О боги кошачьи, как я ждал!

Меня взяли! Слышите, люди? Меня взяли! Меня, «жалкого запёрдыша», «калеку никчёмного», «на фиг его оставлять-то»... Меня ВЗЯЛИ! Я дождался.

О, боги кошачьи, как я ждал! Каждый раз, когда приходили «на смотрины», моё сердце бешено колотилось, я так ждал, что и меня вынут из клетки и покажут, и я намывался, я лизал до блеска свою шёрстку, расправлял волосок к волоску, чтоб то, что осталось на мне после постоянных уколов, лежало красиво. Я намывал свою мордочку, вылизывал лапки, расправлял хвост... И ждал. Когда доставали из соседней большой клетки других котят, я прижимался носом к дверце своей крошечной клетки и просился, просился, просился.

«Не ной, урода!» – рука человека с размаху ударяла по моей клетке и я забивался в угол, сворачивался клубком и замирал. «Не ной, а то усыплю на фиг, дармоеда. Сиди и чтоб не видно и не слышно тебя было!» И я сидел...

Вот уже и у моих сестричек запищали котятки. Вот уже и их приходят смотреть, а я сижу. Теперь я не готовлюсь к смотринам. Я знаю, что это не для меня. Я привык, что надо быть невидимым, что я никчёмен и уродлив. Раньше меня выпускали из клетки и я мог играть с другими котятами.

Да, конечно, не очень-то я удачлив был в играх, неловок и небыстр, но, боги кошачьи, как мне нравилось хоть немного размять затёкшие от тесноты и слабые от болезни задние лапки и немного повеселиться.

Нет, вы не думайте! Несмотря на проблемы с задними лапками, с туалетом у меня нет проблем. Мне ставили в клетку лоток — и я был порядочен. Правда, лоток прямо рядом с миской — это очень неприятно для кошек, но я урод, я — недокошка, мне и так сойдёт.

Я научился пить из подвешенной к клетке кроличьей поилки, я научился мгновенно съедать из тарелки то, что мне ставили на несколько минут в клетку, молчать. И да, я научился бояться. Иногда, чтобы осмотреть других котят и попить чаю с хозяевами, приходил пахнущий бедой человек. И вот меня показали ему. Он ощупал меня, потрогал мои лапки, покачал головой: «Ничего путного не получится из него!»

Тогда впервые я услышал: «Ну, что, усыпляем?» Я понял значение этих слов — меня сейчас убьют. Так страшно мне не было никогда. Я вжался в прутья самой дальней стены клетки, я перестал шевелиться, даже, кажется, перестал дышать. «Ну да, наверное, пора... Что ему за жизнь? Выпустить из клетки, так заберётся куда-нибудь, придут покупатели — вылезет, позорище. А вот так, в клетке – ну сколько он протянет...»

Люди ушли в другую комнату и я не слышал, что происходило дальше. Я дрожал и молился, чтоб вот пусть только не сейчас, не в этот раз, я хочу ещё поиграть лапкой с прутьями клетки, посмотреть, как котята катают звенящие мячики и отбирают друг у друга меховых пищащих мышек. А этот восхитительный столбик, который все дерут когтями, — у меня прямо лапки чешутся от удовольствия, когда я смотрю на это, будто это я сам деру!

Только не сейчас, о, боги кошачьи! Пусть я ещё немного поживу. У меня ничего нет, чтобы обменять на хоть несколько дней жизни!

Хотя нет, нет, есть. Заберите у меня подстилку, она чистая, я её берегу. Или мисочку. Или вот...

Я словил через прутья пёрышко от игрушки, я его берегу...

Вот, запрятал под подстилку и играю с ним потихонечку, когда никто не видит...

Нет у меня больше ничего...

Нечего мне предложить взамен своей жизни…

Значит, всё...

Значит, конец...

Меня больше не будет...

Совсем никогда...

Loading...

Открывают клетку...

Прощай, пёрышко...

Кто-то незнакомый берёт моё пёрышко в руку: «Это надо тоже забрать!»

Теперь и меня берёт... Ну, и ладно, пусть ему достанется пёрышко. Я не жадный. Пусть хоть у пёрышка будет свой человек, раз уж мне человека не досталось...

Меня держат на руке... Приятно даже...

«Какой лёгкий, сам-то как пёрышко... Как его зовут?» «Да никак. Как назовёте. И охота вам... Пару тысяч доплатите — да и берите здорового. Зачем вам этот-то?»

«Не-ет, этот как раз очень даже хороший... Ну что, Пёрышко, будешь меня любить?!» И чмок меня в морду...

Я от неожиданности аж обмяк весь. "Я? Любить? Тебе нужна моя любовь? Я такой неказистый тебе нужен? Нет, правда? Ты хочешь меня забрать к себе?..

Буду! Буду, конечно же, буду! Я буду заботливым, ласковым и порядочным котом! Я буду есть и играть, я буду тренироваться и разрабатывать лапки. Я стану сильным и красивым! Неужели ты всё-таки выбрал меня?!!!.. Меня... Да…

Переноска, пахнет кошкой... У меня будут друзья? Всё, молчу, молчу... Сяду аккуратно. Вот. Да-да, застегни меня в переноске получше. Конечно, поехали!.. Да, да, спасибо этому дому, как говорится, но что-то мы тут засиделись... Пора и честь знать...

Теперь у меня есть имя... Догадались? Да, Пёрышко.

Сегодня я ещё сижу в отдельном месте. Туда, говорят, всех сажают вначале, чтобы здоровье проверить. Тут тоже стоит клетка, но я в неё не иду. Хватит, насиделся. Мне теперь надо ходить. Вот так, прямо взад-вперёд, от стенки к стенке.

Когти мне подстригли, но положили коврик, о который можно немного коготки того... Подрать... Ух, хорошо-то как...

Туалет у меня тут вот стоит... А там миска с... Уже всё съел я... Как-то некультурно получилось... Положили аж с горкой, а я сожрал...

А мячики-то, мячики — прям вот бери и пользуйся. Один — с бубенчиком, другой — с хвостом... Тут вот меня на руках носили посмотреть, кто ещё у меня в друзьях будет.

Ух ты... Кого ж только нет… И такие, как я (ну, вы понимаете, с особенностями), тоже есть, а лазают чуть не до потолка... Я тоже научусь так. Обязательно. Ведь жизнь — такая штука интересная, многому можно успеть научиться. Ну, я пошёл тренироваться. Человека моего радовать успехами.

Заболтался я. Ну, это я от радости… От радости. Вы там не болейте, люди, да будьте счастливы. Да и мы тут тоже постараемся.

Автор: Марина Михайлова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...