Я жену свою в строгости держу

Петр, молодой, крепкий парень в очках, энергично тер наждачкой готовый каркас садового кресла. Его руки, над которыми, по всей видимости, изрядно потрудился мастер тату, двигались легко и непринуждённо. Видно было, что это столяр-профессионал, и работа доставляет ему удовольствие.

А поскольку руки Петра и его язык жили отдельно друг от друга, то совершенно друг-другу не мешали. Парнишка параллельно с работой, успевал рассказывать очередную историю семейного скандала своим коллегам.

-Можете, себе представить! Вчера из-за посуды поругались с Оксанкой. Собрала после ужина всю посуду в раковину: «Мой» говорит!

-А ты что? — поинтересовался Игорь, напарник Петра. Крупный, брутального типа парень с аккуратно подстриженной бородкой. В его темных курчавых волосах красовались стружки дерева, которые красивыми завитушками вылетали из-под рубанка.

— Да что я?! Возмутился, конечно! Сказал ей, что посуду мыть — это женское дело!

-А она что? — снова спросил Игорь, сдувая стружку с рубанка.

-А она мне сказала, что тогда, по моей логике, я должен взять дубину и пойти охотиться на мамонта! А поскольку у нас нет ни дубины, ни мамонта, и она работает, так же, как и я, то посуду должен мыть я. Она, видите ли, ужин готовила!

-Ну а ты, что? — Игорю эта тема показалась настолько интересной, что рубанок на некоторое время завис в воздухе!

-Что, что! Помыл посуду! Не могу же я с Оксанкой из-за такой ерунды ругаться!

-Ну и дурак! — раздался голос третьего мастера, Макарыча — маленького, тщедушного мужичонки с лысиной на темечке.Проплешина быоа аккуратно прикрыта жиденькими, начинающими седеть волосенками. Его усы воинственно вздымались над губой, а его заскорузлый указательный палец устремился в потолок.

Оба молодых человека с интересом уставились на старшего товарища. Уж он точно знает, как жену на место поставить! Опыт как-никак.

А Макарыч, заметив, что молодёжь ждёт продолжения, вошёл в раж: — В Писании, что сказано? Да убоится жена мужа своего! Убоится!

Макарыч с нажимом произнёс слово «Убоится», воинственно размахивая указательным пальцем!

-Ага, « убоится» она — возразил Игорь, — Так убоится, что спать будешь в лучшем случае на диване. Целую неделю. Я, например, мусор всегда выношу! Даже не возмущаюсь! Себе дороже!

-Вот, дурачье молодое! Учить вас всему нужно! — хмыкнул Макарыч. Я вот свою жену в ежовых рукавицах держу! Приучил её так: домой захожу, а она мне уже тапочки подает.

Зарплату ей всю не отдаю, пусть просит!

-Как это просит? — в один голос, не сговариваясь переспросили молодые слушатели.

-Очень просто: если надо, пусть скажет, сколько ей нужно и для чего. Я добытчик, значит она мне подчиняться должна. А потом список мне: на что потратила! И на ужин, если я сказал, что пельмени должны быть, значит, пусть лепит пельмени! Нечего мне макароны по флотски подсовывать!

-Так а как ты этого добился? — удивился Петя.

-Сначала, если что не так, сразу говорил, что подаю на развод. Мне такая вредная жена не нужна.

-Не, Макарыч, я своей Оксанке слово «развод» даже в страшном сне не скажу. Она хоть и вредная, но добрая. И я её люблю.

-Я тоже со своей Катькой разводиться не собираюсь. — поддержал товарища Игорь.

-Тьфу, дурачье молодое, сплюнул Макарыч. Кто ж говорит про развод! Вы просто воспитывайте своих жён. Вот она тебе вчера сказала, что ужин приготовила, поэтому ты должен посуду мыть — обратился он к Петру.

-А ты сегодня, по другому себя за ужином веди! Во-первых не уминай, так, чтоб за ушами трещало! Скорчи кислую морду, типа: «я котлеты хотел, а ты мне кашу молочную приготовила». Вот пусть и моет посуду, раз не угодила мужу.

-А ты, вместо того, чтобы мусор выносить, кулаком по столу каааак шандарахни! Как заори: "почему мусор до сих пор не вынесен? " И вообще, мусорный мешок неправильно вставлен!

-А как это «неправильно» — удивился Игорь.

Loading...

-Неважно как! Важно скандал закатить, чтобы она сама этот пакет отнесла. Чтобы она тебя боялась!

До конца рабочего дня Пётр и Игорь представляли, как займутся вечером воспитанием жён. Они почти всё сделали так, как посоветовал им Макарыч.И отчёта по деньгам потребовали, и за ужином недовольную мину скорчили: не то им приготовили. А ещё потребовали тапочки, и для острастки стукнули по столу кулаком.

На следующий день все работали молча.

Настроения разговаривать не было. Оксана и Катя ужасно обиделись на своих мужей.

Макарыч не выдержал молчания: — Ну что, салаги, поставили своих супружниц на место? — обратился он к ребятам, которые с угрюмыми лицами, занимались своими делами.

-Ой, поставили, Макарыч! Дело до развода дошло! Особенно Оксане слова про «убоится жена мужа своего» понравились! Сказала, что не собирается никого бояться, и я могу запугивать кого-нибудь другого. А она не такая дура. — пробурчал Петр.

-Примерно то же самое! Катя предложила мне собаку завести, чтобы тапочки приносила. А за ужином, когда я начал недовольное лицо корчить, отобрала еду. Сказала, что ей приятней кормить голодных детей Ботсваны. А я, если мне так хочется пельменей, могу сходить в пельменную. — поделился своим «горем» Игорь.

-Так, ребята, внимание! — в мастерскую вкатился кругленький, маленький, улыбчивый человек — Игорь Петрович, хозяин фирмы!

— Я попрошу вас сегодня задержаться. Срочный заказ. Заказчик оплачивает за срочность. Соответственно, и вам полагается двойная оплата.

Все замолчали и взялись за работу с двойным усердием. Они строгали, пилили, склеивали.

К вечеру, когда стало понятно, что задержаться придется не на минуты, а на часы, Макарыч сильно забеспокоился. Он без конца посматривал на часы и на телефон, который звонил каждые 10-15 минут.

Кто там названивал Макарычу, было непонятно, он каждый раз выбегал за дверь, когда отвечал на звонок.

-Наверное, зазноба, какая-нибудь! — догадался Петя.

-Всё может быть! Он же у нас крутой, ему всё можно! — ответил Игорь.

На улице уже стемнело, когда в мастерскую влетела фурия во плоти. Настоящая! По-другому не не назовешь! Огромная бабища с ручищами-кувалдами, черными усами под носом и злющими глазами. Ей бы саблю и армией командовать!

Дама решительным шагом, не обращая внимания ни на кого, направилась в сторону Макарыча. Пол под её двухсоткилограммовой поступью затрясся, как при мини-землетрямении.

Макарыч весь как-будто сжался, подскочил в стойку “смирно” и запищал, как мышь

— Манечка, Манечка, я уже иду, я заканчиваю!

Манечка ручищей молотобойца тряхнула Макарыча за шиворот, видимо, для того, чтобы привести супруга в чувство.

-Ты, гад такой, голодом меня сегодня решил заморить?! Пришла домой, а там ужин не готов! Мусор не вынес! Посуду не помыл!

Фурия нависла над Макарычем, -Свинья! Свинья! Свинья!

На каждое слово «свинья», Макарычу доставался увесистый подзатыльник.

Наставника молодежи как ветром сдуло с рабочего места.

Игорь с Петром, совершенно оторопели от этого зрелища. И переглянувшись, не сговариваясь свернули работу и помчались домой. К жёнам! Извиняться!

Быстро поняли, что надо жить в мире, а не доказывать свое превосходство!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...