Сорок пять, баба...

Нина Ивановна с трудом открыла глаза. Стены, окрашенные наполовину в голубой цвет, спинка кровати, большое окно с мутными стеклами вдруг закружились и поплыли перед глазами. Она застонала. С трудом смогла сфокусировать взгляд на палку и бутыль.

«Это капельница.» — Сообразила она. — «Я в больнице. Ничего не помню. Или помню? Помню!»

В палату зашел человек в белом костюме и маске. Нина Ивановна никак не могла понять женщина это или мужчина.

— Как Вы себя чувствуете? — Раздался мужской голос. — Я Ваш лечащий врач Сергей Николаевич.

— Спасибо, кажется неплохо. Только голова кружится немного.

— Вот и хорошо. С Вами все в порядке. Был глубокий обморок. Упали, немного разбили голову. Легкое сотрясение. — Быстро проговорил доктор. — Предвидя Ваши вопросы, отвечаю сразу. Посещения запрещены.

Нина Ивановна тихо заплакала.

— Ну, ну будя. — Продолжил Сергей Николаевич. — Как врач заявляю, нервные клетки не восстанавливаются. Как мужчина, нельзя таким красивым глазкам краснеть.

Нина Ивановна улыбнулась.

— Все пройдет, — Сергей Николаевич покачал головой, — Вы мне потом все расскажите и мы вместе посмеемся над этим. А сейчас спать, спать и спать.

Выздоравливала Нина Ивановна быстро, через неделю, перед выпиской к ней зашел доктор.

— Ну все, завтра домой, рекомендации выполнять. И самое главное, меньше нервничать.

— Я такая дура, такая дура, — разревелась Нина Ивановна. — Таких бед натворила. Что мне делать, не знаю. Дочери стыдно в глаза смотреть. Всего себя и ее лишила.

— Во-первых, успокоиться, — твердо произнес Сергей Николаевич, — Во-вторых, постарайтесь рассказать все по порядку. Выплеснется и мысли Ваши соберутся. Решение придет.

— Познакомилась я с Колей примерно два года назад, — начала свое повествование женщина, — Случайно, на какой-то презентации. У меня турфирма своя. Мужчина он представительный, правда на десять лет моложе меня, ему тогда только исполнилось тридцать пять. Он как-то сразу начал красиво за мной ухаживать. Цветы, подарки, рестораны.

Нина Ивановна вздохнула.

— Я очень боялась этих отношений. Понимаете, я много работаю, дочери помогаю. Я вдова уже восемь лет и о новых отношениях даже не помышляла. А тут, красивый мужчина, очень настойчиво ухаживает. Вникает во все мои проблемы. Пытается помочь. Через год я сдалась.

Нина Ивановна достала платок, вытерла глаза.

Loading...

— Я была влюблена до безумия, — продолжила она свой рассказ, — Я парила, светилась от любви. Моя жизнь была вся подчинена только моему Коленьке. Дочь была очень недовольна. Мы даже с ней очень сильно разругались. Такое ощущение, что меня заколдовали. Ничего и никого я ни видеть, ни слышать не хотела. А дочь была права, во всем права.

Сергей Николаевич молча налил воды в стакан и протянул женщине. Нина Ивановна выпила воды.

— Через полгода начались у Коленьки неприятности. Нет, он не просил меня помочь ему. Я сама предлагала деньги, он отказывался. Нехотя брал. Переживал, что перекладывает свои неприятности на меня. Обещал все вернуть. У него крупный бизнес, в данный момент не мог деньги вывести. Но, как пройдет сделка, сразу все вернет.

Сергей Николаевич усмехнулся.

— Вот паразит, — в сердцах воскликнул он.

— Я взяла очень крупный кредит в банке, — призналась Нина Ивановна, — Даже если продать фирму, квартиру и забрать все сбережения, половины не соберу. Дочь пыталась меня вразумить, но разве я ее послушаю? Я даже квартиру на продажу выставила, но половина квартиры собственность дочери, она не согласилась.

— Хорошо, что не продали, — изрек Сергей Николаевич.

— А могла, — покачала головой Нина Ивановна, — Как получил деньги и узнал, что квартира не продается, Коленька пропал. Совсем пропал. Сначала я пыталась дозвониться, телефон его был вне доступа. Затем, отправилась на его фирму. Там только посмеялись надо мной. Оказалось, что это не его фирма. Наврал он мне все. Вот тогда я поняла, меня обобрали. Вышла из здания, а дальше ничего не помню. Очнулась только здесь.

— Да, мошенников много. Даже не знаю, что сказать, — посочувствовал Сергей Николаевич, — Хотите, я с Вами в полицию схожу? Это нельзя так оставлять. Я человек одинокий, жену пятнадцать лет как похоронил, дети взрослые. Что мне после работы делать? Чем смогу — помогу.

Нина Ивановна улыбнулась.

— Чем полиция поможет? — С горечью произнесла она. — Я уже потом поняла, даже фамилию его не знаю.

— Но описать Вы его сможете? — Возразил ей доктор. — Напишите заявление, это шанс. Маленький, но шанс. Кстати, ваша дочь все телефоны оборвала. Очень за Вас переживает.

Его прервал телефонный звонок.

— Мама, как я рада, что все хорошо и тебя выписывают, — радостно прокричала дочка, — Как ты нас напугала.

— Доченька, прости меня. Я так виновата. Я такая дура, — запричитала Нина Ивановна.

— Мам, успокойся, — прервала ее дочь, — Ты мне как про квартиру сказала, я частного детектива наняла. Он такое на твоего Коленьку нарыл. Не отвертится. Сидит сейчас в полиции, показания дает. Самое главное, твое здоровье, остальное устаканится.

Нина Ивановна засияла. Глаза ее заблестели.

— Хорошая у Вас дочка, — сказал Сергей Николаевич, — Ну раз так все складывается, я пойду. Выписку надо подготовить. И еще, — он немного замялся, — Может, как выпишитесь, мы с Вами кофейку или чаю вместе выпьем?

— Обязательно, — покраснев, согласилась Нина Ивановна.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...