчает.

— Они ведь там драку устроили, прямо на уроке, — слезно пожаловалась Кристина.

— Тоже мне, трагедия. Ребята молодые, энергии полно, борьбой занимаются, рукопашным боем, кикбоксингом. Пусть лучше в школе дерутся, чем на улице, тут хоть есть кому разнять. Да и у родителей претензий нет, в договоре все эти моменты обговорены.

— Валентина Андреевна, они же абсолютно необучаемые. Как они вообще набрали по сто баллов на тестировании?

— Кристина, запомните, выражение «необучаемые» в нашей школе произносить запрещено. Больше старания и все обучатся, или как минимум получат аттестат. Нас и такое устраивает. Что до баллов, тестирование наше, внутришкольное. Если нужно, то и по двести баллов получат.

— Ну, вот Николай, как он вообще попал в класс, если не умеет говорить по-русски?

— Микола беженец, у него квота. Мы же не хотим поссориться с министерством образования? Школа у нас частная, но требования министерства мы выполняем.

— А другие тоже беженцы?

— Нет, конечно. У Отари папа бывший грузинский депутат. У папы Алтынбека в Казахстане, под Таразом, Ликеро-Водочный завод и мясокомбинат. А у Ибрагима… — Валентина Андреевна наклонилась и понизила голос, — дядя — приближенный Кадырова. Люди все серьезные, состоятельные, потому отчислять их детей из школы мы не можем.

— И как же тогда быть?

— Ищите с ними общий язык, придумайте что-нибудь, мы ведь вам такую зарплату не просто так платим? Кристина, перестаньте реветь и идите готовьтесь к завтрашним урокам.

***

Кристина медленно диктовала тему из учебника, ученики старательно записывали услышанное. Взгляд учителя упал на Миколу, как всегда рисующего в тетради.

— Микола, будь ласка, перестань малювати в зошити и записуй тему.

— Добре, Христина Викторивна, — пробубниЛ мальчик.

С соседней парты раздалось хихиканье Ибрагима.

— Ибрагим, еще один смешок… Шу дада школе кхойкхар ву, таккхам вай делар ду.

— Чего сразу отца? Чуть что, сразу отца, — насупился парень.

— Тогда не болтай и слушай учителя.

После слов Кристины в классе снова воцарилась тишина.

За год работы в школе Кристина поняла одно: проще самой выучить несколько языков, чем научить этих стобалльников одному.

Автор: Still

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...