И в беде и в радости

— Зоя, что случилось, что-то с Митей?- Валентина стояла в дверях и со страхом смотрела на соседку, которая, нахмурив брови, сидела на скамье с листком бумаги, и молчала…

Валя и Митя жили на одной улице, вместе бегали в школу, купаться на речку, гонять футбол. Они были друзьями, насколько это возможно между мальчиком и девочкой. Когда они повзрослели, то из боязни потерять или обидеть друг друга, ни один из них не показал, что там, в душе, место дружбы заняло другое чувство- более глубокое и серьезное. Не по «товарищески» как-то это было.

Так и получилось, что еще до войны Митя женился на Зое, а Валентина вышла замуж за Андрея. Андрюша был хорошим мужем, любящим и заботливым, у них родился Егорка, смышленый белобрысенький мальчуган. Но не судьба была Вале и Андрею долго быть вместе — придавило его в лесу деревом. Вот и осталась она вдвоем с сыном.

Мите с женой повезло меньше, красавица Зоя оказалась ленивой и скандальной, детей она категорически не хотела, потому что они шумные и «вечно грязные».

Как ни уговаривал ее Митя, она не соглашалась.

И вот шел четвертый год войны. Митю забрали почти сразу, он часто писал письма, Валя всегда приходила к соседям послушать, как Зоя читала их своей маме.

Плакала и радовалась хорошим новостям вместе с ними. И сама писала Мите, всегда что-то веселое, хорошее, чтобы его не расстраивать, Зоя то не очень утруждала себя письмами мужу.

Но сегодня Зоя не читала вслух письмо, она держала его в руках и сидела, глубоко задумавшись.

-Зоя, что с Митей?- громко повторила Валя.

Зоя медленно подняла голову и тихо сказала:

-Митя сильно ранен, ему ампутировали ногу и часть руки. Письмо написала какая-то санитарка, пишет, что ему нужен уход.

-Ты когда едешь?- засуетилась Валентина. — Я сейчас соберу что-нибудь тебе в дорогу и ему…

-Стой- стой! Никуда я не еду!

-Как не едешь? Ты же ему нужна! Он же там такой…

-Вот именно — такой. Я здоровая баба, мне мужик здоровый нужен. Да и как я поеду, это далеко, а где я там жить буду? Нет, я себе мужика хоть когда найду, у меня и сейчас кавалеров хватает, вон сахар всегда к чаю есть.

Валя смотрела на соседку и не верила глазам, она хотела что-то ей сказать, но слова не выговаривались, слезы душили горло. Она выхватила письмо из рук Зойки и побежала домой. Быстро собрала и передала живущей неподалеку матери свое небольшое хозяйство: курочек, да старого Шарика, наказала сынишке «быть мужчиной» и помогать бабушке, и отправилась под Полоцк в Белоруссию, искать в госпитале Митю.

Тяжело было добраться в то беспокойное время с Урала до фронта, хорошо хоть лето наступило, много пересадок пришлось сделать Вале, добиралась на поездах, на грузовиках, даже с одним военачальником на «додже» проехать пришлось. Наконец добралась, нашла госпиталь. Угрюмый доктор дал ей белый халат и показал палату, где лежал Митя.

-Ваш муж герой, они на своем танке в одно село зашли на разведку, в центре за угол повернули, а там немцы с пехотой, танки. Они с немецким танком одновременно друг в друга выстрелили, немец сразу взорвался, а наши на горящем танке еще пару залпов успели сделать перед тем как ушли. Да только упал духом что-то ваш муж, не гоже так, он должен хотеть подняться! Поговорите с ним, это же не конец жизни, он еще много чего может успеть.

Валя не стала разубеждать доктора- жена, так жена.

— Ты?- не очень-то удивился Митя и грустно добавил:- Я ждал, наверное, именно тебя. Ну и как я тебе? В футбол больше не погонять.

Loading...

Он печально ухмыльнулся, а Валя пожала плечами:

-Футбол мы с тобой вроде как уже переросли, а вот поплавать в речке нашей, думаю, тебе еще придется. Помнишь, как меня нырять учил? Монетку, что мать на хлеб дала будто в воду уронил и вместе со мной же и искал. Мы тогда много чего интересного нашли. Даже сапог деда Пискуля, которым, как он говорил, от волков героически отбивался, а сам по хмельному делу в речке утопил. А помнишь, как у тетки Нюры хряк убежал, а мы на нем кататься пробовали?

Митя хохотал как мальчишка, вспоминая детство с верной подругой, забыв и про ногу, которой уже нет, и про жену, которой, наверно, тоже.

Раненые на соседних койках тихо завидовали Мите, не у всех такие замечательные жены, чтоб и в беде и в радости.

Валя устроилась в госпиталь санитаркой, научилась делать перевязки, ставить уколы, выхаживала не только своего Митю, но и других раненых. Лучше всяких лекарств поднимала она их своей жизнерадостностью, веселыми прибаутками и ободряющими словами.

Зажили у Мити раны, пора возвращаться домой, но не могла Валя уехать с ним обратно, нужна она была здесь, на фронте. Не хватало санитаров, некому раненых выхаживать.

Ничего не просила у Мити Валя, дала ему право самому решить, как он дальше жить будет. Поцеловала его только на прощание и обняла крепко.

Почти год еще довелось прослужить Валентине, и в госпитале работала и на линии фронта побывала. Немало солдат раненых с поля боя вынесла, сама уничтожила несколько фрицев и дошла с советскими войсками до самого Берлина.

О судьбе Мити Валя ничего не знала, ему не писала, у матери про него не спрашивала, а она сама ничего о нем не сообщала.

И вот идет Валентина по родному селу к своему дому и видит не заколоченные окна, как она оставила перед отъездом, а ухоженный двор, курочек по нему гуляющих и сына Егорку с молотком в руках, мастерящего что-то из дощечек.

С мокрыми от слез глазами остановилась Валя у калитки и глаз не могла оторвать от подросшего сына. А он поднял голову, увидел ее и бросился ей навстречу:

-Мамочка! Мама, как я соскучился!

Она уже не сдерживала свои слезы, крепко обнимала его, приговаривая, как она сильно его любит.

Тут дверь дома распахнулась и на порог вышел Митя. Он стоял на крыльце и смотрел на Валентину, женщину в военной форме, такую незнакомую, но такую родную. На женщину, которая не раздумывая бросилась ему на помощь, своей любовью выходила его, вернула к жизни, которая спасла на фронте еще многих других солдат и не мог понять, зачем они скрывали свою любовь, зачем так много потеряли?

Валя подняла голову, увидела Митю, подошла к нему вместе с Егоркой и сказала:

-Я все это время жила надеждой, что все будет именно так. Каждый вечер после тяжелого дня я мечтала, как, вернувшись, увижу вас дома вместе.

Спасибо вам, любимые мои мужчины.

Во дворе дома с синими ставенками стояли, крепко обнявшись, мужчина на одной ноге и с костылем, женщина в военной форме, с медалями на груди и мальчишка, от счастья забывший, что так и держит в руке молоток.

А за калиткой собирались шумные соседи, спешила Валина мама, узнавшая о приезде дочери. Не было только Зои, о которой никто и не вспомнил.

Автор: Мария Скиба

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...