Свадьба подруги

— Ирка прислала приглашение на свадьбу, пойдём? — спросила Таня у мужа.

— Кто такая Ирка и что за свадьба? Где? Когда?

Муж Тани был патологически ревнив. Причём, это обстоятельство он тщательно скрывал до самой их свадьбы.

Он был красив, импозантен, умён и начитан, его речь напоминала литературные тексты. Он и Таню после их знакомства приучил к книгам. Дал ей как-то «Одиссею капитана Блада» Рафаэля Сабатини и прямо так и заявил — мол, хочу, чтобы ты умела говорить, как герои книги.

Потом он подсовывал ей книжки одну за другой, в основном зарубежных авторов. И Таня читала. Ей это нравилось.

У них появились общие темы — ведь он был намного старше, а Таня только-только закончила школу.

Через год ярких и красивых отношений они поженились.

На свадьбе были все Танины подружки, в том числе Ирка, с которой они дружили с самого детства.

А когда вечером после торжества молодожёны вошли в свою квартиру, муж продемонстрировал тёмную сторону своей души.

Он предъявил ей каждую улыбку, каждое ласковое приветствие в адрес гостей мужского пола. Претензии сопровождались ударами, несильными, но откровенно унизительными.

— Если ты сейчас не поймёшь, как должна себя вести моя жена, то я буду учить тебя более кардинальными методами, — предупредил новоиспечённый муж всхлипывающую Таню. — Вот это вот (с треском отлетели шифоновые рукава платья) носить нельзя! Прозрачные рукава делают леди вульгарной!

Он её всё время так называл — леди. И всё пытался вогнать в какие-то аристократические рамки.

— Понимаешь, мышонок, загар на теле женщины приближает её к колхознице. Леди не позволяет себе находиться на солнце, а уж тем более раздетой.

И привыкшая к летним забавам на пляже Таня поняла, что отныне солнце, воздух и вода перестали быть её лучшими друзьями.

Муж запрещал носить платья и короткие рукава. А потому даже в сильную жару Таня носила брюки и майки с длинным рукавом.

Родители недоумевали — куда делась их весёлая и жизнерадостная дочь-модница? А Таня что-то бормотала в своё оправдание, боясь поведать о тиранстве мужа. Потому что ей было ужасно стыдно.

Со временем она перестала общаться с подругами.

Ирка держалась дольше остальных — она регулярно звонила Тане и звала её то в кино, то побродить по парку, «как в старые добрые времена»... Если муж был в командировке, Таня встречалась с подругой. Но ей было тяжело видеть недоумённые взгляды Ирки, которая и не скрывала, что не узнаёт свою подругу в этих монашеских одеждах и с затравленным взглядом.

И постепенно Таня перестала отзываться на Иркины звонки.

— И правильно, — одобрил муж её решение прервать связи с прошлой жизнью, — она не нашего круга. Она даже не знает, кто такой Дудинцев. И Эдгара По не читала.

Но самое страшное в Таниной семейной жизни было не столько то, что муж ревновал её к каждому столбу и запрещал наряжаться, искореняя всю женственность... Нет, хуже было то, что муж оказался... алкоголиком. Причём, потомственным!

А во хмелю он раскрывал все свои застарелые комплексы, Тане доставалось и морально, и физически.

В общем три года семейной жизни прошли для Тани, как срочная служба в армии. Она научилась молчать, когда надо, не отвечать на оскорбления и провокации, угадывать каждое желание мужа, чтобы не нарваться на наказание.

Когда она оставалась одна, её одолевали всякие мысли, одна хуже другой. Так нельзя жить! Но это её крест. Никуда не деться... Избавиться от мужа? А как? Уйти нельзя — стыдно. Что родителям скажет? Оставаться в такой семье... А если дети появятся? Как она их сможет защитить от тирана? Как найти путь спасения?

«Господи... Дай мне, пожалуйста, сил пережить это всё... Ничего больше не прошу! Только сил.»

На четвёртом году семейной жизни муж вдруг начал выводить её в свет. Они ходили в гости к его друзьям, отмечали праздники в компании. При этом Таня была под жёстким контролем — на мужскую половину компании смотреть нельзя, одеваться исключительно в скромную одежду, минимум макияжа.

— Люди судят не по внешности, мышонок, а по уму. Умная женщина — редкость. А ты ещё и начитанная. С тобой интересно общаться. А наряды-помады-пудры-тундры это всё для женщин лёгкого поведения. Моя жена не имеет права быть такой!

При этом муж не стеснялся того, что сам он каждый раз напивался до отключки.

И вот на каком-то празднике Таня встретила Ирку.

Они сели рядом и стали болтать — о прошлом, о новостях, об общих знакомых.

— Я замуж выхожу, — похвасталась подруга.

Будущим мужем Ирки должен был стать коллега Таниного мужа. Мир тесен, однако!

И вот — Ирка прислала приглашение.

Их с мужем приглашали принять участие в свадебном торжестве в загородном доме, арендованном на три дня. Комнаты для гостей со всеми удобствами.

— Величественный размах, ничего не скажешь... — оценил муж. — Отказываться нельзя, мало ли... Жених не сегодня-завтра наш отдел возглавит.

Подготовка к празднику свелась к покупке новой рубашки мужу и выбору конверта для подарка (деньги, а что ж ещё?!).

Спросить, что ей надеть, Таня боялась. Она знала, что муж категорически против ярких нарядов.

Выбрала серый брючный костюм, кремовую блузку с воротником жабо и скромные чёрные туфли без каблука. «Ему» точно понравится.

...В день свадьбы Ирки они с мужем прибыли к загсу заранее. Лучше подождать, чем бежать, считал муж. Танин наряд он оценил на троечку («Блузка могла бы быть поскромнее!»).

Подъезжали гости — мужчины в строгих костюмах и белоснежных рубашках, женщины в ярких длинных платьях с декольте и блёстками, на высоких каблуках и с пышными причёсками.

Таня машинально поправила свои прямые волосы, вымытые и высушенные феном утром. Конечно, она выглядела на этом празднике как монашка...

В загородном доме Тане с мужем была отведена приличная комната.

Loading...

— На три дня она ваша! — сообщила администратор торжества.

— О! — радовался муж. — Отосплюсь хотя бы!

«Типа, кто-то тебе мешает дома отсыпаться...» — с раздражением подумала Таня.

У неё не было настроения.

А свадьба пела и плясала! Банкет был организован в лучших традициях европейской кухни, ненавязчивые конкурсы организаторов придавали веселья и не напрягали гостей.

Муж продержался два с половиной часа. После чего он откровенно свесил голову набок и смачно засопел, пуская слюну. Коллеги аккуратно доставили его в их комнату и положили на кровать. Таня осталась с мужем. Потому что она не должна находиться на празднике одна.

Она сидела в кресле и смотрела на спящего мужа.

«Что я в нём нашла? Как так вышло, что я в разгар свадьбы своей лучшей подруги сижу одна? Рядом со спящим мужиком!»

Она вспомнила свою свадьбу. Тоже было весело, хотя и не так роскошно, как у Ирки. А потом этот вечер дома... Когда муж наказал её за им же выдуманный флирт с гостями.

Она заплакала.

...Наступила ночь, когда Таня очнулась от своих горестных мыслей.

В доме было тихо — торжество закончилось. Гости угомонились и легли спать.

Она вышла на балкон, чтобы подышать перед тем, как тоже улечься спать. Муж громко храпел, раскинувшись на кровати.

В беседке во дворе дома кто-то был. Таня отчётливо слышала голоса. Она пригляделась.

Ирка с мужем. Да, да! Это жених с невестой не спали, а устроились в беседке, поставив свечи.

Таня наблюдала, как мерцали огоньки свечей, как смеялась Ирка, а муж радовался её смеху... Это было так... прекрасно!

«У нас так не было...» — подумала она и потёрла правое плечо, где до сих пор был шрам от ногтей мужа, срывающего шифоновые рукава свадебного платья.

Большая круглая луна выплыла из-за серых облаков и залила холодным светом двор и беседку.

Тем двоим было хорошо. И они были счастливы.

Она заплакала.

И даже сама не понимала, отчего она плачет?

Слёзы несли облегчение — все накопленные обиды выливались с ними...

Слёзы несли радость — от того, что сегодня, в эту чудесную ночь двое людей, муж и жена, счастливы!

Слёзы выгоняли страх, скопившийся за эти годы замужества.

Муж проснулся ранним утром — как говорится, сон алкоголика крепок, но недолог.

Таня сидела напротив него.

— Мышонок? Ты чего не спишь? — буквально простонал он. — Принеси воды! И лучше холодной и газированной!

— Нет, — спокойно сказала она.

— Что значит, нет?! Не понял? Алё!

— Нет — значит, нет. Я не принесу тебе воды. Я тебе вообще больше ничего не принесу. С этой минуты учись жить без меня.

Она встала и вышла из комнаты.

Муж что-то вопил вслед — обещал наказать, выгнать из дома, лишить денег и что-то ещё...

«Какой же он... гнусный! А я глупая»

Таня вышла на улицу — утренний туман вылезал из-за кустов, но было тепло.

Из дома доносились ароматы кухни — повара уже готовили гостям завтрак.

Куда она поедет?

К родителям.

А Ирке она напишет. Подруга её поймёт.

Главное — подальше от этого человека, который столько лет был её мужем.

Восходящее солнце осветило дорожку, по которой Таня шла до станции.

Хороший знак.

Здравствуй, новая жизнь!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...