Как Нинка замуж собиралась

Никто в деревне не понимал, почему Нинке так в личной жизни не везло. Девка ведь справная, все при ней, умная, красивая. И работа у нее хорошая, при большом фермерском хозяйстве ветеринар. Наверное, все дело в том, что Нинка не местная. И, чего уж греха таить, отличалась Нинка от местных баб.

— Если б Нинка корону свою чуток подвинула, глядишь, и мужичонка в доме появился бы. Конечно, хороших днем с огнем не сыщешь, но все хоть мужской дух, — сообщила Егоровна, запуская дискуссию среди бабок, собравшихся вечерком посидеть на бревнах. Она всегда первой начинала обсуждение достоинств и недостатков деревенских жителей. В деревне все новости она узнавала раньше, чем они случались.

Но у нее всегда был оппонент — Семеновна. Они дружили с самой молодости и столько же времени и спорили. Если Семеновна говорила белое, то Егоровна с пеной у рта доказывала, что черное.

Все бабки сразу повернулись к Семеновне, ожидая очередной серии комедии. Она не заставила себя ждать.

— Это что же за новости такие? Чтоб в доме вонючими носками пахло, надо через себя переступить. Нет, бабы, вы ее послушайте! И ничего-то от мужика не надо, пусть тока запах по дому разносит, а работать баба будет. Тьфу, лучше уж с короной ходить!

Егоровна даже покраснела.

— Вот что ты городишь, что городишь, не понимая? Бабе положено жить с мужиком! Чтоб мужик в доме был!

— Нет, ты мне объясни, для чего? Сама же говоришь, мужики тока завалящие остались! Зачем он нужен? Ухаживать за ним?

Егоровна не выдержала, вскочила.

— Вот дура-баба! А дите родить надо?

— Это ты дура-баба! Дите родить, а потом всю жизнь на себе этого так называемого мужика тянуть! Не легче ли в город съездить, найти нормального, красивого, да и сделать этого самого дитю! И не кормить всю жизнь дармоеда-пьяницу, а жить в свое удовольствие?'

Бабы ахнули. Самые горячие споры разгорались у подруг именно на почве нравственности. Один раз так разругались, что месяц не разговаривали. Даже на бревна не выходили. Бабкам тогда неимоверно скучно было. А все дело в том, что у Егоровны был один муж, которого уж лет двадцать, как она схоронила, а у Семеновны три, и сейчас к ней Васька-печник похаживал, предлагая хозяйства объединить. Семеновне самой за семьдесят, а бывшему печнику чуть ли не восемьдесят, и ничего.

Поэтому суждения у подруг на эту тему всегда были разными.

И сейчас все могло закончиться страшным скандалом, если бы рядом не появился объект обсуждения.

— Здравствуйте, девочки!

Нина остановилась и смотрела на старушек с улыбкой.

— Здравствуй, Ниночка! Никак из города?

— Из города, Екатерина Семеновна. Я, кстати, привезла капли от блох, так что говорите, у кого коты чешутся, забегу, капну.

— Ой, Нина, у котов положено блохам быть!

— Ну, что вы, Татьяна Егоровна. Сейчас такие капельки — один раз капнул, полгода можете своего лохматого не гонять с кровати.

Тут снова выступила Семеновна. Презрительно глянув на подругу, сказала:

— Ниночка, спасибо, ко мне забегай. Я, в отличие от всяких дремучих людей, живущих в прошлом веке, понимаю, как это хорошо. А на таких не обращай внимания, не удивлюсь, если они и моются в бане золой.

И Семеновна затряслась мелкой дрожью от хохота. А Егоровна даже покраснела от злости.

Нина улыбалась. За шесть лет жизни в деревне она привыкла, что личной жизни здесь нет и быть не может, есть только общественная. Первое время переживала, обижалась, а потом поняла — это совершенно в порядке вещей. Расстраиваться нужно, когда про тебя ничего не говорят — значит, как личности нет тебя, пустое место.

***

Нина приехала сюда по зову сердца. Чисто городская девушка, она почему-то с детства мечтала жить в деревне, лечить лошадей, коров и вообще всякую живность. Она всегда говорила, что животные — это самые преданные и добрые существа. Просто они не могут сказать, что у них болит.

Когда увидела объявление, что требуется ветеринар в новое фермерское хозяйство, да еще с предоставлением дома, не думала ни секунды. Сразу позвонила, приехала и осталась. Дом привела в порядок за два месяца. Пришлось, правда, занять немного у родителей денег, но рассчиталась быстро — с зарплатой не обманывали.

Несколько раз родители были у нее, говорили, что очень все хорошо и красиво, а потом уговаривали вернуться.

— Ниночка, ну что здесь хорошего? Ну деревня же. Ни развлечений, ни культуры. Ничего, даже фонарь ночью только один и светит, — причитала мама.

Папа тоже смотрел недовольно. Хотя, если бы мама сказала, что все прекрасно, он точно так же снова поддержал бы ее.

Нина только смеялась.

— Вот подождите! Я еще поросенка заведу! Буду вас снабжать свежим мясом!

А они только в недоумении качали головой.

***

Нина выполнила свое обещание. Сейчас у нее были и поросенок, и куры, и индюшки. Родители, когда поняли, что ее не переубедить, махнули рукой и стали просто наслаждаться своими приездами в деревню.

Но было то, что Нину, и правда, огорчало. Как и все женщины, Нина тоже хотела замуж. Правда потом она поняла, что замуж не хочет, просто так положено. А вот ребеночка в тридцать два года уже можно было бы и заиметь. Мама тоже постоянно заводила разговоры эту тему.

— Вот жила бы в городе, так давно бы уже замужней дамой ходила!

И решила Нина выйти замуж. Оставалось самая малость — найти жениха.

Сначала попробовала среди местных, вот взять, к примеру, Пашку- тракториста. Он уже давно на нее засматривается. Ну чем не кандидат? Здоровый, красивый. Как-то раз она ему взглядом ответила — и вечером Паша уже стучался к ней в дверь. Нинка взрослая уже, чего дурочку валять? Накрыла на стол, сели, настойки выпили. Когда наливочка закончилась, Нина стала убирать со стола, а Пашка глаза вылупил.

— Э, погоди. Мы ж и не посидели совсем. Наливки что, больше нет?

— Нет. А ты чего ж в магазин по дороге не зашел? Купил бы шампанского да конфет, как полагается.

— Да мамка денег не дала. Сказала, пустые траты.

И Нину прорвало: она смеялась так, как вообще никогда не смеялась. Паша выскочил за дверь и больше не возникал. В деревне недельку поговорили о неудачном сватовстве и забыли.

Потом был Юра, местный агроном. Он ходил по дому с рулеткой и подсчитывал, сколько они выручат за ее дом, который она выкупила еще год назад, и сколько придется добавлять на квартиру.

После второй попытки Нина уж совсем остановиться хотела, да не хотела родителей огорчать. А тут как раз, в городе, совершенно случайно, познакомилась с Игорем. Симпатичен, образован, а главное, холост. Весь чистенький, наглаженный. Сказал, что работает на предприятии менеджером, живет с мамой...

В общем, Нине он понравился, а она ему еще больше. И как-то не специально, само собой так получилось, что они стали встречаться. Общих тем было море. На третьем свидании он, смущаясь, пригласил ее домой.

Loading...

— Мама уехала на дачу… Я не знаю, как это правильно делается, поэтому скажу прямо — я хочу, чтобы ты сегодня у меня осталась.

И Нина согласилась.

***

В тот день, когда Нина остановилась возле старушек, она как раз возвращалась из города, от Игоря. Они так хорошо провели время, что Нина была уверена, Игорь не позволит, чтобы она просто уехала. Так и вышло. Он напросился в гости.

— Игорь, не думаю, что тебе понравится у меня. Я же в деревне живу… А ты весь городской такой.

— И что? Ты же тоже была городской, но почему-то выбрала деревню? Может, и мне там понравится.

— Конечно, приезжай. Понравится, не понравится, потом будем разбираться.

Нина шла домой и улыбалась Вечером приедет Игорь. Если только попадется старушкам на глаза, то все — на неделю они разговорами и спорами обеспечены. А с утра все пойдут к ней с просьбой выделить капелек, попутно заглядывая в дом и пытаясь разузнать как можно больше.

Все именно так и произошло. Игорь приехал, остался на ночь, а утром c ужасом смотрел на нескончаемую вереницу старушек с котами в руках. Коты шипели, извивались, но хозяйки внимания на них не обращали, только головой крутили.

Как бы там ни было, но Игорю в деревне очень понравилось. И дом Нины понравился, и даже поросенок. Когда старушки закончились, он мечтательно посмотрел на нее и сказал:

— Нина, а выходи за меня замуж?

Нина улыбнулась. Ну, вот… и она дождалась.

***

А дальше события развивались очень стремительно. По центральной деревенской дороге проехала машина с шашечками, направляясь прямо к дому Нины. Бабки с готовностью повернули головы, чтобы оценить масштаб новости. Когда из машины вышла нарядно одетая дама, Егоровна прошептала:

— Никак будущая свекровь Нинкина приехала? Ну и фифа…

И тут, впервые за много лет, Семеновна с ней согласилась:

— Да уж, повезло нашей Нинке…

Игорь сидел на крылечке, а Нина в это время пошла порося покормить.

Калитка открылась, и Нина, которая на тот момент как раз отворила дверцу в клетку, услышала испуганный голос Игоря:

— Мама, ты откуда?

— Спасать тебя приехала, — услышала Нина.

— Мама, не начинай.

— Не начинай? То есть я должна смотреть на то, как ты решил закопать себя в навозе, рядом с какой-то Манькой-дояркой?

— Мама. Мне тридцать пять лет...

Но говорил он неуверенно. А мать продолжила:

— Ума нет! Быстро собирайся! Пока твоя доярка не появилась.

Этого Нина уже стерпеть не могла. Похоже, замуж выйти не получится. Но это и к лучшему, вон жених побежал вещи упаковывать, как ветром его сдуло. Какой из него муж! Нина тихо улыбнулась сама себе и пошире открыла калитку в клетку с поросенком.

Свинтус вылетел из хлева подобно пуле. Он безумно любил совершать побеги, а уж если еще и люди были, то у него в голове как будто переклинивало что-то. Это еще хорошо, что он маленький, чуть больше полугода, а если бы годовалый был?

Женщина заметила поросенка, который приближался к ней, прибавляя скорость, и завопила:

— Игоооорь!

Игорь выскочил на крыльцо, увидел порося, который напористо кружил вокруг мамы, и кинулся ее спасать. Они стали отступать. Игорь прикрывал маму и все время повторял:

— Кыш! Фу! Нельзя!

Они пятились к заднему двору. Калитка была открыта, поэтому Игорь быстро толкнул туда маму и, закрыв калитку, торжествующе посмотрел на поросенка.

— Ну что? Съел?

— Гляди-ка, идиот какой… Раздразнил порося и думает, что этим все закончится!

Нина обернулась. Над заборчиком виднелись головы старушек, рядом стоял и лыбился таксист. Она расхохоталась и… пропустила момент, когда поросенок с разбегу под калиткой проскочил, только трава в разные стороны. В следующий миг он сбил с ног гостей и тут же вернулся к себе. Кушать.

А стояли гости как раз возле кучи, которая образовалась из того, что Нина от этого порося и вывозила.

Первой высказывалась Егоровна:

— Ох, лихоньки, они ж теперь того... Пачканые. Нин, и на что тебе такой ухажер?

Ее тут же поддержала Семеновна:

— Да уж, с таким намучаешься.

А таксист, как только увидел, в каком состоянии пассажиры — сразу уехал.

***

Игорь с мамой давно ушли. Столько проклятий и нелестных эпитетов Нина никогда в жизни не слышала. Но сама даже не отвечала, уж очень виртуозно за нее это старушки делали. Во дворе еще стоял запах потревоженного навоза, а Нина смотрела на закат.

— Ну, что Нин, не удалось тебе замуж выйти? Ну и не судьба пока, значит… — улыбнулась она сама себе, да и пошла домой. Завтра на работу рано, пора и ложиться.

Автор рассказа: Ирина Мер

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...