Все будет хорошо

Наташа нервничала. Через два часа должен был приехать Олег, а она до сих пор не придумала, что делать. Квартира у них хоть и двушка, но совсем маленькая. Как что-то можно в ней делать, как можно встречать мужчину, если в соседней комнате находится мать? Господи, ну что ей так не везет в жизни?!

Мама постоянно болела. Наташа понимала, что та ее тянула одна, что надрывалась на двух работах. Только дочь-то тут при чем? Во-первых, она не просила ее рожать. А во-вторых, не нужно было заводить ребенка от того, кто ничем не помогал, и вообще не было смысла встречаться с таким. Во всем виновата только сама, а Наташа теперь что, отдуваться должна?

Она подошла к зеркалу. Если бы не тонкие, плотно сжатые губы, Наташу можно было бы считать красавицей. Пышные крупные кудри обрамляли милое личико. Хоть ей исполнилось уже двадцать восемь, выражение лица было слегка детским. Она специально красилась так, чтобы сохранять и подчеркивать эту видимость: мужики неплохо велись на такую наивность. Вот губы портили всю картину. Поэтому Наташа всегда красила их ярко, заходя далеко за контур.

Сейчас на ней было светло-зеленое платье, которое ей очень шло. Одно-единственное парадное, самое лучшее.

Она посмотрела на мать, которая, шаркая ногами, шла на кухню. Вот так и будет. Еле ходит, а все то туда, то сюда.

— Мам! Что тебе не сидится в комнате?

— Наташенька, мне б водички, таблетки запить.

— Возьми ты их уже с собой!

Нет, это не дело. Надо что-то придумать. И тут Наташе в голову пришла одна мысль: если вывезти мать подальше от дома, то, пока она дойдет назад, уже и утро будет. А Олег в первый день явно не останется до самого утра. Конечно, план не очень, потому что на улице метель начиналась, но другого-то нет. Ничего, мама хоть нагуляется. А Наташа ей рукавицы наденет, платок поверх шапки.

Олега потерять она не могла, ведь прекрасно знала, что он очень и очень состоятелен. Знала, но об этом ему ничего не говорила. Делала вид, что верит, будто он простой работник соседнего офиса.

Нет, слишком часто Наташа ошибалась. Поэтому и сидит в девках до сих пор в этой убогой двушке и с больной на все конечности матерью.

— Мама, собирайся!

— Куда это?

— Куда надо! Собирайся, я сказала!

Наташа быстро укутывала мать в куртку, в платок и обувала ее. Одновременно пыталась вызвать такси. Она еще сама толком не понимала, как и что будет. Ясно одно — нужно торопиться: Олег будет очень скоро.

На такси они доехали почти до конца города. Наташа рассчиталась с водителем и повела мать под руку к остановке.

— Вот, посидишь здесь немного, а потом пойдешь потихонечку домой.

— Доченька, да ты что? Это же заброшенный завод, конец города. Разве я дойду?

— Потихоньку, с остановками дойдешь. Все, некогда мне.

Наташа увидела приближающиеся шашечки такси и выскочила на дорогу.

Она вернулась буквально за пятнадцать минут до приезда Олега. Тот привез цветы и вино. А вино, честно сказать, так себе — у Наташи и то лучше было. Видимо, продолжает играть свою роль. Ну ладно, она подыграет.

Все прошло как по маслу. И Олег даже остался у нее, чего Наташа никак не ожидала. Как мужчина тоже не огонь, но важно не это: скоро Наташа заживет совершенно другой жизнью.

— Олег, а ты в каком районе города живешь?

— Да тут, совсем недалеко. Даже не пришлось такси брать.

Наташа напряглась: в этом районе не было никаких элитных домов. Снова врет?

— Я думала, что ты на машине.

— Что ты, у меня никогда не было машины! У меня-то и прав нет.

Наташа вздохнула: ей надоела эта игра, еще и мысли о маме постоянно в голову лезли.

— Послушай, может, хватит? Я прекрасно знаю, кто ты! Мне кажется, твоя игра затянулась. Давно ли владелец крупного бизнеса и офиса в нашем здании стал ходить пешком?

Олег какое-то время смотрел на нее, потом рассмеялся:

— Вот ты о чем... Ты все перепутала. Понимаешь, у моего шефа и у меня полное совпадение не только имени, отчества и фамилии, но и года рождения. Только вот день другой. А ты что подумала?

Она смотрела на Олега такими глазами, что он сразу перестал улыбаться.

— Понятно. Ладно, пойду я. Звонить, наверное, больше не надо?

Она ничего не ответила и отвернулась к окну. Через минуту хлопнула входная дверь. Наташа вздрогнула. За окном завывала настоящая метель. Господи, что же она творит?! И где сейчас мама?

Наташа бросилась в прихожую, быстро оделась и выбежала на улицу. Она поймала какую-то машину и доехала до той остановки, где оставила мать. Там никого не было. Всю дорогу она всматривалась в одиноких прохожих, но никого, напоминающего маму, не встретила.

Наташа быстрым шагом направилась в сторону дома, по пути осматривая каждый сугроб, каждый укромный уголок. Она едва слышно шептала:

— Где же ты? Ну куда ты делась?

Руки давно закоченели, ног она вообще не чувствовала. Наташа прошла меньше половины пути, но совсем обессилела. Это она, молодая женщина, а пожилой человек с больными ногами столько ни за что не пройдет.

Она с трудом поднялась, перешла на другую сторону дороги и снова двинулась, но не в сторону дома, а в обратную. Наташа не знала, сколько прошла, но понимала, что больше не может. Она только чуть-чуть посидит и снова пойдет искать маму.

***

Казалось, ветер совсем сошел с ума. Он поднимал вверх целые сугробы и тут же обрушивал их вниз.

Олег медленно ехал по дороге. Ну почему он не принял предложение доктора и не остался у него в кабинете переждать метель? Очень разнервничался. Он, когда увидел эту бабушку в сугробе, чуть с ума не сошел. Сразу вспомнился рассказ отца о том, как погибла его бабуля.

Отец был совсем маленьким, когда сильно заболел — так, что никакие народные средства, которыми лечили в то время, ему не помогали. Дед Олега вернулся в сорок пятом на одной ноге. И тогда бабуля приняла решение идти в соседнее село за лекарством для сына. Метель была страшная. Дед не пускал, но понимал, что сам не сможет пойти, а сыну совсем плохо. Бабуля ушла под вечер. Нашли ее утром. Она лежала, свернувшись калачиком в сугробе, совсем недалеко от дома, а к груди прижимала лекарство.

Олег бабушку эту заметил случайно. В очередной раз остановился, чтобы понять, где он вообще и по дороге едет или по тротуару. Вышел, а тут она. Бросился к ней, растормошил. Живая, что-то сказать пытается.

Он ее на руки, в машину и скорее в больницу. Там на уши всех поставил. Потом и доктор к нему вышел. Сказал, что проблемы, конечно, будут, но не глобальные: очень вовремя Олег ее нашел.

— Документов при ней никаких. Но женщина не бомжиха — ухоженная, чистая. Да и не старуха вовсе. Не понимаю, как она вообще там оказалась. Ну, отойдет –- посмотрим: может, какие-то проблемы с памятью...

— Я приеду завтра навестить и узнать, что случилось.

Сейчас Олег отчаянно пытался добраться до своего загородного дома: он уже три года жил только там. В квартире оставался лишь в случае крайней необходимости. Вот сейчас туда поехать было бы самое то, но нет же — снова катит во время метели непонятно зачем.

Олег подался вперед, напряженно всматриваясь в завихрения снега. Что-то не то с ним сегодня происходит… Впереди фигура. Она сделала несколько шагов и рухнула в сугроб. Мужчина остановил машину. Может быть, ему мерещится? Он осторожно вышел, приблизился. Женщина. Довольно молодая.

Loading...

— Эй, уважаемая! Что с вами?

Она открыла красивые зеленые глаза и спросила:

— Где моя мама?

— Я не знаю, где ваша мама...

Но она уже не слышала его. Глаза закрыты, на губах улыбка. Он выругался. Подхватил ее на руки, запихнул в машину и снова помчал в больницу.

Доктор был в приемном покое, когда Олег вошел туда с женщиной на руках. Он как-то странно посмотрел на него, потом показал, куда положить ношу. Буквально пару секунд осматривал, а затем дал какие-то указания медсестрам и взял Олега под руку:

— Молодой человек, я все-таки настоятельно рекомендую вам попить чаю у меня в кабинете.

Олег устало кивнул: что-то он устал — наверное, из-за того, что перенервничал.

***

Наташа подхватила двустороннее воспаление легких, причем со всеми осложнениями. Первые три дня настолько плохо себя чувствовала, что с трудом реагировала на людей, которые были рядом с ней. Но один голос она узнала — это был голос мамы. Та что-то говорила ей и гладила по волосам, как в детстве. Наташа сразу открыла глаза:

— Мама! Мама, ты жива?

— Все хорошо, Наташа, все хорошо...

Молодая женщина улыбнулась, и по щеке одна за другой покатились слезы, а потом она куда-то провалилась.

***

Через три дня наступил кризис, после которого Наташа стала возвращаться к жизни.

Она не спала, когда в палату вошла мать в сопровождении высокого симпатичного мужчины.

— Доченька, здравствуй. Вот, познакомься, это Олег, наш с тобой спаситель. Сначала он притащил в больницу меня, а потом и тебя.

Наташа растерялась. Такой… на мужчину похож. Жаль, теперь, зная, какая Наташа дрянь, он даже разговаривать с ней не будет.

— Спасибо…

Ну, а что она могла еще сказать?

Мужчина присел рядом с ней.

— Знаете, я так рад с вами познакомиться! Вы даже не представляете. Ваша мама рассказала, как заблудилась, как у нее сел телефон, и вы полночи обходили улицы в поисках ее. И ведь вы бы нашли, если бы я вас не опередил.

Наташа изумленно посмотрела на мать, но та ответила ей строгим взглядом:

— Молчи!

***

Олег приходил каждый день. Даже когда маму уже выписали домой, он приходил к Наташе. Подолгу сидел у нее, они разговаривали. Она понимала, что влюбилась. Такое чувство было ей абсолютно незнакомо, и что с ним делать, она просто не знала. Но и Олег как-то необычно смотрел на нее. Держал долго за руку, когда прощался.

Но самым интересным было другое. Когда Наташу наконец выписали из больницы, она узнала, что этот Олег и есть тот самый начальник соседнего офиса. Это был удар ниже пояса. Наташа просто не понимала, как ей быть. Она влюбилась в Олега и знала, что он тоже ее любит. Но получалось, что она его недостойна — она сильно завралась. Пришел день, когда он позвонил и сказал, чтобы вечером они обе были дома, и обязательно при параде. Наташа поняла, что он едет делать предложение. Она постучала в комнату к матери:

— Мам, можно?

— Конечно, Наташа, заходи. Что случилось? На тебе лица нет…

— Мне нужно поговорить с тобой.

Они ни разу не вспоминали, что произошло, но сейчас пожилая женщина сказала:

— Наташа, если ты по поводу того случая, то не надо…

— Надо, мама. Я поступила как последняя дрянь, а Олег смотрит на меня как на героиню. Ты же понимаешь, что это обман.

Мать присела рядом с ней.

— Скажи, ты любишь Олега?

— Да, мама...

— Ты хочешь сделать его и себя счастливыми?

— Ну конечно, очень...

— Так сделай. Сделай, если хочешь и можешь. А то… Пусть оно останется между нами. Тогда ты была несчастна, вот и творила сама не знала что. А сейчас ты счастлива. Все будет хорошо.

***

Подготовка к свадьбе шла полным ходом. Хотя Наташа и согласилась стать женой Олега, но чувствовала себя все это время очень нехорошо. Конечно, мама никогда ничего не расскажет. Но на душе было так погано! В конце концов, за неделю до свадьбы она позвонила ему.

— Ты дома? Можно я приеду?

— Что за вопрос? Ты же знаешь, я всегда тебе рад.

Через пятнадцать минут она была у него. Увернулась, когда тот хотел ее обнять, и заговорила:

— Олег, мы должны отменить свадьбу!

Одна бровь у него поползла вверх.

— Очень интересно. А почему?

— Я все сейчас тебе расскажу. Ты думаешь, что женишься на хорошем человеке, но я не такая. Я дрянь, я плохая дочь, я чудовище…

Наташа говорила, говорила… Она стояла у окна и смотрела на улицу. Когда закончила, облегченно вздохнула. Повернулась, чтобы уйти, но Олег стоял рядом. Он обнял ее, прижал к себе.

— Это хорошо, что ты рассказала. Я и так все уже давно знаю. Я бы все равно женился на тебе, но это стояло бы между нами. Все в порядке. Главное, что с мамой все хорошо. А остальное мы переживем.

Автор: Ирина Мер

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...