Сапоги

В палате было тихо.

Когда Марья вошла и увидела своего Василия на белой постели, беспомощного, в каких-то трубках и проводах, ей стало жутко.

Но взяв свои эмоции под контроль, эта хрупкая старушка подошла к мужу и улыбнулась.

— Здравствуй, Вася. Как ты тут поживаешь? – сказала она довольно бодрым голосом.

— Ты зачем приехала? — вместо приветствия, непривычно слабым голосом спросил муж. — На кого хозяйство оставила?

— На соседку, — ответила Мария, села на стул рядом с кроватью и положила свою морщинистую руку на бледную руку мужа.

— Зря, — выдохнул Василий. — Тебе же столько времени нужно было до города добираться. Зря ты приехала.

— Как же зря? Ты же мне муж. Я переживаю.

— Переживать можно и издалека. – Слышно было, что разговор давался Василию тяжело. — А вот за хозяйством, за ним ведь издалека не насмотришься.

— Да я не надолго, Вася, — скорее стала успокаивать мужа Марья. — Я же только навестить. Поговорю с тобой, и сразу обратно поеду. Электрички ходят хорошо.

— Понятно. — тихо сказал Василий. — Проститься приехала.

— Нет, что ты, не проститься, — стала оправдываться Мария. — Зря ты так говоришь. Или ты, на самом деле, помирать собрался? Мне дочка на тебя жалуется, что настроение у тебя не боевое. А ведь ты бывший oфицeр.

— Может и собрался. — Василий опять тяжело вздохнул. — Годы у меня самые подходящие, так что, никуда не денешься. А ты Мария, это... давай, посмотрела на меня, и езжай домой. Тут есть кому меня навещать. Сын приходит каждый день. Дочка, вон, тоже не забывает. Пожаловалась она тебе, понимаешь ли, сплетница.

— Да я знаю, что они приходят к тебе. Но я ведь ещё и посоветоваться с тобой хотела.

— В чём посоветоваться?

— Да тут внучок у меня вчера был, твой любимый. О нём хочу с тобой поговорить.

— О Ваньке? – Марии показалось, что Василий даже чуть посветлел лицом. — Как он там без меня? Скучает?

— Скучает.

— Эх... Единственно, с кем больно расставаться, так это с ним... — У мужа вдруг на глазах что-то заблестело. — Хотелось бы посмотреть, каким он вырастет. Кем станет.

— Так oфицeрoм и станет. Как ты. Он же об этом уже давно мечтает. Хоть и маленький.

— Хорошо бы, если бы стал. Так чего Ванька-то? Ты начала говорить, и перестала.

— Ванька мне вчера говорит, что твои сапоги ему нравятся. — Мария улыбнулась. — Ну, эти, которые oфицeрские, на меху. Говорит, попроси дедулю, пусть, когда я вырасту, он мне их подарит.

Loading...

— Так и сказал? — удивился Василий.

— Ага. Так и сказал.

— А почему он мне никогда этого не говорил?

— Стеснялся. Он же знает, что эти сапоги и твои любимые тоже. Ты же их зимой иногда надеваешь. Они же вон какие, блестящие.

— А ты их ему и отдай, когда он у нас опять появится, — разрешил Василий. — Скажи, что я ему дарю.

— Как это? Они же ему пока велики.

— Ну и что. Пусть забирает. Они мне теперь уже вряд ли пригодятся.

— Нет, Вася, ты что, забыл, что если я ему их отдам, на эти сапоги сразу найдутся ноги, которым они впору. У нас же в родне мужиков полно. Пока у Вани нога вырастет до нужного размера, от сапог этих останутся одни подошвы.

— Да... — Василий задумался. — И чего, мне завещание что ли писать из-за этих сапог? Это же, наверное, смешно будет. Как думаешь?

— Смешно, — кивнула Мария. — Даже очень.

— Тогда ты их спрячь до нужного времени. А потом, когда Ваня повзрослеет, отдашь.

— Спрятать-то я могу. А если и со мной чего случиться?

— Да? А чего тогда делать?

— Остаётся одно, Ваня, тебе самому дождаться, когда у мальчика нога подрастёт. Иначе, уплывут твои сапоги мимо цели. Понимаешь?

— Ох... — Василий даже застонал. — Вот опять ты передо мной невыполнимую задачу ставишь... Что за жена...

— Уж, какая есть, — улыбнулась опять Мария. — Но ты, вроде, все боевые задачи свои до этого решал. И эту решишь. Ты же у меня бывший oфицeр. А бывших oфицeрoв... как ты говоришь?

— Бывших oфицeрoв не бывает... — прошептал Василий. — Ладно, Мария, иди... Сейчас медсёстры придут, меня колоть начнут. Не нужно тебе на это смотреть. Иди.

— Пойду. — Мария погладила руку мужа, встала, поправила на нём одеяло. — Только помни, Вася, я Ване уже пообещала, что ты ему свои сапоги отдашь, когда ему семнадцать стукнет. За тебя ему слово дала. Так что, тебе придётся ещё пожить.

— Есть, товарищ командир... — попытался пошутить муж.

На следующий день здоровье Василия резко пошло на поправку.

Автор: Анисимов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...