Простая человечность

Ирине категорически не нравилась эта фифа, которую посадили с ней вместе в кабинете. Во-первых, потому что она заняла место ее подруги Марии, которую несправедливо уволили. Нет, официальная причина была очень даже весомая – она подделала подпись на одном документе. Но документ был проходной, ничего не значил, зам просто пропустил его, а потом уехал в отпуск.

И Мария подмахнула не глядя, не в первый раз уже. Но ведь надо же – попалась. И вот тут как раз вопрос о той самой несправедливости. Никто, кроме самого того зама, не мог знать, что он пропустил этот документ. А, значит, и сдать Марию никто, кроме него, и не мог. И зачем ему это понадобилось? Да вот зачем – посадить сюда свою протеже.

Во-вторых, эта фифа и сама по себе жутко бесила Ирину. В губах три кило силикона, ресницы до потолка, маникюр неизменно дизайнерский. А сама Ирина с двумя детьми дай бог умыться утром успевала. Поэтому ее нелюбовь была вполне оправдана. А еще эта фифа каждый свой шаг протоколировала для инстаграм. «Пью кофеек», «Пришла с совещания», «Смотрите какой у меня новый маникюр»…

Первое время Ирина аж вздрагивала, когда соседка по комнате начинала ни с того ни с сего громко говорить, словно бы с кем-то, записывая себя на камеру. В общем, отвратительная особа. И звали ее соответствующе – Снежана. Ира была уверена, что та поменяла себе имя, какие родители могли назвать дочь «Снежана»?

Тот самый зам, который уволил подругу Ирины, попросил ее ввести в курс дела новую сотрудницу и показать ей, как работают все программы. Ирина, конечно, показала, но не особо старалась в этом преуспеть и многие фишечки раскрывать ей не стала. И эта Снежана, конечно же, делала кучу ошибок. Ирина злорадствовала, но помогать ей и не думала.

Как-то вечером после работы Ирина зашла по обыкновению в супермаркет и закупила продуктов к ужину и так, побаловаться – детям йогуртов разных набрала, шоколадок. В соседней очереди стояла та самая фифа, и у нее набор продуктов сильно отличался – икра, шампанское и, почему-то, сельдерей. Ну понятно – ей мужа и детей кормить не надо. Поймав Иринин взгляд, Снежана расплылась в дружелюбной улыбке, пришлось скорчить в ответ нечто подобное.

Перед Снежаной в очереди стояла женщина в давно уже немодном пуховике и какой-то подростковой шапочке с висячими ушами. За руку она держала девочку лет пяти, у которой глаза были явно на мокром месте – все время, что они стояли, она слезно выпрашивала у мамы шоколадное яйцо. Корзина у женщины была весьма скромная – две сосиски, булка хлеба, пакет молока, самое простое печенье и какой-то дешевый паштет.

Она терпеливо объясняла дочке, что сегодня никак не получится, потом вздохнула, пересчитала деньги в истрепанном кошельке, убрала паштет – явно свой завтрак – и взяла самую дешевую шоколадку, в качестве компромисса между шоколадным яйцом и его отсутствием.

Ирину поразили счастливые глаза девчушки, и что она не сразу потянулась к шоколадке, как бы сделали ее дети, а только смотрела на нее с предвкушением будущего счастья.

Женщина с ребенком отходили от касс, и Ирина сама уже как раз расплатилась и взяла два своих увесистых пакета. В этот момент к ней подбежала Снежана и быстро затараторила:

— Ир, можешь отдать мне свои пакеты? Я сейчас тебе все это куплю, быстро-быстро! Ты только чек мне дай. Я тебя очень прошу…

Loading...

Ирина ничего не понимала – какие пакеты? Что она купит?

Но Снежана уже вырвала у нее из рук пакеты и бросилась вслед за удаляющейся женщиной. Издалека не было слышно, что они говорят, но мизансцена была очень красноречивая – Снежана пыталась вручить женщине пакеты, а та отказывалась. Непонятно, каким образом, но в итоге у Снежаны получилось, и женщина взяла эти два пакета, а девочка, которая успела заметить в них и шоколадки, и йогурты с цветными шариками, оглядывалась на Снежану такими удивленными и счастливыми глазами, что у Ирины защипало в горле.

Снежана подошла к ней, запыхавшаяся, но счастливая, и сказала:

— Ну ты сама посуди, мои икра и шампанское вряд ли их особо порадуют, — объясняла она. – Я взяла чек, сейчас быстренько пробегусь и все возьму. А на кассе меня без очереди пропустят, да же, девушки?

Кассирши смотрели на Снежану кто с одобрением, кто с подозрением, но головой закивали.

Той ночью Ирина долго не могла уснуть. И дело было не только в том, что она, получается, так ошиблась в этой Снежане. Еще больше ее мучил вопрос – почему Снежана догадалась это сделать, а она, Ирина, нет?

Она оправдывала себя, что каждому не на покупаешься, что вообще неизвестно, почему эта женщина не может купить ребенку шоколадное яйцо… Но в глубине души она понимала – Снежана просто оказалась человечнее, чем она, Ирина.

Потом Ирину осенило – да она просто контент для инстаграма делает, наверняка написала целую простынь. Она зашла на страницу Снежаны. В сториз, как обычно: ванна с клубами пены, бокал шампанского – «а у меня в среду пятница» – и больше ничего… Ирина разозлилась – опять она не угадала…

На следующий день она подошла к Снежане и сказала:

— У тебя там снова в программе проблемы, со склада звонили, ругались. Давай я тебе еще раз все объясню. Так есть такие фишечки, если их не знать, все время ошибки вылетают…


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...