Всё будет хАрАшо

Маруся спешит по перрону вокзала, ищет свой вагон.

— Мужчина, не подскажете, в какой стороне девятый? — на бегу спрашивает проводника, чтобы лишний раз не метаться в разные стороны, бегать ей несподручно, она припадает на одну ногу.

— Там, — машет влево проводник.

Наконец-то... — забралась в тамбур. Чуть отдышавшись, — Говорил Егоров дома сидеть, нет же, упрямая..., — ищет своё купе. Она едет к мужу в гости, можно было и самолетом, но до паники боится высоты.

— Пару денечков туда, пару обратно, — Маруся вздыхает, она на работе взяла неделю отгулов, — На семейную жизнь всего три дня останется, а так соскучилась, последний раз перед Новым годом виделись, прилетал на два дня. Мужу не звонит заранее, знает, что Михаил не одобрит ее поездку и запретит ей вырываться из дома.

В купе размещается быстро, сумочка маленькая, полку купила нижнюю, попутчики спокойные, день проходит быстро в разговорах, всё хорошо, Маруся радуется солнышку, мелькающему в окне вагона, соседям, проводнице, слушает любимую музыку в наушниках. Утром старые попутчики вышли, и вместо них — зашли новые, вернее, новая, — симпатичная девушка с мягкими ямочками на щечках. Она мило улыбается Марусе, весело начинает щебетать, представившись Тоней.

— К мужу возвращаюсь, ездила родителей своих проведывать, а то скоро некогда будет, она многозначительно гладит свой живот. Маруся уже заметила, что молодая женщина беременна, навскидку месяцев шесть будет.

— А ты куда направляешься?

— Да тоже к мужу еду, он у меня в Nске работает.

— И мы в Nске живем. Интересно, муж предупрежден? А то можно попасть невзначай в неприятную ситуацию, — Тоня по-доброму смеется.

— Что ты, что ты! — Маруся улыбается, — Мой Михаил Иванович очень порядочный, я ему верю, как самой себе. Сколько живем, он налево ни разу не взглянул. А так, да...будет ему сюрприз. — Маруся слегка краснеет, — Хочу ему новость сообщить. Так же, как и ты, — она опускает глаза вниз, намекая на своё интересное положение. — Решила глаза в глаза ему сказать, по телефону, думаю, не стоит...

— Правильно делаешь. По телефону получится, как между прочим...а это событие из ряда выходящее... мой меня на руках от радости кружил, букет притащил, торт огромный...

Да, я тоже так думаю..., — Маруся заминается, — Но мой Михаил Иванович человек строгий, решил, что детей заводить наспех не стоит. Он работает далеко от дома, он в N- ске у меня начальник большой, на стройке руководит, произнесла Маруся с гордостью, — зарабатывает на дом для нас,... так вот...ребенок получается не ко времени, помогать он мне с пеленками не сможет, надо бы еще подождать. Только мне и ждать уже не с руки. Мне 39, куда еще... Волнуюсь я, что он мне скажет. Восемь лет жили, не получались дети, я отчаялась, уже смирилась, а тут такое счастье...

Тоня удивляется, — Марусь, а в чем проблема, переезжай к мужу. Как ты его называешь, прямо удивительно слышать... по имени-отчеству. Я своего зову запросто — Мишка. Он, кстати, у меня тоже Иванович. Ты глянь, сколько у нас с тобой совпадений, — она рассмеялась. Только в одном мы расходимся, я не доверяю так слепо, как ты, у меня принцип: доверяй, но проверяй. Ты его месяцами не видишь, откуда ты знаешь, что у него за жизнь на стороне, мужик молодой.

— Если не веришь мужчине, нечего и замуж за него выходить. Хоть я и старше его на 5 лет, но его уважаю. А перехать к нему не могу. Сначала думали, что он пару лет поработает и назад вернется, но у него карьерный рост пошел... ну, так он говорит..., — она опять улыбается при воспоминании о муже, — Зарплату прибавили. Вот уже четыре года и пролетело, а у меня на руках мои родители, уже старенькие, я поздний у них ребенок, да и его мать тоже требует помощи, хорошо хоть мы рядом живем.

— А я на 5 лет младше своего Мишки, я в Nск приехала к своей тетке, отучилась в архитектурном институте, пошла работать в плановый отдел строительной компании, там и с супругом познакомилась, он на нашем объекте работает завхозом, вот уже три года вместе, всё пытаюсь заставить его идти учиться, а он ни в какую, считает, что некогда теперь, мы ж второго ждем. Ну, я и рукой махнула. Как говорится, с лица воду не пить, лишь бы человек хороший, так и с образованием... Детей он любит, вот я уехала на выходные, он со старшеньким остался, но переживаю, может залипнуть со своим биатлоном в телевизоре.

— Счастливая ты, Тоня. Мужа каждый день видишь, а я урывками. Сначала приезжал часто, а сейчас всё реже и реже. Говорит работы много на нем, ответственность большая. Я его понимаю. Тонь, а ты зарегистрирована со своим?

— Нет, Марусь, сначала я не хотела, думала вдруг не уживемся, а теперь рутина затянула, хотя Мишка мне не раз предлагал, да я всё отмахивалась. Теперь, конечно, надо в загс идти. Нечего откладывать. А ты?

— А мы тоже в гражданском браке живем. Я долго замуж не могла выйти, сама, видишь, выдающимися данными не обладаю.

— Кто? Ты? Марусь, ты чего это комплексуешь, на себя наговариваешь?

Маруся смущается. — Да, ладно тебе, я уж привыкла. С Михаилом мы давно знакомы, в соседях жили. Он уезжал, потом возвращался. И так несколько раз. Искал себя, как он говорит, — она смешно щурится от бликов из окна, — А я отучилась в медицинском училище, вернулась в свой поселок, устроилась на работу в гинекологическое отделение медсестрой. Его маме как- то доктор назначил курс лечения, вот она меня и попросила по-соседски уколы ставить.

Мы и сблизились с Михаил Иванычем за эти десять дней. Он и предложил жить вместе. Сначала у него жили, потом он уехал, я вернулась в родительский дом. Нет, ты не подумай, свекровь моя — женщина хорошая, но, ... — Маруся подбирает слова, чтобы не сказать лишнего... — Как-то она сама подтолкнула меня к такому решению. Начала жаловаться на колготу в доме, на лишний шум, а какой от меня шум? Я целыми днями на работе.

В общем сказала, что ее устроит, если я буду приходить и ей помогать. Прибраться, еду готовить...дел там много...больше, чем у нас. Михаил мне деньги присылает редко, на ДР в основном, да я и не прошу, знаю, что он их копит, так я на свекровь, считай, свою половину зарплаты трачу. Пенсия у нее маленькая, лекарства дорогие, коммуналка, диета... приходится подработку брать.

— Ну, ты даешь! Тяжело, наверное, на два дома? — посочувствовала Тоня. — На себя хоть время, деньги остаются?

— Да, немного совсем, — Маруся грустно кивает. — Сейчас я справляюсь, а как ребенок появится? Если только появится, — она замолкает, задумавшись. Придется Михаилу нам тогда деньги перечислять регулярно, а у него всё рассчитано, — она уже сомневается, так ли важно новое жилье.

— А мой Мишка совсем не жадный. Сыну игрушки дорогие покупает, я ругаюсь, а он только усмехается, говорит, я столько лет сына ждал. И своей матери помогает постоянно. Она у него одна живет. Я ему предлагала её к нам забрать, а он боится ей навредить. Говорит, старых людей с места сорвать, что от корней оторвать. Завянут враз. А там она присмотрена, ухожена. Соседка ей ходит помогает. Мишка говорит, что хорошая бабенка, добрая, матери не перечит, та ею довольна, а уж угодить ей трудно, она у него старой закалки, он сам так говорит. Так он и этой хромоножке деньги отсылает. Ну, так он эту соседку называет, — пояснила Тоня в ответ на марусин удивленный взгляд. Перед Новым годом ездил проведать, вернулся довольный, всё у матери хорошо.

У Маруси екает сердце. Это она хромает с детства. И ее Михаил приезжал в гости к матери, ну и к ней соответственно, перед Новым годом. Не бывает таких случайных совпадений. Да только слишком уж люди разные, ее Михаил Иваныч и этот Мишка. По характеру. По работе. Ее — начальник, тот — простой работяга. Ее — хозяйственный, тот — ... Да, нет, случайность, как есть случайное совпадение, — она пытается себя убедить, но холодок подозрения уже заползает в её душу.

Она вздрагивает, услышав телефонный звонок.

— Ооо, мой Мишка звонит, что то там им приспичило... Алле, — Тоня выскакивает в коридор вагона. Маруся успевает услышать знакомый голос, внутри нее всё напрягается. — Неужели правда?

Тоня возвращается минут через двадцать. — Чтобы Михаил со мной так долго разговаривал? Нет, не он. Потом, подумав, всё-таки решается.

— Тонь, а покажи мне своего старшенького?

Тоня, ничего не подозревая, начала пролистывать фото на телефоне. — Вот, смотри, наш Петенька! Он у нас богатырь!

— Это сколько ему?

— Полтора года сейчас. А тут ему годик. Здесь он совсем маленький. А это с папкой нашим. Вот он — Мишка мой.

На Марусю смотрит ее Михаил Иванович. Тоня листает альбом с фотографиями и везде счастливые лица. Марусино сердце начинает частить. Как же так получается ? Всё это время он ей постоянно врал?

— Марусь, а теперь ты мне покажи своего Михаила Ивановича. А то это может один и тот же человек? — Тоня смеется от своей шутки.

Маруся мешкается, — Ээээ...Я бы и рада, только нет у меня на телефоне фото. Мой Михаил Иванович совсем не любит фотографироваться.

Тоня внимательно смотрит на попутчицу.

— Эге, подруга, тебе не поплохело, случайно? Что-то ты бледная стала. А, ну, приляг. Сейчас метнусь, чаю тебе принесу сладкого.

Тоня приносит чай, достает домашних пирожков, — Давай, подкрепимся с тобой... и не спорь, нам с тобой надо за двоих думать, — потом заботливо укутывает Марусю одеялом. — Отдохни.

А сама начинает переписываться в телефоне с кем-то, время от времени прыская и тихо смеясь.

Маруся поворачивается к стенке, сделав вид, что задремала. Она с большим усилием держит себя в руках.

— Спокойствие, Маруся, нам нужно спокойствие, — так говорит её доктор Егоров. — Ты не одна, Маруся. Не забывай про свой возраст. Будешь нервничать, не вЫносишь дитя.

— Дитя? А он теперь мне нужен? Ему точно нет.

— А тебе нужен!

— Нужен! Господи, а ведь все складывается, как нельзя лучше! Маруська, ты еще этого не поняла? Ты теперь свободна! Свободна! Она тихонько произносит это слово по слогам. Представь: приезжаешь, сообщаешь новость, смотрит Михаил Иванович грозно: Маруся, какой ребенок? Не время рожать, обождать надо!
И пойдет Маруся, как овечка на заклание, в кабинет к Егорову, далеко и идти не надо, там же и она работает. И не будет никакого ребенка. И сейчас и потом. Никогда уже не будет. Егоров что сказал? Никаких абортов. Вот. И что у нас в анамнезе? Минус один взрослый человек и плюс один маленький. Кого выбираешь, Маруся? Так и выбирать не из кого. Всего один. Того нет, а этот есть.

Утром проснулись две женщины, кто спал, а кто мучился, одна счастливая, вся светится, а у второй внутри мир рухнул, и так ей неуютно стоять на этих осколках, тесно, душно в купе рядом с соперницей. Смотрит Маруся на Тоню внимательно, да только нет ненависти у нее в душе к этой молодой матери. Хорошая она, сразу видно, улыбчивая, смешливая, в отличие от серьезной Маруси, может этим и покорила Мишку своего...она запнулась...моего... Раскрылся он рядом с ней, а с Марусей зажат был. Или, наоборот? Это я с ним, как пружина сжатая, устроил мне домострой. То нельзя, это нельзя. Привязать его ребенком? Так у него уже есть один и второй на подходе. Оставить детей сиротами? Нет, не сможет так Маруся. Пусть свой растет сиротой? Судьба значит такая...

Тоня суетится вокруг Маруси, — Ты как себя чувствуешь? Нормально? Ну и хорошо. Давай кушай, а то голова будет кружиться от голода. Скоро подъезжаем. Твой тебя встречает? Ах, да, забыла, ты ж ему не звонила. Мой уже на работе. С сыночком сейчас соседка сидит. Я сразу такси возьму. У тебя какая улица?

Маруся не успевает отвечать на вопросы. Да и не хочет.

— А давай телефонами обменяемся, я хочу узнать, как у тебя всё сложилось. Ой, как я хочу, чтоб у тебя всё хорошо было. Не губи ребеночка, Марусь, оставляй! Ты как назвать хочешь? У нас теперь девочка будет. А у вас кто?

-У нас...у меня, — поправляется Маруся про себя, — Неизвестно...еще рано... срок маленький...

— Хорошо, созвонимся! Удачи! — Тоня обнимает Марусю и бежит на выход.

Маруся выходит, не торопясь. На поезд бежала, боялась опоздать, а теперь некуда спешить. Она приняла ночью решение вернуться домой. Даже не увидевшись с Михаилом. Зачем? Она лишняя в его жизни. Там полноценная семья. А кем она будет? Второй женой? Да и принуждать его врать и изворачиваться? Не нужно это никому. Хорошим отцом он не станет ее ребенку. Как можно быть хорошим, если ты его изначально не хочешь?

Она идет в здание вокзала и покупает билет на обратный поезд. Вернется домой, посоветуется с родителями. Свекрови Алевтине Карповне ничего не придется объяснять, ей Маруся сказала, что едет в командировку, знала точно, что нагрузит та ее сумками с продуктами, а таскать тяжести ей Егоров строго — настрого запретил. Алевтине Карповне Егоров не указ, она живет по своим законам и других принуждает их выполнять, так что Маруся с матерью рассудили, что лучше ей ничего не знать.

Родители ахают, увидев Марусю раньше ожидаемого срока. Посмотрев на их взволнованные лица, Маруся ничего не рассказывает о своем приключении в поезде. Сказала просто, что муж уехал в командировку, не встретились они с ним.

— Так я вам говорил, что нормальные люди предварительно звонят, — восклицает отец, — Эх, бабы, бабы! — качает головой.

Только мать, вглядевшись в бледное Марусино лицо, спрашивает: — Назад повернула? Побоялась встретиться?

Loading...

Маруся кивает, — Мам, не разрешит он мне рожать. А я ребеночка хочу. А с ребенком бросит!

— Если не бросил уже, — думает мать про себя, а вслух: — Понимаю, дочка! Рожай, мы поможем. Ну, ну, — она осторожно вытирает слезы, посыпавшиеся из глаз Маруси. — Всё образуется, вот увидишь, Господь нас не оставит.

*****

— Всё будет хАрАшо... — Егоров говорит. Маруся часто слышит эту фразу. Он сидит после операций в углу кабинета, весь опустошенный, разбитый...

— Ох, тяжко, Маруся, сколько греха на нас с тобой. Ты хоть лишний грех на себя не бери. Обещай мне.

Она кивает, — Обещаю, Юрий Витальевич. Ей хочется подойти к нему, прижать, обнять... вон, голова уже с проседью...но она не смеет...

Он, чувствуя её порыв, улыбается, — Маруся, а у тебя есть голубая чашка? — шутит...

— Всё будет хАрАшо...выделяя каждый слог, на А...

Она тоже улыбается...вспоминает клоуна из цирка, она любит цирк и когда бывает в областном центре всегда старается попасть на представление...тот клоун так и говорил «ха-ра-шо» ... раз сто за вечер...

*****

Жизнь идет в привычном для Маруси режиме. Старается не переживать, только слезы живут сами по себе, ее совсем не слушаются, эти женские слезы. Она даже не стала звонить Михаилу, у них были для этого отведены определенные часы, строго в четверг в 6 часов вечера. Она пропустила этот день. Нужна будет, сам позвонит. Не нужна. Своей матери звонил, ей привет передавал. Ну так даже и лучше. Не видеть, не слышать, быстрее из сердца вон.

Только с Алевтиной Карповной Маруся так не может поступить. Ходит, помогает. А вот деньги перестала на нее тратить. Трудно Марусе себя пересилить, неловко и стыдно, но иначе нельзя, надо теперь лишнюю копейку откладывать , впереди декретный отпуск. Так что пусть раскошеливается свекровь, сын, оказывается ей перечисляет помощь каждый месяц. Да он и хромоножку не забывает. Так, так... интересно. Эти деньги никто не видел. А что, если у него есть третья семья, он и им помогает? Тут Маруся не удержалась и рассмеялась вслух так громко, что Егоров уронил от неожиданности инструменты.

— Ты чего? — Он трогает ее лоб. — Смотри мне. А то на сохранение сразу уложу.

А приятно, когда о тебе заботятся, да, Марусь? Пусть и коллега...

***
Алевтина Карповна недовольна. Даже слишком. Она кусала губы и не знала, как ей себя вести. Или обидеться на Марусю, или сделать вид, что ничего не произошло. Конечно, она мне вправе сказать, что у меня есть сын, — рассуждала строптивая старуха, хотя бывают старухи в 56 лет? — Дескать, пусть он меня и содержит. Но с другой стороны, именно ее сын осчастливил эту невзрачную девчонку, которая много лет была никому не нужна. А это многое стоит. И за это надо платить.

Она сидела на веранде своего большого дома и с презрением смотрела на соседний домишко. Непутевые, как есть непутевые. Что родители, что дочь. Интеллигенты. То ли дело их семья. Всегда умели к жизни приспособиться и взять от нее по максимуму. Что муж, царство ему небесное... что сын, вон сейчас большим начальником работает. А эта медсестричкой какой-то. Хотя руки у нее золотые, от ее уколов и следа не остается, — вспомнила мимоходом.

Маруся сразу замечает недовольство свекрови. Сегодня был тяжелый день, много работы, ноги гудят, хочется прилечь.

— Маруся, сегодня надо сделать и то, и это, — начала с ходу перечислять, загибая пальцы, свекровь, — А ты сильно задержалась. Когда собираешься выполнять? Ты же знаешь, я рано ложусь спать, — в голосе явное неодобрение.

— Алевтина Карповна, не волнуйтесь, я не буду вас тревожить, всё это подождет, я устала сегодня, возможно завтра все сделаю.

— Как устала? Ты не можешь уставать, это я могу...а ты еще молодая. Она внимательно смотрит на Марусю, — Да, ты никак беременна? — как же я раньше этого не заметила, бормочет про себя. — И от кого же? — уже с ехидцей.

— Представьте себе, от вашего сына, больше мне не от кого. Это ваши лекарства. Там чек в пакете. За деньгами завтра зайду, — Марусе неприятно общаться после услышанного.

— Опять ты про деньги? — поджимает губы Алевтина Карповна.

Но Маруся ее не слышит. Она уходит.

— Так. Девчонку надо ставить на место. Много себе позволять начала. Сегодня же позвоню сыну, пусть с ней разберется.

*****
— Мишенька, рада тебя слышать! Как вы там? Все живы-здоровы? Как внучек мой Петенька, растет? Обрадую тебя, скоро еще будет один внук у меня!

— Мам, внучка у тебя на днях родится!

— Помню, сын, помню, только я не про нее сейчас.

— Мам, кто- то еще беременный?

— Ну, не я же, сын. Включи голову. Тебе это должно быть виднее.

— Неужели Машка? Я ж запретил ей рожать. Не может такого быть...

— Ты бы мог сначала о матери подумать...

— Мам, да не мой это ребенок, не мой...от, зараза...а я, думаю, что это она мне звонить перестала. Я его не признАю

— Не признает он. Какой он умный... А она меня перестанет признавать. Мы с тобой договаривались...И что дальше? Как мне жить? Ты мне оплатишь домработницу?

— Меня наш договор по рукам и ногам связал. Домой не могу теперь приехать, жену, детей привезти, Машке голову заморочил, двоеженцем стал, а всё тебе помощь дармовая нужна...и меня таким же воспитала...

Алевтина Карповна в сердцах бросает трубку.

Месяц спустя, не переставая думать о создавшемся положении, больше волнуясь о себе, чем о внуках, она опять звонит сыну.

— Мам, извини, не до тебя сейчас...у меня трудная ситуация, я сейчас под следствием, мне тут растрату шьют...

— Что? А как же я?

— Ты уж сама там выкручивайся, — теперь сын бросает трубку.

*****

— Ты, глянь, Марусь, он меня за палец ухватил и держит. Держит и рассматривает.

— Юрий Витальевич, да что он там видит?

— Ты это зря. Американцы вообще считают, что ребенок сканирует лица в первые девять минут своей жизни и запоминают, а потом идентифицируют, ну, ищут мать по первым снимкам.

Маруся засмеялась, — Тогда дайте мне его быстрее, чтобы он не успел вас запомнить, иначе меня не признает за маму.

— Подожди. Он меня не отпускает. Дай еще подержу. Ты не переживай. Если что, я женюсь на тебе.

— Ох, и шуточки у вас, Юрий Витальевич.

— А я, может, и не шучу.

Егоров подходит к измученной Марусе, бережно кладет ей сына на грудь. — Чуть отдохни, и продолжим с тобой. Он подмигивает, — Всё будет хАрАшо, я узнавал...

— У кого? — ошарашенно спрашивает Маруся. Ну, дает этот Егоров.

*****

Утром другого дня палата рожениц заинтригована. Люська, родившая пару дней назад без всяких осложнений, свободно курсируя по отделению своим ходом, принесла новость. Возвращаясь из ванной, увидела доктора Егорова. Тот шел по коридору с огромным букетом. Теперь все гадали, кому Юрий Витальевич купил цветы. Правда, недолго. Потому, как именно в их палату доктор и явился. Подошел к Марусиной кровати. Та удивленно приподнялась.

— Это тебе! За сына! — тихо произнес и ушел, улыбаясь

Девчонки смотрели на них во все глаза. Старая нянечка, на минутку прервав мытье полов, смахнула набежавшую слезу. Она хорошо знала его родителей, — Он достоин счастья, мой мальчик, после всего пережитого...

При выписке из роддома Марусю встречали родители и Алевтина Карповна.

— Марусенька, спасибо за внука, я так рада, так рада, — щебечет свекровь. Ты теперь можешь ко мне перебираться.

— Разберемся, кто к кому будет перебираться, — мягко отодвинув Алевтину Карповну, выпрыгнувший из машины Егоров бережно принял малыша из рук акушерки.

Автор: Zarinka

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...