Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Катя и домовой

— Катенька, ну ты должна меня понять. Племянник женится. Естественно, им нужно отдельное жилье. Он у меня единственная родная кровиночка, разве я могу допустить, что бы дети скитались по съемным квартирам?

Пусть живут у меня, сколько захотят. — Голос Маргариты Станиславовны звучал в трубке вроде заискивающе, но Катерина понимала, что вопрос решённый, и съезжать ей придётся незамедлительно.

Почти десять лет девушка прожила в этой квартире. Хозяйка была ей довольна. Катя платила исправно, была аккуратна, гулянки не устраивала, животных не держала. Поначалу Маргаритища (про себя девушка ее так называла за объемные формы и громоподобный бас) пыталась подловить квартирантку на чем-нибудь непристойном, приходила в разное время под благовидными предлогами, но вскоре сдалась. И между ними установилось даже подобие дружеских отношений.

За квартплатой и квитанциями Маргаритища приходила строго 20 числа каждого месяца. Признавала она только наличные. А получив деньги, садилась пить чай и беседовать с квартиранткой. Вернее, говорила только хозяйка, а Катя внимательно слушала, кивала и подливала ей чай в огромную чашку.

Общение всегда заканчивалось одинаково:

— Ну, я пошла. Будь умницей. И найди себе уже мужика хорошего. Тридцать лет, а ты все не замужем.

На робкие Катины возражения, что и сама Маргарита Станиславовна в 59 лет тоже еще не была ни разу в браке, хозяйка отвечала:

— Деточка, не родился еще такой Покати-Горошек, который для меня сгодится. — И добавляла, мечтательно улыбаясь: — Но я не теряю надежды!

Легко сказать — найди себе мужика. Катя в свои тридцать уже пережила две неудачные лавстори. Поклонников хватало. Девушка была хороша собой: стройная фигурка, шикарные длинные волосы, свежее милое личико.

Но она больше не хотела ошибаться, и закрыла сердце наглухо, равнодушно выслушивая и непристойные предложения, и романтические бредни. Работа — дом. Дом — работа. Поездка к родителям, на маникюр, к парикмахеру. К единственной школьной подруге Марусе. Машка была давно замужем, растила двоих детей, и Катя просто отдыхала душой в их теплой семье. Играла с детьми, обожавшими ее, болтала с Машкой, помогая ей готовить. И втайне мечтала о такой же дружной семье, как у подруги. И на Новый год Маруся звала Катерину в гости, категорически не принимая отказа.

И вот под Новый год звонок от Маргариты. Катя отключила телефон и расплакалась. Хозяйка дала ей ровно неделю на поиск новой квартиры и не хотела ничего слышать про праздники и завал на работе.

— Деточка, ты мне симпатична, и даже очень. Но твои поиски квартиры меня абсолютно не волнуют. 25 декабря ты должна съехать.

Всю неделю Катя чередовала работу с поисками на сайтах подходящей квартиры, но увы — ни одного приемлимого варианта.

Назначенный срок подходил к концу, Катя посмотрела еще одну предложенную квартиру, которая ей категорически не понравилась. Но всё же сказала риэлтору, что подумает.

«Это не худший вариант, — уговаривала она себя. — Пусть далеко, но есть прямой автобус прямо до места работы. Пусть несвежие обои и старая мебель, зато оплата гораздо меньше».

Но представить себя живущей в той квартире никак не получалось. Девушка подошла к своему подъезду, хлюпая носом и вытирая глаза и принялась искать ключи. Они, как назло, никак не находились.

«Да где же вы!» — с досадой думала она, роясь в сумочке, и вдруг увидела на уровне своих глаз объявление. Простая бумажка, с текстом, написанным от руки, и телефоном на нарезанных полосках внизу.

«Срочно!!! Сдам однокомнатную квартиру в этом доме», — гласило объявление.

Катя машинально оторвала полоску с телефоном. Ключи наконец нашлись. И войдя в подъезд, девушка набрала номер. Она была уверена, что квартира уже давно сдана. Но приятный мужской бас радостно ответил, что жильё свободно, и хозяин прямо сейчас может подъехать с ключами и все ей показать.

Квартира оказалась в соседнем подъезде. Хозяин, очень приятный мужчина лет 55, представился Вадимом Петровичем. И как-то сразу расположил к себе девушку простотой общения.

— Вы проходите, Катенька, смотрите. Здесь хороший ремонт, стиральная машинка, новая мебель. Вам практически ничего и не нужно будет больше.

Катя с восхищением осматривала квартиру, чувствуя: да, здесь ей будет хорошо. Тревожная мысль закралась в голову: а сможет ли она заплатить за съем?

Мужчина, видимо, заметил растерянность девушку и торопливо произнес:

— Вы не бойтесь, я много не возьму с вас. — И назвал оплату.

Глаза Кати расширились от радости и удивления. Это было значительно меньше того, что она платила за предыдущую квартиру. Какой-то подвох?

Этот же вопрос она задала и Вадиму Петровичу.

— Да нет никакого подвоха, — вздохнул тот. —Не живут у меня квартиранты. Сбегают. Просто возвращают ключи и не объясняют ничего. Я эту квартиру купил для своей мамы, когда ей стало трудно одной в селе жить. Хоть и деревенская она, но жилье ей понравилось. Она тут все на свой манер обустроила. С соседями познакомилась, друзей завела. Мы с женой и сыном ее часто навещали. Лет 10 так прожили, а потом …

— А потом она умерла? — в ужасе произнесла Катя. — Прямо здесь?

— Да нет же, господи. Мама жива. Просто ей стало трудно самой себя обслуживать, и я некоторое время назад перевез ее к себе. Сын на тот момент был уже совсем взрослым и жил вместе со своей девушкой в арендованной квартире. А когда, спустя время, пара распалась. Он вернулся к родителям, то есть к нам.

На семейном совете решили квартиру сдавать. Отремонтировали, сменили мебель и начали искать квартирантов.

От желающих не было отбоя. Первой въехала молодая семья. Саша и Саша. Александра и Александр. Они очень радовались, что наконец-то будут жить отдельно от родителей. А через две недели раздался звонок, и Саша-муж попросил принять квартиру и забрать ключи. Он что-то невнятно бормотал об изменившихся обстоятельствах и необходимости срочного переезда в другой район. Парень вернул ключи и даже не заикнулся о деньгах, заплаченных за месяц вперёд.

«Ну что ж, всякое бывает!» — подумал я и вскоре в квартиру въехала дама средних лет. Наталья. Ровно через две недели она позвонила и прерывающимся голосом сообщила, что уезжает в длительную командировку, и квартира ей больше не нужна

Тревожный звоночек раздался в моей голове, когда последовательно съехали с квартиры с интервалом 10-14 дней сразу несколько жильцов. У каждого нашлись какие-то серьёзные причины.

Новые жильцы находились все реже. Агентство, в которое я обратился, отказало мне в своих услугах, не объяснял причины. Я уж и цену сбросил. Но редкие квартиранты продолжали сбегать. В чем причина — не пойму. Квартира чистая, уютная. Я сам прожил в ней неделю как-то. Все тихо и спокойно. Вот такая история. —Вадим Петрович развел руками. — Сбежите тоже?

Катя улыбнулась:

— И не подумаю, мне некуда бежать. Я бы хотела уже завтра переехать, если вы не против.

Хозяин просиял и вручил девушке связку ключей.

— По всем бытовым вопросам звоните без стеснения.

Весь следующий день Катя посвятила переезду. Протерла пыль в новой квартире, перетаскала немногочисленные вещи. Самое сложное было распрощаться с Маргаритой Станиславовной, которая не только рассказала о предстоящей женитьбе племянника во всех подробностях, но и непременно хотела продолжить их с Катериной еженедельные чаепития и беседы. Пришлось Катюша быстренько придумала себе парня, с которым она якобы теперь съезжается и, понятное дело, к большому сожалению, теперь будет неудобно распивать чаи. Маргарита тут же начала давать ей советы, как «жениха» удержать и добиться, чтоб он скорее на Кате женился.

«Деточка, ты, главное, не упускай его. Вцепись зубами и руками. Объяви, что ты беременна. Лишь бы женился!» — напутствовала она девушку.

«Господи, как я терпела ее столько лет? Неужели это наконец закончилось?» Катя ликовала и даже пританцовывала, подходя к своему новому жилью. Она уже почти забыла, что прожила в квартире Маргаритищи немало лет и уже с радостью предвкушала, что в новом жилище у нее начнется другая интересная жизнь.

Два вечера девушка посвятила наведению порядка. Ложилась поздно и спала, как говорится, без задних ног.

Все началось на третью ночь. Катю ожидал выходной день, и поэтому она позволила себе зачитаться книгой в интернете и даже присоединиться к эфиру подруги в Тик-Токе.

Наконец она выключила светильник и закрыла глаза, уютно устроившись под одеялом.

Бам! — грохнуло в кухне. А затем еще раз — блямс-блямс!

Катя вскочила и метнулась на грохот. Включила свет и обомлела: на полу валялась груда разбитых тарелок. Дверь навесного шкафчика была открыта. Что за ерунда, как могли вывалиться сразу все тарелки? Девушка вздохнула собрала осколки в мусорное ведро и снова легла в постель. Она еще какое-то время прислушивалась, но все было тихо.

Катерина заснула, а утром обнаружила, что все бокалы и чашки тоже лежат на полу, разбитые вдребезги. Выбросив осколки, она попила кофе из единственной целой чашки, оставленной в мойке и задумалась: что происходит? Это ж не землетрясение. Тогда что?

Полтергейст? Да ну, ерунда какая. Видимо, полочка в шкафу была под наклоном, вот посуда и скатилась.

«Простое объяснение-всегда самое правильное!» — решила девушка и направилась в ванную. Включила воду, напустила пены и улеглась в теплую ванну, блаженно закрыв глаза. Потянуло в сон.

Нет, надо вставать. Катя стала подниматься и почувствовала, что ей что-то мешает. Она скосила глаза в сторону и увидела, что ее мокрые волосы намотаны на кран. Это еще что такое? Попытка быстро освободиться не увенчалась успехом. Волосы были сильно перепутаны. Промучившись минут пятнадцать, Катя дотянулась до маникюрных ножниц, лежащих на стеклянной полочке и обрезала запутавшиеся концы. Кое-как ополоснувшись, она вылезла из ванной. Завернулась в полотенце и посмотрела на себя в зеркало. Концы волос выглядели ужасно.

«Спокойно, Катя! — сказала девушка сама себе. —Ты все равно собиралась подровнять волосы».

Через пару часов она уже сидела в кресле у своей знакомой парикмахерши Алевтины.

— Как ты так умудрилась запутать волосы, — удивлялась Аля, щелкая ножницами.

И Катя неожиданно рассказала той о своих приключениях при поиске квартиры. И про битую посуду, и про намотанные волосы.

— Ну так это тебе хозяин вредит, — авторитетно произнесла Алевтина.

— Какой еще хозяин? — не поняла Катя.

— Как какой? Домовой, естественно.

— Да откуда в квартире домовой то? Я понимаю, в деревне, в частном доме. А здесь новая квартира.

— А для кого она была куплена? Сама же сказала, что Вадим мать из деревни привез. А старушка неужели своего Домового с собой не позвала? А теперь квартира пустая, бабуся у сына. Конечно, он недоволен. Вот и озорует. Тебе его задобрить надо.

— И как я должна его задобрить? Я даже не представляю, как это сделать.

— Вот слушай, мне бабушка много о домовых рассказывала. Надо угощение ему поставить, конфет или пряников, молочка налить в блюдечко. И приговаривай:

Хозяин-батюшка, сударь-домовой.

Меня полюби да пожалуй,

Мое добро береги,

Мой дом береги.

Мое угощение прими.

Угощайся, дедушка домовеюшка.

Три дня ставь новое угощение по утрам с этими словами, глядишь, он и подобреет.

— И ты думаешь, поможет? — с сомнением спросила Катя.

— Ну так попробовать то надо! — улыбнулась Аля. Она закончила стрижку и выметала волосы.

— Попробую, — вздохнула Катерина. — Какие у меня еще варианты.

****

Погода была отличная, и девушка пару остановок прошла пешком, любуясь чистым пока еще снегом и дыша морозным воздухом. В приподнятом настроении она вошла в квартиру и ахнула: по всей кухне была рассыпана мука, валялись макароны вперемешку с рисом и гречкой, а в довершении ко всему раковина была полна воды, которая уже начинала переливаться через край. Страшно даже подумать, что бы было, задержись Катя еще минут на пятнадцать.

Девушка села на пол в коридоре, ну что ж это такое? Ну за что ей это все? Еще секунда -и она бы разревелась, но зазвонил телефон.

«Мама» — высветилось на экране.

— Да, мам. Все в порядке... Я ездила на стрижку... Нет не заболела... Да точно все нормально. Муку просыпала вот убираю.

Катя и вправду взяла веник в руки и принялась за уборку. Мешанина из муки и круп отправилась в мусорный пакет. Пришла очередь швабры и тряпки.

После уборки Катерина достала пакет молока, налила в кофейное блюдечко поставила на подоконник. Рядом положила печенье и конфеты.

«Как это там Аля говорила? — вспоминала она. Угощайся, дедушка домовеюшка!» Поклонилась три раза. Выключила свет в кухне и ушла в комнату.

Loading...

Улеглась в постель. Ничего не происходило. И Катя уснула. Она не видела, как серая тень шмыгнула по коридору на кухню. И кто-то довольным голосом тихо произнёс: «Ишь ты, умница какая! Догадалась хозяина угостить!»

Утром в блюдечке молока не было, а фантики от конфет были аккуратно сложены на столе.

«Не может этого быть! — ахнула девушка. Ну просто мистика какая-то».

Но все же вымыла блюдечко и налила свежего молочка. И пряник имбирный достала.

— Угощайся, дедушка-домовеюшка! — пропела весело она. — И давай дружить, вместе жить!

Дни до Нового года пролетали быстро. Пару раз звонил Вадим Петрович, осторожно интересовался, как девушка устроилась на новом месте и ужасно обрадовался, узнав, что Кате всё нравится. И вроде бы все было хорошо: на работе дали премию к Новому году, и с домовым, Катя, кажется, подружилась. Во всяком случае, посуда больше не билась, продукты сами не рассыпались. Но настроение у девушки было всё хуже.

На корпоратив она решила не идти. Из года в год одно и то же. В начале вечера приедет генеральный, минут 15 будет рассказывать, чего фирма достигла в прошедшем году. Потом поздравит и символически пригубит шаманское. И уедет праздновать в кругу семьи. Потом начнётся то, что Катя называла вакханалией: танцы, пьянка, сплетни, пристойные и непристойные предложения продолжить ночь приватно. Бррр... ну уж нет.

К родителям ехать тоже не хотелось. Соберутся родственники. Семья девушки была дружной. И на Новый год съезжались тети, дяди, бабушки и другая родня. Мама умела и любила накрывать стол и была всегда душой любой компании. Но не Катя. Почему-то каждый старался спросить: «Ну, в этом то году ты, наконец то выйдешь замуж?» Глупый и бестактный вопрос. Нет, только не к родителям.

Решено было принять предложение подруги Маруси и встретить Новый год с ней и ее семьей. Но и этому не суждено было сбыться.
Машка позвонила 30 числа и, гундося в трубку, сообщила, что всей семьей подцепили вирус, и празднование отменятся.

— Да ладно, — весело сказала Катя. — Вы выздоравливайте. Рождество вместе отметим.

— Ой, Катюш, а как же ты-то? —не унималась Маша —Ты что ж, совсем одна будешь?

— Машка, я тебя умоляю! У меня столько вариантов, что и не знаю какой выбрать. Уж одна точно не останусь

— У тебя? Вариантов? И ты мне не врешь? — недоверчиво протянула подруга. — Не хочешь мне ничего рассказать?

— Все потом, выздоровеете, приеду и всё расскажу. — Катя быстро положила трубку.

Вариант был только один: встретить праздник дома одной. Но заболевшей Марусе об этом знать было не обязательно.

В этом году по графику 31 декабря у Катерины был выходной день.

«Ну что ж! — решила она. — Наведу дома порядок, нарежу салатик, курочку с картошкой запеку в пакете. Вот и день пройдет. А потом открою шампанское, загадаю желание. Посижу перед теликом немного и даже потанцую, может быть. В пижаме. Будет отличная пижамная вечеринка для меня одной!»

И уборка началась. Пританцовывая под музыку, девушка протирала пыль, мыла полы и посуды. Тарелки мылись легко и быстро, картошка чистилась так быстро, что казалось, что кто-то помогает Кате. Когда стемнело, она развесила новогодние гирлянды на окна и удовлетворённо вздохнула: красота!

Телефон то и дело звонил: поздравляли, желали, спрашивали, где она встречает Новый год. Катя вдохновенно и загадочно врала. Пусть ломают голову, где она и с кем. В половине двенадцатого был накрыт стол, надета любимая пижамка. Катя вспомнила про домового.

— Ох, дедушка-домовеюшка, про тебя то я чуть не забыла!

Девушка отщипнула у запечённой курицы кусочек грудки, положила на тарелочку вместе с картошкой, поставила на подоконник. Подумала и налила в рюмочку шампанское.

— Дедушка, я не знаю, едят ли домовые курицу, но, прошу, попробуй. Это вкусно! — Подумала и положила рядом с тарелкой еще мандарин и придвинула рюмочку. Новый год все-таки.

Под бой курантов загадала желание и залпом выпила шампанское. Потанцевала под «Дискотеку 90-х», устала, пощёлкала каналы, нашла новогоднюю мелодраму и неожиданно ей увлеклась. Под конец неожиданно разревелась. Хорошке настроение полностью улетучилось. Слезы лились сами по себе. Катя выплакивала свое одиночество долго и горько, обнимая подушку. Наконец слезы закончились, и Катя, продолжая всхлипывать, в изнеможении упала на постель.

Кто -то тихонечко запрыгнул к ней в изголовье и, нежно гладя девушку по голове, стал нашептывать:

— Ах ты моя хозяюшка-слезомойка. Наладится всё скоро в твоей жизни. Ты спи, спи. А уж я тебе помогу.

****

Ах какой Кате приснился сон! Она вдруг очутилась на открытом катке. Веселый снеговик в матросской фуражке вручил ей пару белых фигурных коньков, улыбнулся нарисованным ртом и отдал честь.

«Я ж кататься не умею!» — растерянно подумала девушка. А музыка звала, пары кружились. Катя завязала шнурки на ботинках и неловко ступила на лед. Попыталась оттолкнуться от бортика и поняла, что падает.

«Мамочки!» — мелькнуло в голове, и девушка зажмурила глаза от страха. Чьи -то сильные руки подхватили ее и не дали упасть.
— Кто ж так коньки шнурует! — раздался веселый голос.

Те же руки донесли ее до скамейки и усадили. И только почувствовав под попой опору Катя открыла глаза. На корточках перед ней сидел симпатичный молодой мужчина

— Степан, — улыбнулся он девушке, умело затягивая шнурки.

— Екатерина, — немного смущённо представилась она.

— Что же ты, Катенька, так слабо затянули коньки? Ведь так и ногу сломать можно.

— Я первый раз, думала, что так нормально.

— Ненормально, нога болтается. Кататься ж невозможно. Вот сейчас затяну как следует и будем учиться. Ты не против?

— Конечно не против! — улыбнулась Катя. Ей было приятно, что мужчина заботится о ней.

Степан закончил со шнуровкой и сказал:

— Идем?

— Идем! — Она вложила свою ладошку в протянутую руку, и они вышли на лёд.

Пару кругов они ехали медленно, а потом все быстрее и быстрее.

«Это же сон! — думала Катя. — Тут я всё могу!» Она попробовала сделать «ласточку» и у нее получилось.

Ах, что это было за катание! Катя со Степаном выписывали пируэты, кружились в вальсе, просто стояли возле бортика. Так хорошо себя девушка никогда не чувствовала.

Они болтали обо всем на свете: про жизнь, про чудеса в мире, про места, которые хотели повидать и… про любовь.

Стёпка был настоящим мужчиной ее мечты, каким Катя себе его представляла.

«Ты сама его придумала, Степка —твой сон, твоя мечта. Проснёшься — и все закончится. Не будь дурой!» — говорила сама себе Катя. Но вновь смотрела в восторженные глаза Степана, и сердце таяло и пело. Мужчина оставил ее ненадолго и принес откуда-то мороженое-пломбир, себе — шоколадное.

— Как ты узнал, что я люблю именно такое мороженое? — удивилась Катерина.

— Интуиция, — рассмеялся Степа, — раз я люблю шоколадное, то логично, что ты любишь белое. Мы разные, но отлично дополняем друг друга.

Они ели мороженое, сидя на лавочке, и ни капли не замерзли.

Кате вдруг стало грустно и тревожно.

— Степ, я знаю, мы во сне, в моем. Как ты думаешь, мы встретимся с тобой в жизни?

— Почему ты решила, что в твоём? Это я загадал увидеть во сне девушку моей мечты, — серьёзно ответил он. — И вот ты мне приснилась.

Стёпа обнял ее и заглянул в глаза.

— Вот сейчас проверим, реальная ты или нет. — Он потянулся губами к девушке, она закрыла глаза, ожидая поцелуя, и вдруг сон рассыпался на радужные осколки.

Катя открыла глаза. Тело затекло от неудобной позы. Сон закончился, как и новогодняя ночь. По телевизору шла старая новогодняя сказка. Влюбленные мчались в санях, запряженных волшебными конями. Счастливые, вместе.

Катя выключила телевизор. Набросила халатик.

«Сказок не бывает. Добро пожаловать в реальность!» Она побрела на кухню, включила чайник, достала банку с кофе.

Надо было подумать, чем заняться в предстоящие выходные. Может, всё же съездить к родителям? Они скучают и совсем не виноваты в ее плохом настроении.

Вдруг чайник затих. Лампочка в светильнике тоже не горела.

Это еще что? Катя пощелкала выключателем. Безрезультатно. Света не было во всей квартире.

Девушка выглянула на лестничную площадку. Свет горел.

«Ну что за невезение? Дедушка-домовеюшка, твоя работа? А ведь я думала, что мы подружились». Катя взяла телефон. Она решила заглянуть в электрический щиток. Может, просто выключился предохранитель? Подсветила фонариком вроде, всё в порядке. Сзади раздался хлопок. Приоткрытая дверь предательски захлопнулась. Не веря своим глазам, Катерина подергала за ручку

Бесполезно. Это только с ней могло произойти: в подъезде, в домашних тапочках и халате. Она села на ступеньки и захлюпала носом.

«По всем бытовым вопросам звоните без стеснения», — всплыло в голове.

Лихорадочно она набрала номер Вадима Петровича без особой надежды. Ведь первое января, наверняка он весело отмечал праздник в семейном кругу.

Но после пары гудков раздался бодрый голос ее квартирного хозяина:

— С Новым годом, Катенька! У вас всё в порядке?

— Не все.

Сквозь слезы девушка поведала о своей беде.

— И только то? Я, правда, отмечаю праздник на даче, на воле, так сказать. Но сын как раз с утра вернулся в город по делам. Сейчас позвоню ему, и он привезет вам запасные ключи и все быстро починит. Выше нос, Катерина!

Катя перестала плакать.

«Надеюсь, что ждать долго не придется. Не очень уж жарко в подъезде». Она поежилась, открыла социальную сеть и стала читать поздравления и принимать подарки. Вскоре загудел лифт, и из его распахнувшихся дверей вышел мужчина. Девушка поднялась со ступенек, поправила халатик и... замерла.

— Степка! — выдохнула она.

— Катя! — Степан крепко обнял ее.

— Так это ты поселилась здесь у нас?

— Ты настоящий? Разве так бывает?

— Я-то настоящий. А вот настоящая ли ты, сейчас проверим. — И он поцеловал ее. И еще, и еще. Они целовались на лестнице, забыв обо всем на свете.

А в это время в квартире тихонько щелкнул замок, зажегся свет, и сам собой включился чайник.

— А курочка- то вкусная, — бормотал домовой, — и шампанское ничего, с пузыриками. И на что только не пойдешь, чтоб эти глупые люди наконец нашли друг друга!

Автор: Ольга Артёмова

Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наш счёт в Юмани: 410011 23872 4406

Номер карты: 5469 2900 1084 4884

А если нашу форму для пожертвований и поддержки страницы не заблокировали - можно воспользоваться ею. Она должна быть сразу под этим текстом:

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq

Мы будем вам очень признательны и благодарны за вашу помощь... Спасибо всем за вашу поддержку! Спасибо, друзья! Спасибо Вам!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...