Сердце матери

Мария уже несколько часов неподвижно сидела в большой комнате на диване, уставившись в одну невидимую точку. Сегодня она во чтобы то ни стало решила дождаться своего сына Александра и поговорить.

О чём? Мария точно не могла сказать, но поговорить было надо.

Женщина тяжело вздохнула и снова начала мысленно перебирать события своей жизни.

Вот она с мужем, молодые и счастливые, дружно качают пятилетнего Сашку на качелях. Тогда был сентябрь, осень только начинала вступать в свои права, и было ещё по-летнему тепло. В то далёкое воскресенье они выбрались в парк, и Сашка из всех аттракционов выбрал именно эти качели-лодочки. Почему-то из всех воспоминаний, связанных с мужем, первым перед глазами Марии всегда возникал этот образ: парк, солнце, качели и счастливый дружный смех. А через два года мужа не стало, его убили в один из зимних дней, когда мужчина возвращался домой после работы. Время тогда было страшное, в стране царил беспредел.

Мария осталась с Сашкой одна. Как не тяжело ей было, но парня она вырастила.

При этой мысли тревожное выражение исчезло с лица пожилой женщины, казалось, даже морщинки разгладились, а в глазах загорелся радостный огонёк. Мария гордилась сыном. Парень вырос высоким, красивым, спортивного телосложения, но далеко не только это радовало женщину.

Главное — её Сашка, как говорится, «пошёл по правильному пути»: не связался с дурной компанией, не пил, не требовал с неё денег, как многие сыновья её знакомых, напротив, он всегда старался помочь матери и начал подрабатывать, когда ещё учился в школе. И пусть жили они небогато, зато в их маленькой семье были любовь и взаимопонимание. Мария всегда душой чувствовала сына: радовалась, когда у него всё было хорошо, и переживала вместе с ним все его неудачи.

И всё ведь было до недавнего времени, в общем-то, хорошо: Саша учился на последнем курсе института, и собирался жениться на Наташе — девушке из соседнего подъезда. Они с Наташей дружили ещё со школы, учились в одном классе, сидели за одной партой. Отец и мать девочки постепенно спивались, устраивали дома гулянки, и Наташа частенько сидела в их квартире, делая уроки. Мария полюбила эту тихую скромную девочку, как свою дочь, и всегда старалась ей помочь. Женщина в душе очень радовалась, что детская дружба со временем переросла в серьёзные отношения, и украдкой мечтала о том дне, когда дети поженятся и «подарят» ей внука или внучку.

«Когда же это началось?» — Изо всех сил напрягала Мария свою память, пытаясь определить, когда впервые её душа почувствовала беспокойство. Нет, не тогда, когда полгода назад у неё случился сердечный приступ, и она попала в больницу. Тогда, несмотря на то, что Саша с Наташей потратили все свои сбережения, которые с таким трудом зарабатывали и откладывали на свадьбу, на её лечение, она не чувствовала этой тревоги.

Дети по очереди навещали её каждый день в больнице, а когда ей стало легче, весело улыбались и говорили, чтобы она не думала о потраченных деньгах, что деньги — это ерунда, они заработают ещё, главное чтобы она встала на ноги. И не тогда, когда врачи сказали, что ей нужна дорогостоящая операция, иначе следующий приступ может стать для неё последним.

Узнав об этом, Саша был решительно настроен: бросить институт и ехать на заработки. И ей стоило больших трудов убедить сына, закончить учёбу. Да, тогда ей пришлось серьёзно понервничать, чтобы убедить Александра, что это будет для неё такой удар (бросить учёбу на пятом курсе), который она не переживёт. Тогда Мария смогла уверить детей, что будет строго соблюдать все предписания врача, а значит, приступ не повторится в ближайшие несколько лет.

Мария слегка улыбнулась, вспоминая искренне взволнованное лицо сына, ей было приятно. А ещё ей было хорошо от того, что сын её понял и послушал.

«Наивный, таких денег за месяц-два не заработать честно», — думала Мария, слегка покачивая головой. — «Да и гарантии нет, что всё закончится хорошо. Ну, проживёт она на пару лет дольше, и что? Судьбу-то не обманешь. А сыну только жизнь поломаю почём зря. Каково мне будет на это смотреть?

Нет, даже тогда всё было в порядке. Так, когда же, когда появилась эта тревога? Сначала лёгкая, едва заметная, она с каждым днём всё нарастала и нарастала, пока не заполонила сознание целиком. Я боюсь. Да, теперь я боюсь, сама не зная чего. Должно случиться что-то ужасное. И это связано с моим сыном».

Предчувствие беды настолько охватило Марию, что она непроизвольно застонала. И вдруг вспомнила, вспомнила, когда это всё началось. Месяц назад Сашка пришёл домой с фингалом под глазом, объяснив это тем, что заступился за девушку из их института. Она не стала тогда делать из этого трагедию, в душе гордясь сыном. Но с того дня что-то изменилось... Если бы Марию спросили: «Что?», она бы не смогла ответить на этот вопрос. Вроде всё было, как обычно, разве что только она несколько раз замечала, что сын смотрит на неё, как-то не так. Не плохо, нет, но не так... и Наташа, что-то уж больше недели к ним не заглядывала, хотя раньше приходила каждый день.

Мария услышала звук поворота ключа во входной двери.

— Мама, ты почему ещё не спишь? — удивлённо спросил Саша, увидев свет в её комнате.

— Сядь, сынок, я хочу с тобой поговорить.

— Что-то случилось, мама? Тебе плохо? — обеспокоенно присел рядом Сашка.

— Это ты мне скажи: что случилось? — внимательно глядя на сына произнесла Мария.

— У меня всё в порядке. О чём ты, мам? — быстро отвёл глаза Александр.

Loading...

Мария тяжело вздохнула:

— Можешь зря не стараться, обмануть меня у тебя не получиться.

Они помолчали.

— Скажи, почему Наташа к нам больше не заходит? С ней что-то случилось? — продолжила разговор Мария.

— С Наташей всё в порядке. Ты вот что, мама, главное не волнуйся. Просто мы с ней решили разойтись, — глядя в пол, глухо «выплёвывал» слова Сашка. — Понимаешь, надоели мы друг другу за столько лет... Теперь я с Лерой. Это девушка, которую я защитил от хулиганов, помнишь? Скорее всего, я женюсь на ней.

Мария побледнела и прижала руку к сердцу. «Это оно. То, что я чувствовала последнее время. Но как же так?» — кружились обрывочные мысли в голове женщины.

— Мама, мама, тебе плохо? Вот, выпей таблетку, — сын положил ей в рот таблетку и поднёс к губам стакан воды. — Ты, главное, не переживай, теперь всё будет хорошо. Лера из очень обеспеченной семьи, её отец... — Сашка резко осёкся.

Через час, когда мать уже спала, Сашка лежал в своей комнате, тупо уставившись в потолок.

Лера — сумасбродная, избалованная девица богатого отца, не чаявшего души в своей дочери. После того случая на улице она «положила на него глаз». Спустя некоторое время, поняв, что ей здесь ничего не светит, Лера закатила истерику отцу, легко бросаясь словами «это моя судьба» и «я без него помру».

И её отец поговорил с ним, Сашкой, довольно коротко и без иллюзий сделав «деловое» предложения больше похожее на ультиматум. Если Сашка сделает счастливой его дочь, то он, отец, оплатит операцию его матери. Если же Сашка будет «кочевряжиться», то его мать может «совершенно случайно узнать», что-либо о сыне такое, что разобьёт её и без того слабое сердце. У Сашки не осталось выбора. Его жизнь рухнула, в тот день, как домик из песка. Единственное, что утешало и поддерживало парня — это мысль о том, что его горячо любимая мать будет жить. Сегодня он чуть было не проболтался...

Утром Мария проснулась довольно поздно. В квартире стояла тишина, Сашка очевидно уже ушёл на занятия. На душе у женщины было легко и светло. «Лера из очень обеспеченной семьи, её отец...», — этих, случайно слетевших с губ сына слов, было вполне достаточно, чтобы она всё поняла. Её предчувствие, что так долго терзало своей неизвестностью, наконец-то обрело реальные черты. Когда знаешь «врага», всегда легче с ним бороться.

Мария очень любила и хорошо знала своего сына. Все эти годы, после смерти мужа, она жила ради Сашки, дышала с ним одним воздухом, чувствовала каждую струнку его души. Теперь её Сашка вырос и стал таким, каким она и мечтала его видеть: сильным, умным, справедливым и добрым. Да, она гордится своим сыном и не позволит вот так подло и бездушно растоптать его судьбу.

Мария села за стол и написала два письма, отнесла их на главпочтамт и отправила адресатам, как «заказные». Затем, женщина пришла домой и испекла любимый Сашкин пирог.

Вечером они пили чай с пирогом и долго беседовали. Про себя Сашка отметил, что сегодня мать выглядела очень оживлённой и счастливой. Она всё время вспоминала разные приятные события из их совместной жизни и звонко смеялась. У Сашки отлегло от сердца, на некоторое время он забыл обо всём: о ненавистных Лере и её отце, о боли, что саднила внутри от расставания с Наташкой, о серьёзной болезни матери. Он смеялся вместе с матерью и был счастлив от того, что она у него есть, такая близкая и родная, которая всегда всё поймёт, поддержит и простит... Перед сном мать притянула его голову к своей груди, как в детстве, погладила по голове, поцеловала в макушку:

— Я очень люблю тебя, сынок, ты вырос таким, как я мечтала, и я хочу, чтобы ты знал, что я горжусь тобой, — сказала Мария и ушла в свою комнату.

А утром Александр обнаружил её мёртвой. Она лежала на спине на неразобранной постели в нарядном платье, и на её лице навсегда застыла лёгкая улыбка.

Ближе к полудню, когда скорая уже увезла труп матери, а полиция закончила свой осмотр и тоже ушла, в наступившую тишину резко ворвался звук телефонного звонка. Саша машинально взял трубку. Женский голос равнодушно сообщил, что на его имя пришло заказное письмо. Узнав фамилию и имя отправителя, парень побледнел и помчался в почтовое отделение их района, где столкнулся с Наташкой. Парень с девушкой стояли рядом и нерешительно вертели в руках по одинаковому конверту, подписанному красивым почерком Сашкиной матери.

Прошло два года. Саша и Наташа закончили учёбу в институте, устроились на хорошую работу и поженились. Год назад у них родилась девочка, которую, не сговариваясь, они назвали Машенькой. Саша и Наташа часто ходят на могилу Марии, принося её любимые цветы. И если Наташа на подсознательном «женском» уровне практически сразу же поняла Марию, то Александр всё это время продолжал себя «казнить» за смерть матери.

Сегодня Машеньке исполнился год, и Саша с Наташей впервые принесли девочку на кладбище, чтобы «показать» бабушке внучку. И именно сейчас, наблюдая, как его крошечная дочурка с помощью Наташи пытается положить бабушке цветочек, Александру с чёткостью вспомнились последние строчки материнского письма: «Ты поймёшь меня тогда, сынок, когда у тебя будут свои дети».

— Спасибо тебе, мама! Спасибо за всё... и прости... — шептал Александр, глотая слёзы.

Автор: В. Талимончук
Художник: А. Шилов

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...