Проводник

За окном нещадно валил снег, покрывая всю землю белым одеялом. Я встала с кровати и поёжилась. Натопленная вечером печь уже остыла, и холод радостно распространялся по избушке.

Я схватила с крючка дедушкину шубу и вышла во двор. Красота заснеженной тайги завораживала и немного отвлекала от лютого холода. Набрав дров, я вернулась в дом.

Через пару минут в печке задорно заплясал огонь. Приблизив к нему замерзшие руки, я задумалась.

Сюда я попала три дня назад. Я не собиралась так срочно посещать дедов уголок. Мы договаривались на начало весны, но обстоятельства резко изменили наши планы.

Четыре дня назад мой дед ушел в тайгу. Его видели в небольшой деревушке, которая стояла в пятнадцати километрах отсюда. А потом дедушкино присутствие обнаружилось в одной из его сторожек. Но домой он так и не вернулся.

Никто бы и не хватился пропажи одинокого старика. Но в тот день дед должен бы встретиться с лесником. Но так и не пришел к нему.

Местные мужики ходили в тайгу на поиски. Но извечные метели заметали то немногое, что можно узнать по следам. И спустя три дня поисков, мужики сняли шляпы и пробормотали свои искренние соболезнования.

Я не верила, что дед просто так мог погибнуть. Он провел в тайге большую часть жизни. Знал тут каждый цветок и каждое дерево. Он не мог найти гибель там, где всегда находил жизнь.

От моих мыслей меня отвлекли. В дверь настойчиво поскребли чем-то острым. Мурашки побежали по коже. В голове замелькали мысли про маньяков и диких зверей. Но я все же подошла к двери и распахнула ее.

На пороге стоял огромный волк. Нет, здоровенный ВОЛЧАРА. Из раскрытой пасти выпал длинный розовый язык, а бока животного мелко дрожали. Я в ужасе захлопнула дверь и подбежала к окну.

Волк тихонько поскреб дверь лапой. Он почему-то не проявлял настойчивости. Его силы хватило бы разломать эту дверь в щепки и войти внутрь. Но он этого не делал.

Минут десять я стояла и наблюдала, как животное скребет то дверь, то небольшой порожек. От ужаса я не могла даже пошевелиться.

Вдруг волк поднял голову и завыл. Завыл так, как не воют домашние псы и киношные волки. В этом вое было столько боли и надежды, что я приняла самое странное решение в своей жизни.

Я обула валенки, взяла шубу и открыла дверь. Меня встретила пара внимательных, с желтой радужкой, глаз. Волк смотрел мне в глаза, и, казалось, проверял меня. Я шагнула вперед.

И тут волк побежал. А метров через пять остановился и снова посмотрел на меня. Я поняла, что он зовет меня за собой. Ноги провалились в мягкий снег. Но я все-таки пошла за диким проводником.

Дедушка говорил, что животные умнее людей. Они подчиняются своим принципам и правилам. Они никогда не предают и не нападают первыми. Они любят просто так, а не за положение в обществе и деньги.

Воспоминания нахлынули на меня, а глаза предательски защипало. Я росла без отца и без матери. Они погибли, когда мне было четыре года. Дед забрал меня к себе. В небольшой домик посередине тайги. Он сам учил меня читать и писать. Учил лечить людей и животных. А когда я подросла, отвез в соседнюю деревню, чтобы я получила аттестат.

Деревенская директриса пошла навстречу. Разрешила сдать все экзамены и зачислила в школу задним числом. Так я получила свое образование. А когда пришло время, дед сам отвез меня в Москву. Он поддерживал меня на каждом этапе. И только благодаря ему я смогла поступить на журналистику.

Я хотела остаться в тайге. Жить в небольшом домике и радоваться каждой мелочи вокруг. Но дед сказал, что он не вечен. И мне нужно учиться жить без него.

Я тогда долго плакала и даже сказала ему, что он меня не любит. Потом, конечно, я все поняла и извинилась. Но почему-то именно сейчас за это было невероятно стыдно.

Прошло уже минут десять, а я все также шла по заснеженной тайге. Холод пробирался под овчину и покрывал мое тело мурашками. Мне захотелось повернуть назад. Но я немножко побаивалась своего верного спутника.

Наконец мы вышли к небольшому овражку. В замерзшей и заснеженной земле угадывалось небольшое отверстие. Волк подошел к норе и снова завыл.

Я посмотрела на животное и тихонько приблизилась к логову. Волк, поняв мои намерения, отошел на пару метров и спокойно сел на снег. Подобрав полы шубы, я опустилась на землю и заглянула внутрь.

В подземной темноте угадывались очертания другого животного.

«Самка» — пронеслось у меня в голове. Я, дрожа от холода и страха, протянула руку и наткнулась на горячий бок волчицы. Ответом мне было тихое скуление.

— Рожаешь что ли, милая? — задала я вопрос в пустоту и попыталась вытащить животное на свет. Это оказалось совсем не легким делом. Взрослая волчица была неимоверно тяжелой.

-Ну, что сидишь? — обратилась я к волку — помоги.

И он меня понял. Подошел к входу в нору и легко проскользнул внутрь. А через пару минут вылез наружу. Отбежал метров на пять и снова сел на снег.

Я покачала головой и снова опустилась на землю. Но, как оказалось, напрасно. Из норы показалась голова волчицы. Она была настолько слаба, что не могла подняться на ноги. И поэтому ползла, загребая мерзлую землю задними лапами.

— О, Боже — только и смогла сказать я.

Весь бок животного был покрыт спекшейся кровью и свалявшейся шерстью. Она не издала ни звука, пока я пыталась осмотреть ее, чтобы понять, что же с ней.

Лишь влажные глаза показывали мне, что ей больно.

Страх мой улетучился. И на смену ему пришла жалость к несчастному животному. И чем дольше я смотрела на огнестрельную рану волчицы, тем больше понимала — тут, в тайге, я бессильна.

«Что же делать» — крутилось в моей голове. Я понимала, что моих сил не хватит дотащить животное до избушки. А тут, среди мороза и кучи диких зверей, я не смогла бы ей помочь.

Я посмотрела на волка и взмолилась.

— Ты же умный. Придумай что-нибудь. Надо твою даму в избушку отнести.

Он посмотрел на меня умными глазами, вскочил с места и скрылся между деревьями.

— Волки, говорил дед, умные. Да какой тут ум. Бросил жену и сбежал — ругалась я и пыталась сдвинуть с места раненое животное.

Вскоре я поняла, что дотащить до избушки я ее не смогу. Даже волоком. И дикий помощник, как назло, сбежал. Можно подумать, я должна заботиться об этой волчьей девочке.

— Сидела бы в избушке. Пила бы горячий чай и ждала бы новостей от деда. А тут…

Замолчать меня заставили двигающиеся кусты. Липкий пот покрыл тело и заставил мурашки танцевать танго. Я ожидала увидеть стаю волков или шатуна, но из-за деревьев показался мой четвероногий знакомый.

Волк и правда оказался умней, чем я думала. В его зубах я увидела веревку, за которую он притащил мои детские санки, стоящие во дворе дедушкиного дома.

Я осторожно приподняла голову волчицы и передние лапы, а потом аккуратно положила на санки. Тоже самое сделала с ногами. Убедившись, что животное полностью лежит на деревянной поверхности, сделала несколько шагов.

Идти было трудно. Ноги проваливались в глубокий снег, но я не останавливалась. Меня не покидало чувство, что если я не потороплюсь — волчица погибнет.

Наконец мы дошли до избушки. Я распахнула дверь и закатила санки внутрь. Волк последовал за мной, но я погрозила ему пальцем.

Loading...

— Нет, дорогой. Ты будешь жить на улице. Дедушка не позволит мне привести сюда всю стаю.

Волк снова посмотрел мне в глаза. Будто хотел убедиться, что я не причиню зла его самке. Потом отошел от двери и лег около крыльца.

Таежные хозяева

Раздвинув кусты, я осторожно заглянула за них. На сугробе, спиной ко мне, сидел мужчина и что-то делал с моим диким знакомым. Волк покорно лежал на земле.

— Эй, вы кто? — крикнула я и выпрыгнула из кустов – что вы делаете?

Мужчина повернулся, и я узнала своего деда.

— Он тебя нашел — завопила я и бросила к деду на шею.

Слезы покатились по щекам, и я, как в детстве, уткнулась носом в дедушкин тулуп.

— Ну что ты, милая. Ты зачем здесь? – дедушка погладил меня по голове.

— Как зачем? Мне позвонил лесник и сказал, что с тобой беда случилась. Я приехала. А мне говорят, ты погиииб — тянула я, всхлипывая и подвывая.

— Со мной все хорошо — дед пожал плечами — просто вот, выслеживал браконьера. А про лесника забыл совсем — дедушка смущенно улыбнулся — старею видимо.

Я вытерла слезы и посмотрела вниз. Снег вокруг волка покраснел, а бок животного тяжело вздымался.

— Это ты его зачем, а? Он, между прочим, хороший — обвинительно заявила я.

— Дак это и не я. Сказал же, браконьер появился у нас. Этот волк уже четвертый. Из тех, что я видел.

Я опустилась на колени и коснулась жесткой волчьей шерсти. Животное тяжело дышало и пыталось встать.

— Мы же ему поможем?

— Конечно. Я всегда им помогаю.

Подхватив волчье тело на руки, мы с дедом потихоньку дошли до избушки.

— О, а я смотрю, ты времени зря не теряла — усмехнулся дед, увидев волчицу.

— Это вот он меня попросил — я кивнула головой в сторону раненого самца.

Меня переполняли эмоции, и появилась куча вопросов. Пока дед перевязывал волка, я ходила взад и вперед по избушке.

— Дед, а вот как ... — начинала я.

— Потом, потом. Видишь, занят я.

Я замолкала и снова мерила дом шагами. Терпения не хватало. Любопытство съедало меня изнутри, и с каждой минутой вопросов становилось все больше.

Чтобы скоротать время я занялась ужином. Наскоро пожарив картошки и достав привезенную тушенку и соленые огурцы, я накрыла на стол. Подумала и достала прозрачную бутылочку.

Наконец дедушка закончил. Вымыл руки и уселся за стол. Налил стопку, а затем разом опрокинул ее. Откусил огурец и начал рассказ.

Честно сказать, я даже забыла, что очень хотела есть. Слушала деда с открытым ртом и занесенной ложкой.

— Неделю назад, рано утром, я услышал в лесу выстрелы. Прихватил ружье и пошел. Нашел я только волчицу раненую и двух убитых волчат – дед потеребил воротник и продолжил – я не смог спасти их мать. Закопал там же. А вот браконьера не нашел – видимо тогда спугнул я его.

— А почему на помощь не позвал?

— Да кого тут звать то? Нужны мы больно кому. А эти волки точно не сдались никому. Ну, кроме нас с тобой – дед подмигнул и потянулся к бутылке.

— Я тогда домой пошел, а по пути к леснику завернул. Думал с ним обсудить, да он занят был. Встретиться договорились, но не вышло у меня. Пошёл силки проверить и на волчий труп наткнулся. Какая-то, прости Господи, шкуру с него сняла.

— А потом что? – я, наконец, положила в рот ароматную картошку.

— А потом я вой услышал. Ну и пошел посмотреть, что да как. На след браконьера наткнулся. Решил выследить, да припугнуть малость. А он хитрый оказался.

Видимо знал, что я охоту веду на него. Так и проходили все это время. Он за волком, а я за ним.

— А сейчас как получилось? Что там, на полянке, произошло?

— Я уже домой хотел идти, как тут этот здоровый волк выбежал. Ко мне подбежал, и давай нюхать. А потом звать начал. Отбежит, посмотрит и снова бежит. Я и пошел за ним. Мы и десять метров не прошли, как выстрел раздался. Самец упал, а я ружье достал и в ответ бабахнул.

— А потом что? — я замерла и, кажется, даже перестала дышать.

-Ранил я его, видимо. След видел – дед покачал головой – он не скоро еще выйдет на охоту. Ну, все, хватит об этом. Давай лучше за мир в тайге. И во всем мире.

Прошло четыре дня. Я паковала рюкзак, собираясь обратно в Москву. Перед выходом крепко обняла деда и уткнулась к нему в плечо. Посмотрела на волка и волчицу, которые ходили по избушке как домашние псы. Открыла дверь и тихо сказала:

— Пойдемте, родные. Вам домой пора.

Дикая парочка посмотрела на меня и ступила на заснеженный порог. Я погладила жесткую серую шерсть и смахнула слезу.

— Берегите себя. Вы отличные ребята. Таежные хозяева.

По сугробам и заметенным тропинкам бежали два волка. Периодически подбегали и тыкались носом в мои махровые варежки. Проводили меня до дороги и скрылись в заснеженном лесу.

Автор: Избушка Небесная

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...