Бог дал дитя, даст и на дитя

— Здравствуйте бабушка, вот объявление ваше прочла, по поводу сдачи квартиры. Вы ещё сдаёте, или уже сдали?

— Пока сдаю, — ответила Тамара Михайловна, миловидной молодой женщине и взглянув на выпирающий животик молодайки, спросила, — а ты с мужем хочешь снять квартиру, или как?

— Одна буду жить, если пустите, нет у меня мужа. Я студентка, в мединституте учусь, -ответила скорее девушка, чем женщина, но для Тамары Михайловны беременная, значит женщина.

— А как за квартиру будешь платить, если студентка? Или родители помогают?

— Нет, никто не помогает. Я работаю в больнице медсестрой в ночные смены. Да вы не волнуйтесь, у меня есть деньги , я в состоянии оплачивать жильё.

— А сейчас где живёшь?

— Да вот, хозяйка, которая сдавала мне квартиру, увидела, что я беременная и сказала, чтобы в течении двух дней я освободила жильё. Вот сегодня последний день, как я должна съехать с квартиры. Или вам тоже не нужна такая жиличка?

— Да что, ты, Бог с тобой. Неужели я не женщина, что за беременность человека за человека не считаю. Я времянку во дворе сдаю, но она тёплая, светлая, уютная. Да вот иди, сама посмотри, если понравится, оставайся.

— Ой как хорошо у вас, чистенько, уютно, конечно остаюсь. Меня Наташей зовут, да вот мой паспорт.

— А меня Тамара Михайловна, — и женщина аккуратным почерком переписала данные паспорта Наташи и вернула его новой жилички.

Наташа сняла квартиру в конце апреля, а теперь лето, скоро каникулы и Тамара Михайловна, до этого времени не лезла в душу своей жилички, а теперь спросила:

— Наташа, а ты на каникулы домой поедешь? Так за время которое не будешь проживать не надо платить.

— Тётя Тамара, мне некуда ехать, никого у меня нет. Есть конечно, брат, но я ему не нужна.

— Да как же так, родному брату не нужна, — удивилась женщина, — а как же родители, где они?

— Отец в тюрьме сгинул, за растрату казённых денег посадили, мама нас с братом одна растила. Сельские мы, домик у мамы был, старенький правда, он ей от родителей достался, уже когда отца не стало.

Раньше мы в городе жили и дом у нас был до заключения отца, но его конфисковали в счёт отцовских долгов государству. Пять лет тому назад, я как раз школу закончила, умерла мама, а я тем же летом, поступила в институт.

Когда пришло время входить в наследство, брат предложил мне, чтобы я отказалась от своей части в его пользу, ну мол ты там учишься, у тебя нет времени заниматься этими бумажными делами, да и денег у тебя нет на вступление в наследство, а я твой брат, родная кровь, никогда тебя не обижу и ты в любое время можешь воспользоваться и распорядиться своей долей дома.

Я наивная, глупая, родному брату как не верить? Подсказать некому было, как правильно поступить, согласилась с доводами брата, а он женился и так устроили со своей женой, что мне нет места в мамином доме.

Первое время приезжала к ним, так невестка так мне отпела, что теперь, я иной раз и хотела бы побывать в родном доме, да только отовсюду, из каждого угла, там ненависть сквозит.

— Да-а-а, сейчас за жильё люди душу дьяволу продают. Так тебе бедной, выходит и голову не к кому приклонить? — грустно произнесла Тамара Михайловна.

— Так и есть, не к кому.

— Знаешь что, Наташа, ты за июль и август не отдавай деньги за квартиру, считай, что ты на каникулы уехала. Купи на них малышу коляску или что там нужно. Я не разбогатею от этих денег, а тебе помощь, считай подарок от меня .

— Ой, тёть Тамар, я так не смогу, нет нет.

— Ну раз так, как родишь, я сама куплю коляску и ванночку для ребёнка.

— Спасибо, тётя Тамара, — Наташа обняла хозяйку квартиры, покраснела и на глаза навернулись слёзы.

— Да пока ещё не за что, а ты Наташа, не стесняйся, заходи в мой огород , там клубника, малина, ну всё что созрело, собирай кушай, малышу витамины нужны, мне одной много не надо.

— Я не смогу так по-хозяйски распоряжаться в вашем огороде. Что посчитаете нужным дадите, а я с удовольствием приму. Спасибо вам Тамара Михайловна. Вы извините, коль разговор у нас с вами вышел такой откровенный, а дети у вас есть? Просто вижу, что к вам никто не приходит. Или в другом городе живут?

— Сын у меня, Генка, баламут эдакий. Пришёл с армии и заегозил машину купить, да вот на севера и умотал за длинным рублём. Как не отговаривала, чтобы остался, не мыкался на чужбине, да кто сейчас матерей слушает. Это я так любя его пропесочиваю, а так он парень хороший, работящий, заботливый и мне деньги со своих северов присылает, а их складываю. Приедет, даст Бог- женится, эти деньги ему пригодятся. Через полтора года явиться, договор у него на три года, так он и отпуск не берёт, говорит что не зачем ему там отпуск, вот закончится время договора, тогда и явится.

В конце сентября, Наташа родила девочку. И с ребёнком и с самой Наташей всё было хорошо, да вот только мысль, которая не давала Наташе покоя закралась к ней в душу и терзала её. Она не знала, как ей придётся дальше жить на руках с ребёнком. За квартиру ей скоро нечем будет платить, да и малышу много чего надо, чтобы его растить и самой нужно как следует питаться, чтобы молоко не пропало.

В голове маячила мысль, написать отказную от ребёнка.

Роженицу навещала тётя Тамара и видя угнетённое состояние своей жилички, спрашивала:

— Наташа, всё же хорошо, что ты такая смурная?

Наташа ничего не отвечала, прятала глаза и плакала.

Тамара Михайловна списывала всё это на послеродовую депрессию. Бывает такое у рожениц, тем более мужа нет и с этой стороны никакой поддержки.

Loading...

Во дворе роддома стояла небольшая церквушка Пантелеймона-Исцелителя. Наташа три раза в день приходила сюда, усердно молилась и не зная ни одной молитвы, своими словами, своими слезами обращалась к Богу, прося о поддержке, о крепости духа, о принятии правильного решения.

Батюшка этой церквушки заприметил неистово молящуюся и плачущую прихожанку.

В одно из таких посещений храма этой женщиной, священник подошёл к ней, коснулся плеча, произнёс:

— О чём так горько и безутешно плачешь? Или какое непоправимое горе тебя не отпускает?

Наташа повернулась к батюшке и уронив голову ему на грудь, громко рыдала.

— Ну, ну, расскажи мне, так ли велико твоё горе, — успокаивал священник Наташу, — не надо всё в себе держать, расскажи.

И Наташа рассказала священнику всё о своей прошлой и теперешней жизни.

Тот вздохнул и сказал:

— Грехи твоих родителей и твоего брата мне не исправить. Родители твои уже перед Богом ответили, а брат, если одумается, то ещё может покаяться и загладить свой грех. Но вот ты, ребёнка зачала вне брака, но всё же родила его, не избавилась от дитя, что не избавилась, это правильно, но теперь, когда малыш уже есть, ты хочешь отказаться от него? Не делай этого, мать и дитя едины, они на век пуповиной связаны.

— Батюшка, как же мне его растить без всяких средств?

— Об этом надо было думать, когда зачинала дитя, а теперь что уж. Знаешь, что? В войну, в голод, люди растили и своих детей и чужих, которые без родителей оставались, а сейчас не война и не голод. Народную мудрость знаешь: «Бог дал дитя, даст и на дитя»? Так что девонька, никто не говорит, что будет легко и слезами тут не поможешь. Соберись с ясными мыслями и с верой в Бога и во всё хорошее , расти сама своё дитя. Женщина, она сильная, потому что мать, а ты — мать, запомни это великое звание и иди к своему ребёнку, — священник перекрестил Наталью и оставил её одну подумать над сказанными им словами.

Слова батюшки вразумили Наталью. Она не знала, как и на что она будет жить, но что с ребёнком она никогда не расстанется, теперь твёрдо укрепилось в её душе и от того стало легко и даже радостно. Теперь, когда Наташа кормила свою доченьку, она не плакала, а гладила её головку и улыбалась.

— Наташа, перебирайся с дитём ко мне в дом, я буду тебе с малышкой помогать, а то тяжело тебе одной то, — предложила Тамара Михайловна своей жиличке, — Вдвоём будем растить, как ты дочь то назвала?

— Таней назвала, как маму.

— Вместе Танюшку будем растить. А во времянку пущу другую жиличку, чтобы нам было на что жить.

— Тамара Михайловна, спасибо вам за заботу, я конечно перейду к вам в дом, если так надо. Должна вам сейчас сказать, что оплатить квартиру мне хватит только до января месяца.

Тамара Михайловна вздохнула и сказала:

— Наташа, не надо мне за квартиру платить, ничего мне не надо, вот деньги, что у тебя есть пусть на нужды Танюшки будут, а мы с тобой сдадим времянку, да моя пенсия, как нибудь проживём.

Наташа не могла произнести ни слова. Слова благодарности застревали в горле, потому как слёзы не давали ей говорить.

— Ты не плачь, Наташа, не надо, а то молоко может пропасть, а для нашей Танюшки, это самый главный продукт, — и женщина обнимая свою жиличку, успокаивала, — Выживем, нас вон три женщины теперь, а женщины народ живучий.

И Наташа смеялась сквозь слёзы.

Прошло пол года с рождения Танюшки и Наташа вышла на работу в ночные смены.

Тамара Михайловна прикипела к ребёнку, как к родной внучке и маленькая Таня тянула свои ручки к Тамаре. Жизнь пожилой женщины раскрасилась новыми красками и по сути чужой ребёнок, стал ей своим.

За заботами, за хлопотами, время летело быстро. У Наташи закончился академический отпуск и она возобновила учёбу, а за годовалой Танюшкой присматривала Тамара, она была категорически против отдавать Танюшку в ясли:

— Ещё чего, при живой, неработающей бабушке, такого маленького ребёнка в ясли отдавать, пусть ещё подрастёт и окрепнет, а тогда уж...

Раньше срока, сюрпризом к Новому Году, приехал с северов, как говорила Тамара Михайловна, её сын Генка. Радости матери не было предела.

— Наконец все дома, — сквозь слёзы, причитала она.

— Да вот, накопились месяцы за счёт отпуска, потому раньше и приехал, — пояснил Генка — ой, а это кто у нас тут такой? — улыбался сын, обращаясь к маленькой Танюшке.

— Баба, баба, — лепетала Танюшка и потянула свои ручонки к Генке.

Генка взял ребёнка на руки, а та обняла его за шею и что -то щебетала на своём языке, потом подозрительно притихла.

— Ой, эта маленькая проказница уписилась. Хорошая примета, — смеялся Генка, отряхиваясь, — значит Танюшка, у тебя на свадьбе буду водку пить.

Новый Год встречали большой семьёй, а через пять месяцев Генка и Наташа поженились и у бабы Тамары скоро появится ещё одна внучка или внук.

Вот так Господь управил. Потому, чтобы принять какие-то, несвойственные человеку решения, обратитесь к Богу, он вам подскажет и направит туда, куда нужно.


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...