Ровесники

Ивасеевы решили развестись. Случается такое после двадцати лет брака. Хотя многие удивляются. Мол, столько лет прожили, глупо уже в таком возрасте разводиться.

А вот как раз в этом возрасте разводиться — в самый цвет.

У супругов уже столько претензий к друг другу накопилось, не сосчитать.

И вот копились эти претензии, копились, и накопились в огромный снежный ком над крышей их дома.

И однажды каак бабахнет, каак шандарахнет! Всё. Обвал.

Снежная лавина проломила крышу их дома и засыпала их холодом.

Самое идиотское, что Ивасеевы поссорились из-за, мать его, чайника.

Ивасеева попросила супруга поставить чайник, а он вдруг сказал на повышенных, нет, на очень повышенных тонах:

— Ольга! Ты взрослая женщина! Тебе сорок лет! Сколько можно вести себя, как маленький ребенок? Ты не знаешь, где у нас спички лежат? Ты не знаешь, как газ зажигать?

Ивасеева задохнулась от негодования. Больше всего ее возмутило, что супруг зачем-то вспомнил ее возраст, который до этого старательно забывал и искренне каждый раз удивлялся, что они ровесники.

Быть маленькой, наглой и дерзкой — это же была вишенка на торте. Ивассев и полюбил эту вишенку. И тут — здрасьте — пожалуйста, его вдруг стало это раздражать! Каков гад! Подлец!

Ивасеева ткнула супруга пальцем в грудь и сказала ледяным тоном:

— Развод!

И стала собирать чемодан.

— И куда ты собралась? — насмешливо и зло спросил Ивасеев.

— А тебя это уже не касается, — отрезала Ивасеева.

— Да и пошла ты! — рявкнул Ивасеев.

— Я и пойду, — фыркнула Ивассева. — Подавать на развод.

И подала.

Встретились Ивасеевы в загсе. Ждали своей очереди. Сели у двери.

«Хорошо выглядит, гад», — подумала Ивасеева.

«Хорошо выглядит, стерва», — подумал Ивасеев.

— Ты это, — кашлянул, наконец, Ивасеев, — того — самого, — и замолчал.

— Как был идиотом в двадцать лет, так и остался, — резюмировала Ивасеева. — А я всегда говорила, что люди не меняются. Бесперспективный ты, Ивасеев.

— И тут у тебя глаза открылись? — не выдержал супруг натиска и съязвил.

— Они у меня давно открылись.

— Что ж ты молчала?

— Обидеть тебя, дурака, боялась. Семью хранила.

— Да, ты говорила, что семья для тебя — это очень важно. А потом пошла и на развод подала. Из-за чайника.

— Только давай не про чайник, — передернула Ивасеева плечами.

— Я электрический купил.

— Ты же говорил, что они быстро ломаются.

— Я сразу два купил.

Ивасеева искоса посмотрела на супруга и вдруг вздохнула.

— Анька переживает.

— Анька пусть за себя переживает, связалась черт знает с кем, — тут же подхватил эстафету Ивасеев.

— Это ты не знаешь. А я знаю. Они вместе учатся. Он хороший мальчик.

Loading...

— Уверена?

— Вполне. Где ты, думаешь, я жила все это время?

— Я не думал. Я знал, что ты пойдешь к дочери и к этому ее, как его...

— Его зовут Олег.

— О, господи, — покачал головой Ивасеев.

— Что? Что не так? — начала раздражаться Ивасеева. — Тебе его имя не нравится? У тебя лучше, что ли? — и как припечатала. — Костик!

— Я Константин! — возмутился Ивасеев.

— Еще хуже.

— Да ты... Да я...

— Брейк! — сказала высунувшаяся из-за двери работница загса. — Ивасеевы?

Супруги кивнули.

— Ваша очередь следующая. Сбавьте обороты. Раньше надо было отношения выяснять.

Дверь захлопнулась. Ивасеева развела руками.

— Нет, ты видел?

— Коза, — кивнул рассерженный Ивассев.

— Да она овца! — шепотом крикнула Ивасеева. — Не хочу у нее разводиться!

— Да, давай в другой раз, — согласился Ивасеев.

Супруги вышли на крыльцо и остановились в нерешительности.

— Почему ты к Аньке не приходил, если знал, что я там? — спросила Ивасеева.

— Анька сказала, что тебе нужно остыть. Ты остыла?

— А заранее ты не мог поинтересоваться?

— А что мне нужно было делать? Серенады тебе под окнами петь? Так я не умею. Я же бесперспективный!

— Зато ты перспективный дурак.

— Сама такого выбрала.

— Да. И знаешь, что... Я других мужчин вообще не замечаю. Я на них никак не реагирую. А тебя я хоть ненавидеть могу.

— Я тебя тоже. Ненавижу.

— А давай сбежим! — предложила Ивасеева.

— А давай! А куда?

— Вот пойдем домой, откроем атлас и выберем.

— Монетки будем кидать, — сказал Ивасеев.

— Нет, тянуть короткие спички.

— Нет у нас теперь спичек. Я зажигалку купил.

— Ты же говорил, что они быстро ломаются.

— Я сразу две купил.

Ивасеевы взялись за руки и рассмеялись.

Автор: Орешниковая Соня

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...