Слова...

После трех бессонных ночей Лена, сидя на стуле, провалилась в полудрему. Сколько она проспала, не знала. Ее разбудил заигравший на щеке солнечный лучик, и чья-то теплая рука еле-еле сжала Ленины пальцы. Она открыла глаза, и из них покатились слезы.

***

За несколько месяцев до этого Лена, как обычно, в обеденный перерыв встретилась в кафе с подругой Викой. Их офисы находились на соседних улицах, и подружки частенько прибегали перекусить в уютное маленькое заведение.

— Мне снова грустно. Да еще этот осенний дождь третий день монотонно стучит по оконным стеклам.

— Лена, ты как всегда в своем репертуаре. В ноябре всем грустно, но тебе-то чего жаловаться?

Все, кто их знал, удивлялись такой крепкой дружбе между двумя абсолютно разными женщинами. Прабабушка и прадедушка Лены были дворянами, а ее детство прошло с пасхальными куличами, обязательной Рождественской елкой, дачными чаепитиями и воскресными семейными чтениями. Ее научили видеть и ценить красивое в самых обычных вещах.

Вика, наоборот, росла в семье, где папа пил, а мама сутками пропадала на двух работах, чтобы прокормить семью. Лену она поначалу невзлюбила за ее идеальный порядок в портфеле, каллиграфический почерк и всегда накрахмаленные белоснежные воротнички на школьной форме. А потом как-то незаметно для самих себя девчонки подружились.

И вот уже лет тридцать они самые близкие подруги, доверяют друг другу любые тайны и ни разу за это время не ссорились.

— Чем тебе жизнь не мила? С Лешкой проблемы? Хотя с ним не может быть никаких проблем, он у тебя самый лучший.

— Ну, конечно, лучший. Только мне иногда кажется, что он слишком тихо живет рядом со мной.

— Что значит тихо? Не смеши меня, подруга. Тебе громко захотелось? Со скандалами?

— Нет, я другое имею ввиду. Он не говорит мне никаких красивых слов, а я очень хочу их слышать.

— О, да, я помню твои любимые сказки о принцессах и спасающих их прекрасных принцах, а попозже романы о красивой любви. Лена, в жизни не все, как в книжках.

— Да при чем тут сказки и романы? У нас в семейном архиве до сих пор хранятся письма, которые мой прадедушка писал с войны прабабушке. Ты бы видела, какие там слова — «золотко», «солнышко», «любимое сокровище», «голубка нежная».

— Ох уж эти мне твои дворянские корни. Поверь, Лена, можно счастливо жить и без «голубок нежных».

— Можно, Вика. Но мне как будто чего-то не хватает. Наверное, настоящей любви, от которой душа поет и дух захватывает. Чтобы все сразу — отчаяние, слезы, восторг, радость.

— Успокойся. Говорю тебе, что это ноябрьская хандра. Через неделю все пройдет, потому что наступит декабрь и запахнет Новым годом. Ладно, надо бежать.

***

Лена, как и положено девочке из интеллигентной семьи, росла развитым ребенком. Играла на фортепиано, отлично рисовала (талант передался от папы он — был художником), знала три языка, потому что мама преподавала в институте иностранный. Родители иногда спорили, кем должна стать дочка — художницей или переводчицей. Но Лена обожала мир цифр, в нем она чувствовала себя спокойно и уверенно, поэтому выбрала профессию аудитора.

На третьем курсе института она вышла замуж. В симпатичном однокурснике Лена увидела ту любовь, которую себе придумала. Через полтора года родила сынишку Никиту. Учебу не прерывала, управляться с ребенком помогала мама.

А еще через год Лена с мужем развелась. Причины расставания — никакого родства душ и ощущения полета. Воспитанная в атмосфере заботы и любви, она ни разу ничего подобного не чувствовала со стороны мужа.

***

Леша появился в жизни Лены случайно, когда она только начинала свою карьеру и проводила проверку финансовой деятельности одной крупной компании. Он работал там заместителем директора. Постепенно рабочие отношения переросли в романтические. Хотя на самом деле особой романтики не было. Просто два взрослых человека иногда встречались, без взаимных обязательств и претензий. Но так думала только она.

В самый разгар лета Лена попала в больницу с тяжелой формой бронхита. Когда вечером в палату зашел Леша, она честно призналась, что не ожидала его увидеть.

— Обижаешь, ты ведь не чужой для меня человек. Я привез фрукты. Какие нужны лекарства? Что купить и принести завтра?

— Спасибо большое. У меня просьба, если сможешь. Я дам деньги, скажу что купить, отвези, пожалуйста, моей маме. Она сама с Никитой еле управляется, маленький и шустрый. А мама еще после папиной смерти не отошла.

— Я уже у них был, все, что нужно, купил. С Никитой погулял.

Лена обомлела и промолчала, впервые в жизни она не нашлась, что ответить.

Так продолжалось десять дней, пока Лена лечилась. А после выписки Леша повез ее с Никитой в санаторий на море. Вернувшись из отпуска, они стали жить вместе.

Она знала, что на Лешу всегда можно рассчитывать, это было настоящее «как за каменной стеной». В любой момент, где бы и что у нее ни случилось, он бросал даже самые важные дела и мчался к ней. Порой ее это раздражало, она могла уйти из дома с ночевкой к подруге. Леша с расспросами не лез, он даже не настаивал на официальном оформлении брака.

***

С наступлением декабря действительно стало веселее на душе.

Вечером за ужином Леша предложил:

— А давайте уже купим и нарядим елку.

— Нет, еще слишком рано. Потеряется все ощущение праздника.

— Наоборот, мы это ощущение себе продлим.

Уже перед самым сном Лена вдруг решилась на разговор с мужем на волнующую ее тему красивых слов о любви. Леша покраснел, засмущался и тихонько сказал:

Loading...

— Ты мой любимый лучик!

— Кто? Лучик?

— Лен, ну ты же знаешь, как сильно я тебя люблю, как дорог мне Никита. Зачем эти лишние слова? Я ведь все в этой жизни делаю для вас. В следующем году достроим загородный дом и переедем туда вдвоем, заведем большую лохматую собаку. А квартиру Никите оставим, парень-то подрастает.

***

Красивую, пушистую и пахучую елку поставили рано. Потом весело и дружно встретили Новый год, отпраздновали Рождество. А уже через две недели заплаканная Лена сидела в их привычном кафе и ждала Вику.

— Что случилось? На тебе лица нет.

— У мамы позавчера обнаружили опухоль легкого. Ей срочно нужна операция.

— Это хорошо, ведь раз медики настаивают на срочной операции, значит, есть шансы на выздоровление. Я, между прочим, про онкологию легких слышала, что после удаления опухоли люди еще долго живут. Мама в больнице?

— Да, ее сразу после обследования положили. Готовят к операции, анализы берут.

— Лен, все обязательно будет хорошо.

Маму прооперировали успешно. Через две недели ее выписали, и Леша сразу настоял, чтобы мама жила у них. Он вставал по утрам раньше всех, варил теще куриный бульон, заваривал какие-то травки, нашел медсестру, которая дважды в день приходила к ним домой делать уколы и перевязки.

— Леночка, доченька, как же тебе с мужем повезло.

— Да, мамочка, повезло.

— Я даже не знаю, когда он спит. Встану — Леша на кухне уже, ложусь вечером — он еще с работы не приехал. Ты, детка, цени свое счастье.

— Конечно, я ценю.

— Не обижайся, но мне порой кажется, что ты его недооцениваешь.

***

К весне мама уже перебралась в свою квартиру. Она чувствовала себя хорошо, но с ней пока жил внук Никита, тем более что оттуда ему было ближе добираться до школы. Лена после работы заехала к ним, а потом еще нужно было в магазин за продуктами. Леша был в командировке, сегодня ночью должен вернуться, поэтому нужно что-нибудь наготовить к его приезду. Было уже поздно, когда Лена добралась домой и принялась резать капусту на кухне. Почему-то стало вдруг тревожно на душе. Когда зазвонил телефон, она сразу почувствовала — сейчас ей скажут что-то страшное.

— Добрый вечер! Извините, вы знакомы с Алексеем Владимировичем Петровским?

— Да.

— Он вам кто?

— Муж. Что случилось?

— Его сейчас везут в центральную городскую больницу. Если сможете, подъезжайте туда.

Дальше Лена плохо помнила, как кричала и требовала, чтобы ей рассказали всю правду; как к ней примчалась Вика на своей машине и отвезла в больницу; долгий разговор с врачом перед дверями операционной…

Оказалось, автомобиль, на котором Леша с сотрудниками возвращался из командировки, на въезде в город попал в жуткую аварию. Двое мужчин погибли, Алексей в данный момент находился на операционном столе, на границе между жизнью и смертью.

— Мы сделали все, что могли. Дальше, как Бог даст. Вы поезжайте домой. Ваш муж будет в реанимации. Туда нельзя.

— Нет, я никуда не уеду. Вы пустите меня к нему, пожалуйста! Так надо, он должен чувствовать, что я рядом.

Ее не пустили. Лена два дня не отходила от дверей реанимации. Она сидела на стульях, на полу, к ней приезжали мама с Никитой, Вика, уговаривали поехать домой и отдохнуть. Но она категорически отказывалась, не хотела никого видеть, слышать, даже прикрикнула на родных, чтобы не мешали ей. Все это время Лена ни на секунду не переставала молить Бога о спасении самого любимого человека.

Вечером на третьи сутки ей разрешили зайти в реанимацию. Леша так и не пришел в сознание, он лежал весь перебинтованный, с кучей подсоединенных трубочек.

Дежурная медсестра принесла ей стул, Лена присела на самый краешек, почему-то даже боясь шевелиться. Она смотрела на родное лицо и вдруг вспомнила, как Лешка застенчиво покраснел, когда назвал ее «мой любимый лучик». Как же ей сейчас хотелось, чтобы его щеки снова зарделись тем смущенным румянцем, а не были такими мертвенно-бледными.

Лена не сводила с него глаз, но в какой-то момент она, прямо сидя на стуле, стала проваливаться в сон.

Она слегка дернулась, когда ее лица коснулся солнечный блик. И вдруг почувствовала, что кто-то слабенько и нежно трогает ее пальцы. Лена заставила себя открыть глаза. На нее смотрел Леша. Она села прямо на пол, разревелась и стала целовать его руку.

— Я очень тебя люблю.

— Я знаю. Я всегда это знал.

— Ты счастье мое... Обыкновенное и неземное. А я твой любимый лучик…

Автор: Оксана Абрамович

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...