Странная...

Поехал как-то Глеб с друзьями в деревеньку подмосковную.

Есть такая не очень приметная – Михеево – название имеет. Рядом протекает речка Щелинка. От Москвы недалеко, всего 54 км от центральной дороги.

Началось строительство домов от заказчика, участки продают по привлекательным ценам. В общем, все, как и везде – движение происходит.

У Глеба Доброва бабулька проживает в этой местности. Старенькая она уже стала, но внука всегда привечает с радостью. Пироги у бабушки, наверное, самые вкусные! Хоть и не один внук приехал – еще двоих друзей с собой привёз. Ну, да ничего… Баба Аня справится – есть чем гостей накормить.

Хотя и неожиданный приезд был от любимого внучка, да пусть на рыбалку сходят, прогуляются на свежем воздухе.

А компания уже и пивом запаслась, копченая рыба на закусочку и огурцы зеленцы от бабушки с огорода. Чем не удовольствие – побыть на природе, вдохнуть деревенского чистого воздуха? Денек солнечный, речка дружелюбно посылает блики издали. Удочки в руках у всех.

Ехали самоходом, сначала на электричке, потом автобусом добирались. Парни учатся в ВУЗах. Лето так скоротечно, в городе душно и утомительно от сутолоки и забот.

Ребята расположились под деревьями на бережке. Пичуги щебечут где-то в ветвях. Речка журчит – камешки моет. Хорошо-то как!
Полянку расстелили, сели пивко потягивают, заедают копченостями. Разговор поверхностный, больше о пустом: как познакомились с девицами, и какие от них потом любезности были, после долгих ухаживаний.

Современные девушки без комплексов. Легки на ласки с объятиями. Лишь бы у парней денежки в кармане водились.

Удочки воткнули, наблюдают, у кого клюет, у кого еще думает. Блесна сверкает, притягивает рыбий глаз.

Всё, как бы чинно... Костерок запалили небольшой. Рядом полно веточек, да еще заломить можно от кустов повсюду по надобности.

Вдруг видят, берегом девица идет. И не молоденькая уже, годков так под тридцать ей. А, ни дать ни взять – раскрасавица. В платке на плечах, юбка пестрая. Коса толстая заплетена, глаза голубые… бездонные... Ох, хороша!

– Только перезрелая уже, – говорит один из друзей. – Нам студентам посвежее подавай да поглупее. А эта, похоже, цену-то себе знает. Вон как ступает, пава! Ух, какие же они деревенские здесь гордые – не объезженные!

Подозвали мальца, спрашивают об этой местной диве.

Слышат:

— Да блаженная она! Замужем не была – не берет её никто! Хоть и красивая!

— А что так? У нее с головой не в порядке?

— Да нет! Она вроде в своем уме! Но странная какая-то! Подальше от неё все сторонятся!

— В чем же странность ее? Что необычного такого в ней?

— А то и необычного! Она, если посмотрит на тебя, то мороз по коже! Такой взгляд у неё тягучий!

— Да ладно… И что с того?

— Но, самое непонятное… и даже страшное, если кто-то за ней ходить начинает, то потом непременно сгинет или изменится до неузнаваемости!

— Даже так! Интересно, неужели у нас в деревнях не перевелись еще ведьмы, колдуньи?!

— Выходит не перевелись! Мы боимся ее! С ней даже заговорить не решаемся… от греха подальше! Ну, ладно, я побег!

После этой беседы с парнишкой у Глеба интерес в глазах загорелся:

— Ого! Да она, скорее всего, еще и девственница! Вот это да! Я бы хотел с ней поиграться!

— Не связывайся – оставь эту дурную затею! Какая-то она опасная! Видишь, люди пропадают!

Только у Глеба запало желание узнать побольше об этой необычной девице:

«Мимо прошла – не взглянула даже в их сторону. Ишь, ты, какая! Ну, ничего! Мы к тебе найдем ключик – не таких обламывали!»

Вечером после рыбалки пошли прогуляться по деревеньке. А не маленькая она вовсе! Вон сколько понастроили! И дома-то какие – с архитектурой и неплохо выглядят!

Зашли в местную кофейню. Там и блины и прочее – вполне прилично подается.

Заказ сделали, сидят дружки – меж собой шутки и смешки. Смотрят на тех, кто рядом.

Девахи ничего, хоть и деревенские. Маникюр и реснички в туши. Одеты не хуже городских. Юбочки, джинсовки!

Глеб подвалил за столик к этим губкам в помаде:

— Девчата, погуляем! Посмотрим вместе ваши достопримечательности!

— А с чего ты взял, что гулянками нас обрадовал, хмырь городской?

— Что так враждебно? Надо быть попроще и повнимательней к приезжим!

— Знаем мы вас! Приедете тут на пару дней, помутите воду и потом видали вас!

— Да ладно! Не хотите – как хотите! Тогда расскажите мне о вашей жительнице. Одна она ходит тут в платке и юбке длинной!

— Это ты о Фроське? Подальше от нее держись, глупенький! Она у нас не такая, как все! У нее в роду все такие, бобылками живут! Ее разговор непонятный и взгляд опасный!

— Да я не из трусливых… и не из каких-то там побуждений – просто интересуюсь. Заметил, что она какая-то отрешенная, идет, будто не видит никого!

— Знаем мы все ваши побуждения! А она это только вид делает, что не видит. Всё она видит и слышит – еще больше других!

— Да? Ну, ладно, я пошел тогда к своим! Удачного дня!

Никак из головы не идет у Глеба эта красавица в пышной юбке. На пару дней к бабульке заглянули. Можно было бы и не думать о ней – из сердца вон! Да всё больше погружается парень в состояние опьянения от тонкого стана и легкой походки. Желание обладать распирает его. Не привык к отказу – всегда горы покорял. А тут какая-то переспелая ягодка, да не по зубам!

Ночью все спать легли, захрапели. Бабулька прибрала со стола и тоже в своей комнатке прилегла. Праведным сном уснула.

Не может уснуть лишь Глебушка. Жжет ему душу изнутри огнем пламенным. Узнать хочет таинство любви поближе местной гордой «колдуньи-красавицы». Приворожила она его крепко-накрепко.

Тихо поднялся, на носочках в сенцы пробрался. И словно под гипнозом побрел в сторону домика с зелеными наличниками.

Разузнал накануне, где живет это неземное создание – Ефраксиньюшка. Имя древнее, загадочное, из глубины веков дошедшее!
Подкрался вором ночным – к окошкам приблизился.

«Темно, кажись. Спит, наверное, девственница».

Одно окно оказалось не закрытым. Взобрался на подоконник и спрыгнул тихим котом на коврик, словно для него тут постеленный.
«Даже не скрипит вроде доска на полу. Вот и ладненько!»

Подобрался к кровати…

И тут увидел он в синем лунном свете ЕЁ!!!

Коса расплетена, волос по подушке разметался... Щеки румяные – ягодка, одним словом!

Только хотел одеяльце скинуть, тут голос ему слышится:

— Знала ведь я, что придешь! Только зря ты это затеял, парень!

Loading...

— Знала?! Ждала, значит?!

— Нет, не ждала, а молилась о душе твоей заблудшей!

— Да, ладно тебе! Я, может, давно искал тебя такую нетронутую! Может, я женюсь на тебе!

— Да, кто ты такой, чтоб жениться на мне?!

— Как, кто?! Глеб! Учусь в престижном ВУЗе. Родоки влиятельные… А, гляди-ка, только на тебя и запал! Больно уж красота твоя… природная да нетронутая душу мне жжёт – жить не дает!

— А ты спросил, хочу ли я этого?!

— Так, как же? Все хотят! Тебе уж и сроки все вышли…

— Ну, я не все. И суженный мой не из вашего мира. Уходи по добру, неразумный! Плохо тебе будет!

— Ой, хватит байки втирать. Плохо никому еще не было от вкусностей таких!

Тут Глеб резко схватил девицу, стиснул в жарких объятиях. Впился губами в уста не целованные. А сам уж и в койку ложится, с себя брюки рвет.

Затрепетала в руке эта птичка неведомая – краса первородная. Запах от нее хмельной, а свежесть такая, что не передать – травы да цветы луговые. А тело крепкое под рубашкой, груди и бедра налитые – желанные.

— Ох, и сладкая ты! Должна же за счастье считать, что кто-то пришел до тебя, милая!

Уже и кровь ударила в голову – не остановить мужика – он весь в вожделении и жажде насытиться!

Да только зря рассчитывал парень, что перед ним обычная баба! Что легко покорится, уступит...

Внезапно вырвалась, выскользнула из рук голубкой белокрылой.

Сила такая в ней – даже, будто неженская!

Обомлел Глеб! Глядит на ночную фею с волосами длинными…

А она уж и не фея стала, а вроде как ведьма лесная…

И уже руки подняла и сложила их в мольбе:

— Аника – воин!!! Приди ко мне по зову моему! К тебе я припадаю в надежде защиту получить! Вразуми сего отрока! Получит он то, что заслуживает! Да будет ТАК!!!

— Что ты шепчешь там, чудная! Лучше иди ко мне и познай счастье любви моей!

Ничего больше не сказала селянка…

Да только видится Глебу, колыхнулись шторки на окнах, а в проеме двери стали проявляться мужи крепкие трое числом, и одеты, как ратники древние!

Выступил самый могучий вперед:

— Что желаешь сотворить с ним, госпожа наша вечная?

— Не хочу я смерти его! Лишь проучить хочу, чтоб впредь неповадно было ломиться в дом без чести да приглашения!

— Понял! Тогда мы отправим его так далеко, что долго ему добираться будет обратно.

— Да будет ТАК!!!

Закружилась голова у любовничка… Чувствует, закрутило его вихрем в воронку черную. Несет его с невероятной силой да скоростью в миры неведомые. И тут сознание потерял он свое, будто совсем на мгновение…

Очнулся – трава под ним. Деревья такие странные, изверченные все да искрученные. Стволы в обхват рук. Местность незнакомая.

— Где это я? О, Господи, что это?! Не сон ли?!

Глеб пощипал себя за руку. Нет, вроде не спит он. Да вот, как же ему выбираться отсюда теперь? Что это, места какие? Где он находится?

Встал… и вдруг понял, что не помнит ничего, что раньше с ним было: ни кто он такой и откуда. Помнит только имя свое… Побрел наугад…

Уже рассвело вокруг. Вдали видит – домик. Постучал в калитку.

Открыла бабка старая ему. Впустила на порог, чай с пирогами поставила:

— Рассказывай теперь, ничего не таи!

Молодой юноша, как на духу, выложил всё свое приключение.

Бабушка долго молчала и молвит:

— Прогневал ты закон Божий! Надо тебе теперь покаяться и молить о прощении!

— О чем вы говорите? Что за бред! Мы живем не в прошлом веке, на дворе сегодня прогресс во всем!

— Детка, ничто не поменялось в ЭТОМ МИРЕ! Как был создан он Всевышним, таковым и остается во веки вечные! Смирись и покайся!

Глеб уж хотел уйти от старухи, да только ноги ватные сделались – тяжелые. Не может он встать. Тело чужое – не податливое. Тогда припомнил он все… Понял и взмолился Отцу небесному внутри себя. Поднял всё желание свое и искреннюю искру зажег – пощадить его просит:

— Господи, прости меня! Прости меня, Господи! Больше не буду таким глупым, таким животным неразумным!..

Проснулся Глеб у бабушки своей – Анны.

Тихо тикают ходики на стене. Друзья уже на ногах. Сидят за столом:

— Ну и здоров ты спать, брат!

— Да, я что-то сегодня всхрапнул! Ну, и приснилось же мне такое!

— Иди завтракать, нам еще в дорогу собираться!

— Да, я сейчас! Умоюсь...

Никто не поверит в реальность случившегося. Скажут, сбрендил парень – на местной деревенской мозгом двинулся!

Да и как проверить-то: было ль то… аль не было? Память его все еще, словно в тумане.

Только промолчал Глеб про «сон» свой да крепко задумался, для чего он так беспутно прожил все эти годы свои молодые! Неужто и дальше так? Вот уж негоже!..

Изменился юноша, не узнают его товарищи: не ходит на гулянки, от спиртного совсем отказывается?

Чудеса с ним какие-то происходят после поездки в деревню. Ну и дела!!!

Автор: Ольга Карнаухова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...