Правильно

Голос разносился по подъезду чистым визгом. Я как раз вышла на площадку с мешком мусора, и этот крик ударил по ушам настоящей психической атакой.

— Обормот! Хулиган! Бездельник! Вот расскажу твоей матери, чем занимаешься, влетит тебе, ой влетит!

Ответа я не услышала, может потому, что на пару мгновений оглохла. Когда я спустилась на один пролёт, снизу долетел громогласный хлопок дверью — должно быть, блюстительница порядка удалилась к себе в квартиру. Еще один пролёт, и я увидела самого нарушителя.

Он сидел на ступеньках, болтая ногами в сереньких кроссовках. Из-под кепки смешно и наивно торчало одно ухо. Рядом на лестнице лежали игрушечный робот, пенал, несколько цветных карандашей. Детская ручонка хватала их по очереди, рисуя что-то на серой стене. Я подошла ближе.

— И зачем же ты портишь стену?

Пацан оглянулся, бросая на меня хмурый взгляд. Было насупившемуся, серьёзному человечку не больше 9 лет.

— Эту стену уже ничем не испортишь, — с вызовом ответил он. — Я пытаюсь её исправить.

В мозгу зародился слабый интерес к этому, по сути, простецкому бытовому скандалу. Я перевела взгляд с худой мордашки на рисунок и вместо того, чтобы начать воспитательную беседу, спросила:

— Исправить? Как это?

Мальчишка опустил глаза. В глубине души он, похоже, смирился с грозящим наказанием.

— Она слишком серая. Скучная. Мама говорит, что скука убивает людей. Я хотел сделать её немного ярче.

Я усмехнулась. Какой трогательный порыв. Даже жаль, что после взбучки от этого энтузиазма и следа не останется. Мальчишка снова хмуро взглянул мне в лицо.

— Расскажете маме, да?

Loading...

Я поёжилась. От этого вопроса почему-то стало стыдно, словно я делала что-то плохое. Я всё ещё помнила, что должна как сознательный гражданин всучить пацану тряпку и заставить оттереть каракули, но что-то внутри воспротивилось этой мысли. Вспомнилось собственное детство, 5 класс и разорванный альбом с рисунками в руках учительницы. «Ты не должна отвлекаться на уроке». Вспомнилась обида от того, как пренебрежительно унизили мое желание творить.

Тогда родители заступились за меня, и лишь это спасло мою будущую карьеру художника. Прищурившись, я вгляделась в простенький рисунок на стене. Дикий лес, обозначенный прямыми линиями древесных стволов, силуэты животных, плющ... который можно было бы сюда добавить. Интересно, вандализм из благой цели всё ещё остаётся вандализмом? Я новым взглядом окинула маленький клочок разрисованной стены. Что ж, я не его мать или воспитатель, так что никому ничем не обязана. Если его и так будут ругать, то пусть уж ругают нас двоих.

— Подожди меня здесь, хорошо? — попросила я и, закинув мешок в мусоропровод, побежала обратно в квартиру.

Может, я буду плохим взрослым и родителем, но мне кажется, что благие намерения нужно не гасить, а поощрять. А что до последствий таких намерений... Вдруг, если направить их в нужное русло, последствия будут не так плохи?

Покопавшись в шкафу, я нашла то, что искала — коробку баллончиков с краской. Довольно улыбнулась. Теперь можно и похулиганить. Прихватив коробку, я вышла к незнакомому мне пацану.

Увидев мое сокровище, тот ошалело распахнул рот. Я подмигнула ему, опуская коробку рядом.

— Давай сделаем это профессионально. Готов внести в наш подъезд красоту, за которую не будет стыдно?

Помедлив, мальчишка кивнул. Его глаза загорелись огоньком восторженного азарта.

— Готов.

Я улыбнулась и встряхнула первый баллончик.

— Тогда погнали, друг.

Автор: Алёна Лайкова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...