Щепотка перца

Агния Виталику понравилась сразу. Худенькая, даром, что не дистрофик, какая-то вся трепетно-дрожащая, она стояла в очереди за билетом. Вокзал жил свой шумной, многоголосой жизнью, ничуть не обращая внимание на эту грустную девчонку, нервно перебирающую в руках бумажки денег.

-Извините! Билеты закончились.

Толпа зароптала, кто-то стал угрожать кассиру звонками в высшие инстанции.

-Продают «налево», а нам не хватает! Спекулянты! — какой-то мужчина зло пнул дверь кассы ногой.

Агния растерянно оглянулась, потом вздохнула и потащила свою большую сумку к выходу из здания вокзала. Если девушка поторопится, то успеет на рейсовый автобус. Тогда она все же попадет домой. В этом небольшом городке она гостила у подруги. Но каникулы закончились, нужно возвращаться в институт. Химфак, последний курс. Сердце ёкало от предстоящих экзаменов...

-Извините, можно я вам помогу? — Виталик подошел к Агнюше и показал рукой на багаж. — Вам, я вижу, очень тяжело...

-Нет, спасибо, я справлюсь.

-Но до автобуса далеко! А нам все равно по пути! Не выдумывайте, я донесу! Да, не бойтесь вы, не вор я!

В душе молодого человека тихо шевелились жалость, какая-то даже отеческая забота, удивление, как можно быть такой до безобразия худенькой, и еще что-то, грозящее перерасти в любовь.

Только потом Агния узнает, что Виталик специально сдал свой билет на поезд, купленный заранее. Парню захотелось ехать с ней в одном автобусе. Пока она стояла в очереди, он сбегал в булочную за свеженькими круассанами. Термос с горячим чаем был у него с собой.

-Надо же, удивительно! — помолчав, промолвил он, искоса глядя на свою попутчицу. За окном автобуса мелькали позолоченные березы, разноцветные кляксы кленов, сизо-зеленые ели.

-Что вас так удивляет? — Агния все никак не могла свыкнуться с тем, что этот молодой человек вот так просто взял, да и стал ей гораздо ближе, чем просто человек, двигающийся в одном с ней направлении.

-То, что, живя с вами в одном городе, я и не знал о вашем существовании. Представляете, мы же могли ездить в одном вагоне метро, у нас могут быть общие знакомые, а я и не думал...

Сидевший за Виталиком мужчина хмыкнул. Он, видимо, тоже когда-то таким способом знакомился с девушками...

Поездка в душноватом автобусе, мирно текущая беседа, рассказы о мелочах, которые наполняли жизнь молодых людей — и вот они уже прощаются на станции, обменявшись телефонами.

Виталий захлопнул дверь такси, Агния помахала ему рукой с заднего сидения...

Дома Виталика ждала мама. Сегодня у нее был выходной. Первый, пожалуй, недели за три.

Полина Александровна правила небольшой столовой в уютном переулке. Деревянная мебель, резные наличники на окнах, скатерти с незатейливыми русскими узорами. Женщина начинала простым поваром, потом преподавала в училище, втолковывая неразумным девчатам, как сварить украинский борщ, и не испортить все дело. А потом Полина перешла работать в эту столовую. Из мелкой забегаловки женщина своим умом и стараниями превратила это место в одно из самых уютных в городе. Каждый день работы было много, Полина Александровна задерживалась допоздна, а Виталик ждал ее дома, выгребая из холодильника все то, что она заботливо наготовила впрок...

-Привет, мамуль! — сын с порога обнял женщину.

Полина Александровна осмотрела своего взрослого ребенка с головы до ног, не отощал ли.

-А ты чего такой восторженный? — спросила она, когда Виталик, напевая что-то, вошел в кухню. — Садись, я обед приготовила.

-О! Мама! Пахнет божественно! — парень чмокнул мать в щеку и сел за стол. — Да я с такой девушкой познакомился!.. Тебе б ее отдать дней на десять...

-Мне? Зачем? — женщина приподняла бровь.

-Ну, она такая худющая! Воробушек, да и только!

-Болеет она, что ли? — Полина Александровна вдруг передернула плечами. Когда-то в ее жизни была одна такая девчушка, костлявая, жалостливо смотрящая большими, грустными глазами. Но знакомство с ней ничем хорошим тогда не кончилось...

-Нет, просто конституция такая. Она говорит, что у них все такие в роду. В-общем, она мне очень понравилась и...

Вдруг на столе судорожно завибрировал сотовый.

-Мам, это твой...

-Вижу. Не буду подходить! В конце концов, у меня выходной!

Но уже через две минуты женщина, выйдя в комнату, перезванивала подруге, Римме. Они работали вместе. Римма была директором столовой. Если подруга решила побеспокоить Полину, значит, что-то случилось.

-Виталик, извини. Я завтра на работу пойду. Школьников приведут, надо накормить.

-Мам! Но мы же собирались тебя свозить по магазинам! Учти, у меня последний день отпуска. Без тебя там никак не справятся?

Полина задумалась. Она редко ходила по магазинам, но если уж планировала такое мероприятие, то делала все с размахом. Виталик ждал ее в машине, она бродила по магазинам, потом садилась в салон автомобиля, и они ехали в другой торговый центр. Так Полина отдыхала...

-Нет, знаешь, там у ребенка какого-то аллергия, надо проследить, чтобы наши повара ничего не напутали! Жаль, конечно, но давай отложим...

-Ладно. Как скажешь, — молодой человек пожал плечами. Зато будет возможность встретиться с Агнешей...

Виталик долго не знакомил маму со своей девушкой. Даже скорее Агния уговаривала его не спешить, все придумывала поводы, чтобы отложить поход к нему в гости.

-Да ты что! У меня мама отлично готовит, попробуешь настоящую еду, как в ресторане!

-А она, что, повар? — почему-то испуганно спросила Агния.

-Ну, да. Я не говорил? Она повар, сейчас работает в столовой. «Белая сова», знаешь такую? Это ее детище! — с гордостью ответил Виталик.

-"Белая сова"... Нет, не была там...

-Надо обязательно зайти! Полина Александровна будет рада!

Агния остановилась как вкопанная.

-Кто это, Полина Александровна?

-Моя мама. Ты чего? — Виталик с удивлением заметил, как румянец слетел со щек девушки.

-Ох, нет, ничего. Ты знаешь, у меня лекции в институте, а потом лабораторные, а потом семинары... Давай, как-нибудь потом сходим. А?

Она умоляюще посмотрела на парня. Тот, ничего не понимая, пожал плечами и кивнул.

-Потом, так потом...

Осень скинула последние червонно-коричневые листья с деревьев в парке, дожди превратили пейзаж за окном в нечто акварельно-расплывчатое, а потом повалил снег. Осень еще хорохорилась, не давая морозу сменить слякотную распутицу, но скоро сдалась, гордо уйдя в небытие.

-Виталик, я тебя совсем не вижу. То тебя дома нет вечерами, то я на работе. Что нового? — мать поставила перед собой и сыном по чашке ароматного кофе с молоком.

-Нового? Ну, я, наверное, женюсь, мама, — просто, улыбнувшись, ответил молодой человек.

-Да?.. — протянула Полина. Как-то в суете работы, бесконечных забот и беготне по залу столовой она и не заметила, что мальчишка уже давно не мальчишка, а интересный, самостоятельный, любящий жизнь мужчина. Он был так похож на своего отца... Особенно улыбка, добрая, такая согревающая... Расстаться с ней было нелегко. — И кто она?

-Та девушка, я тебе рассказывал, худенькая, вся такая миниатюрная...

-Ну, я не спрашиваю тебя об особенностях ее конституции! — Полина вдруг разозлилась. — Имя у нее есть?

-Есть, мама. Ее зовут Агния.

Полина отвернулась. В голове гудел рой мыслей. Худая девушка с именем Агния, ножки-палочки, ручки-веточки... Нет! Ну, не попадает бомба в одну и ту же воронку! Это против правил!

-Мам, ты что? — Виталик испугался, увидев, как мать посерьезнела. — Мам, я уже взрослый. Все будет хорошо!

Он заботливо налил Полине стакан холодной воды. Женщина быстро выпила пару глотков и прошептала:

-Прежде чем ты сделаешь ей предложение, я хотела бы познакомиться с ней.

-Ну, конечно. Да что случилось-то?

-Ничего, надеюсь, ничего... Ты кофе допей, а то остывает...

... Агния стояла на пороге квартиры Полины Александровны. В руках — кулек с мандаринами, в глазах ужас.

Виталик весело потрепал ее по щеке.

-Выше голову! Моя мама еще не самый сложный вариант, вот увидишь!

Loading...

Агния судорожно сглотнула.

Женщина открыла дверь и отступила на пару шагов, давая гостям пройти в прихожую. А еще давая себе время, чтобы убедиться, что догадки оказались верны...Вот надо же такому случиться!..

-Мама, познакомься, это Агния. Агния, это моя мама, Полина Александровна.

Девушка умоляюще посмотрела на будущую свекровь. Та чопорно кивнула, давая понять, что сцен устраивать не будет.

-Ну, что ж, Агния, — нарочно растягивая ее имя, обратилась Полина к гостье. — Проходите, располагайтесь.

Агнеша протянула женщине мандарины.

-Возьмите! Это очень сладкий сорт, мне родственники прислали!

-Да... Спасибо...

-Мам! Мы торт не принесли. Ты же сказала, что не нужно.

Десерты и выпечку Полина Александровна готовила исключительно сама. Это был ее «конек».

-Агния, поможете мне на кухне. Нужно кое-что доделать.

-Да, конечно.

Полина пропустила девушку и прикрыла дверь.

-Значит так! Я не злопамятна, но ты понимаешь, что после случившегося я не могу назвать тебя любимой невесткой. Уж, прости! И на моей кухне ты, пожалуйста, не трогай ничего. Тебе же во благо!

-Да, хорошо... Но, может быть, пора уже все забыть? Столько лет прошло! Полина Александровна, я...

-Молчи! — зашипела женщина. — Я потерплю тебя только ради сына. Надеюсь, ты перестала быть настолько неуклюжей, чтобы испортить все, рядом с чем находишься!

Она сунула девушке в руки тарелку с закусками и, распахнув дверь, подтолкнула ее к гостиной.

Агния медленно прошла к столу, поставила блюдо и глубоко вздохнула.

Виталик внимательно следил за ней глазами. Его мышка, его маленькая, тонкая ивушка, угловатая, смешная тростинка была здесь несчастна. Кто посмел обидеть ее? Мама? С чего вдруг?!

Молодой человек дождался, пока закончится «званый» ужин. Мать была подчеркнуто вежлива, Агнеша молчалива. Когда пришло время пить чай, Виталик, наконец, решил расставить все точки над «И».

-Итак, — сказал он, кладя свои руки на ладони матери и Агнии. — А теперь, дорогие мои, пришло время рассказать мне все.

-Что, дорогой? О чем ты? — Полина пыталась сделать вид, что ничего не понимает.

-О том самом. Почему моя невеста не находит себе места, а ты, мама, всегда такая приветливая, сегодня вдруг превратилась в Снежную Королеву.

-Но, Виталик! — попыталась остановить его Агния.

-Никаких «но»! Все, как есть. Я хочу услышать правду! Итак, мама, я весь во внимании.

Полина отвела взгляд, потом вздохнула и начала.

-Понимаешь, дорогой, эта девушка, которую ты выбрал в качестве будущей жены, — женщина зыркнула на Агнию, — когда-то разрушила мою, не побоюсь этого слова, карьеру!

-Но, Полина Александровна! Это неправда!

-Молчи, несчастье ты мое! — Полина мотнула головой. — Итак, ты, наверное, помнишь, милый, что, когда в городе открыли новое поварское училище, то туда брали всех желающих.

Виталик кивнул.

-Тогда эта девочка пришла и заявила, что хочет быть поваром. А меня тогда взяли в училище заместителем директора. Я вела некоторые занятия. Агнию я заметила сразу. И не потому, что она отличалась особыми талантами. Она, наоборот, была криворукой неумехой.

-Но, мама! Не надо так говорить! — Виталик нахмурился. — Агния совсем не такая!

-Ладно тебе! Вспомни, я практически каждый день рассказывала тебе о том, как эта девчонка разбивает посуду, портит ингредиенты! Сколько раз она ранила себе пальцы, это ж уму не постижимо! Мы перевели на нее весь пластырь, а несчастья так и сыпались на ее и нашу голову...

Виталик вдруг вспомнил, как мать рассказывала смешные истории о неказистой ученице, что, как «паршивая овца, все стадо портит». Но парень тогда проникся скорее жалостью к этой девчушке. Это дома Полина была нежной, доброй. С чужими она могла держаться совсем по-другому... Ох, и доставалось, видимо, тогда Агнии от Полины Александровны!

-А потом был этот дурацкий конкурс блюд от преподавателей на Новый Год. И кто его тогда предложил?.. В-общем, я тогда проиграла. Помнишь?

Виталик кивнул. Он помнил. Мама в тот день очень расстроилась. Как!? Она, такая неподражаемая в своей стряпне — и проиграла?! Весь мир тогда должен был плакать вместе с ней! А отец только причмокнул. Полина разозлилась, сорвалась на сыне. Дом сотрясал большой скандал...

-Так вот. В моем проигрыше была виновата она! — Полина ткнула пальцем в Агнию. — Но она не призналась в этом! Ее тогда, как назло, поставили мне в помощники. О чем только думала Римма, ведь она тогда была директором и распределяла поварят...

-Неправда! Я тут не при чем! — Агния вспыхнула, залившись румянцем и глядя на Виталика.

-Да? Но ведь это ты высыпала горсть перца в мои блюда! Я просила тебя добавить щепотку, как положено, как я учила. А ты...

Полина Александровна тогда тяжело переживала проигрыш. Она как будто вернулась в детство, где бабушка, наблюдая, как внучка криво режет огурцы к ужину, цокает языком и причитает, в кого Полинка такая уродилась, где та же бабушка ворчливо бухтит, отталкивая тарелку со сваренной геркулесовой кашей. Тогда Полина все делала «не так». Бабушка надежно вбила это в ее голову. Поэтому потом были кулинарные курсы, тысячи курсов, диплом повара. Быть лучшей, научиться, наконец, готовить, «уродиться», стать хорошей — вот что было главное! А потом эта неудача на конкурсе, разочарованные взгляды коллег, самооценка поварихи опять поползла вниз...

-Я ничего не делала. Вы тогда обвинили меня перед всем училищем, не поверили мне. Что ж, я ушла. И не жалею. Я учусь, у меня будет хорошая профессия. и я не неумеха, но доказывать вам это я не собираюсь! — Агния вскочила, Виталик встал рядом с ней.

-А кто же тогда виноват, дорогая? Может, раскроешь нам глаза? — Полина насмешливо смотрела на девушку.

-Римма Игнатьевна. Она тогда заходила на кухню. Спросите у нее!..

Сказав это, Агния быстро схватила свое пальто и ушла.

-Ну, мама! Ну, как девчонка, честное слово! — Виталик растерянно махнул рукой и выбежал вслед за подругой, прихватив несколько мандаринов. Агнеша сейчас будет очень расстроенная, надо ее покормить!..

Полина медленно подошла к окну. Ей было грустно. Она смотрела, как два человека, взявшись за руки, уходят прочь по тротуару. Вот они уже скрылись за поворотом. Их уже не вернуть...

... -Алло! Риммочка, ты? — Полина глубоко вздохнула.

-Да, Поля. Что-то случилось?

Римма и Полина работали вместе, знали друг друга очень давно. Именно Полина предложила тогда Римме уйти из училища, став директором столовой. Сама Полина не выдерживала административных нагрузок, ее тянуло на кухню...

-Я хочу у тебя спросить...

-Что? Что-то на работе? Говори быстрее!

-Ну, да. В-общем, это ты тогда испортила мои блюда на конкурсе в училище? Я хочу услышать это от тебя! Зачем ты это сделала?

Полина затаила дыхание.

-Вспомнила... Я? Ты, правда, хочешь знать? Хорошо! — Римма даже не стала отпираться. — Мой муж. Все из-за него. Он так нахваливал твою стряпню, а мою считал посредственной. Он так и говорил, что мне лучше руководить, научить я все равно мало чему смогу. Представляешь?! А ведь это не так! И он должен был это понять! Он был в жюри, как ты помнишь. Ну, я чуть подперчила твои блюда. Подумаешь! Тебе ничего от этого плохого бы не было, а я вернула себе мужа, он зауважал меня! Моя еда ему тогда понравилась больше...

Полина молчала, переваривая все услышанное.

-Фу! — наконец, сказала она. — Гадость какая! Римма, я же считала тебя надежной, подругой тебя считала!..

-Ну, дорогая! Извини! И чего ты вообще вспомнила? Уже все совсем по-другому!

-Да, ты права! — Полина пожала плечами. — Теперь все по-другому. Ладно, прощай! Мне пора!

Римма тревожно покусала губы, кладя телефонную трубку на стол. Муж храпел в соседней комнате, по телевизору начали показывать любимый сериал...

А Полина Александровна, накинув куртку и быстро сунув ноги в сапоги, уже бежала по заснеженным улицам, на ходу набирая номер сына. Она найдет их, попросит прощения! Все еще можно изменить! Только бы сердце выдержало это беготню по сугробам...

...В понедельник Римма Игнатьевна нашла на своем столе заявление от бывшей подруги. Та увольнялась, решив, наконец, отдохнуть от суеты рабочей жизни. С ней из столовой ушла целая эпоха простых, но в то же время изысканно-вкусных блюд, которые так любили посетители. Римме было до Полины Александровны далеко...

Агния и Виталик поженились весной. Полина приготовила на их свадьбу чудесный торт, украсив его так, как хотела невестка, эта худенькая, угловатая девочка, которая так давно знала Полина Александровну, но узнала ее по-настоящему лишь недавно...


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...