Потерянный сын

Света пришла немного раньше и с удовольствием нежилась на скамейке под лучами апрельского солнца, дожидаясь с уроков свою дочь Ксюшу.

Ребятишки уже высыпали во двор школы, весело гомоня и перекликаясь друг с дружкой на прощанье. Ксюша тоже появилась на высоком крылечке, отыскала глазами маму и, весело махнув ей рукой, побежала навстречу.

— Маам! А у меня сегодня две пятёрки! — поделилась она своей радостью.

— Да ты у меня умница, — в ответ порадовалась Света успехам своей восьмилетней дочери.

— А можно я немножечко погуляю? Ты подождёшь меня? Нам же сегодня не надо никуда идти, — Ксюша очень любила гулять в небольшом пришкольном парке — когда-то, когда сама Света ещё была такой же маленькой, как её дочь, а школа только-только построена, эти деревья сажали педагоги и родители школьников. Маленькие саженцы сосен и ёлочек, лиственниц и дубов аккуратно закапывали в подготовленные ямки.

Света тогда думала, что эти махонькие деревца навсегда останутся такими. Потом они подсаживали рябинки и берёзки — в честь каких-то пионерско-комсомольских дат...

И как-то незаметно деревья вдруг стали большими! И превратили часть школьной территории в красивый парк.

Там школьники развешивали скворечники и птичьи кормушки, кормили прижившихся белок, следили, чтобы кошки не разоряли птичьи гнёзда...

В общем, этот школьный парк был любимым местом детворы.

— Ну, беги погуляй, — согласилась Света. — Я подожду тебя здесь.

Ксюша весело плюхнула рядом с мамой свой неподъёмный ранец и побежала в сторону резвящихся в парке ребятишек.

Часть освободившихся школьников направлялась к выходу. И Света наблюдала за тем, как дети возвращаются из школы — кто-то радостно спешил домой, кто-то обречённо шагал на очередные внешкольные занятия...

Вдруг Света услышала тихий плач — неподалёку от скамейки, где она сидела, стоял пухлый мальчишка. Несмотря на тёплую и солнечную погоду, он натянул на глаза тёмную шапку, а половину лица снизу прикрыл воротником объёмной куртки.

Но катящиеся по его лицу слёзы ничто не могло скрыть.

Мальчик растерянно озирался и что-то тихо говорил.

Света поднялась со скамейки и подошла к нему.

— Ты чего плачешь?

Мальчик испуганно посмотрел на неё и ничего не ответил.

— Драссти, тёть Свет!

Катя, Ксюшина одноклассница, спешила к воротам школы и весело поздоровалась.

— Привет, Катюш, — машинально ответила Света, продолжая следить за плачущим пухляком. Он вызывал у неё острое чувство жалости.

— Ты чего ревёшь? — грубовато обратилась к нему одноклассница дочери.

В глазах мальчишки вдруг появилась надежда — он подскочил к Кате.

— Я потерялся, я потерялся... Потерялся!

Света удивлённо смотрела на него.

— Валера, ты вот с мамой Ксюши побудь, она тебе поможет. А я спешу на автобус, всё, не реви!

Катя махнула рукой и побежала к воротам. А у Светы похолодело внутри...

Валера робко смотрел на Свету, продолжая плакать.

— Ты не потерялся, — спокойно сказала Света, — ты на территории школы, здесь есть учителя, мы тебе поможем.

— Вы не понимаете, — мальчик даже икнул от волнения, — меня дедушка должен был забрать. А он не пришёл. А я ... Я не знаю, куда идти. И где мой дом.

И он заплакал ещё сильнее.

Света опешила.

Нет, конечно, она тоже была за то, чтобы встречать детей из школы и провожать домой или на занятия. Она сама готова была сидеть на школьной скамеечке до тех пор, пока Ксюша не нагуляется в парке, но только не оставлять её одну. И по утрам она отводила её до ворот и ждала, пока дочь не войдёт в здание...

Но чтобы мальчик вот так... паниковал в десяти метрах от школьного крылечка!

— Валера... Тебя же Валера зовут? — мальчик кивнул. — Посиди со мной на скамейке. Вон, видишь, девочка в оранжевой шапке?

— Ксюша, знаю. Мы в одном классе учимся. А вы её мама? Я вас не видел никогда...

Света даже не удивилась — в школах были запрещены массовые мероприятия, родителям доступ был ограничен, где им ещё было видеться? Первый класс, только начало школьной поры.

— Ну вот, теперь увидел. Меня можешь не бояться. Подождём твоего дедушку вместе, хорошо?

Валера кивнул и присел на край скамейки... Его тревожность реально граничила с паникой.

— Как у тебя в школе дела? — спросила Света мальчика, чтобы хоть как-то отвлечь его от тревожных мыслей.

Валера пожал плечами, надвинул шапку ещё ниже и что-то пробубнил. Явно давая понять, что не расположен делиться своими впечатлениями с посторонними.

— О! Валера! Ты чего ревёшь? — подбежавшая Ксюша тоже проявила участие. — Мам, это Валера Козин!

Валера Козин! Мальчик, которого не любит весь класс!

Потому что Валера ничего не умеет — он никогда не закрывает рот, если кашляет или чихает. Наоборот — Валера радостно и целенаправленно обчихивает одноклассников. За что большинство простудных заболеваний среди детей получили наименование «вирус Козина».

Валера — который исподтишка дразнит на уроках одноклассников, который пинает мешки со спортивной одеждой, который постоянно попрошайничает, заставляя детей втихаря поедать вкусняшки, принесённые из дома, который по пути в столовую даёт пинка любому, до кого может дотянуться, поэтому никто не хочет идти с ним рядом...

В общем, тот самый Валера Козин!

Который стоит сейчас один и готов запаниковать, потому что в условное время дедушка не появился в условном месте...

— Дедушка!!! — Валера закричал так пронзительно, что Света вздрогнула.

К ним шёл спортивного вида мужчина с хмурым и озабоченным лицом. Увидев слёзы на лице мальчика, мужчина ещё больше нахмурился.

— Ты что? Девка, что ли? Чего разревелся?! Тебе где было сказано ждать, а?! Ты почему здесь, а не у двери?

— Так там большие ребята бегают... Меня чуть не сбили... — робко оправдывался сразу повеселевший Валера. Он, казалось, даже не замечал грубости дедушки.

— Не сбили его... Лучше б сбили! Поумнел бы. Иди за мной! И портфель тащи сам, не тяни мне. Я не понесу за тобой...

Злой дедушка и весёлый Валера направились к воротам.

— Ксюш, пойдём домой, — Свете стало зябко и расхотелось дальше греться на солнышке.

И они пошли.

— Мам, представляешь, сегодня мы так смеялись над Козиным, — начала рассказывать про школьную жизнь дочь, — он опять мешал учительнице вести урок, и она его выгнала из класса. А он не хотел уходить. Она его выгоняет, а он за стены держится, представляешь! Так смешно!

— А почему за стены держится? — не поняла Света.

— Ну, он не хотел уходить. А учительница его в дверь выталкивала.

— Аааа... И, по-твоему, это смешно?

Ксюша заливалась смехом от воспоминаний упирающегося Козина, поэтому вопрос мамы остался без ответа.

— Ксюш, а куда он пошёл, когда его выгнали из класса?

Дочь пожала плечами. А потом сменила тему, начав подробный рассказ про то, как ей поставили пятёрку за чтение и пятёрку по математике за домашнюю работу.

...В этот день, как и во все предыдущие, тема Валеры Козина всплывала дома неоднократно — Козин сломал карандаш, чихал в лицо, спрятал чешки на ритмике, пихал линейкой в спину мальчику, который двинул его по шее, за что получил от учительницы...

Знатный провокатор Козин слыл грозой и бедой класса.

Однако Света уже не могла воспринимать его, как прежде.

Перед глазами стоял растерянный, тихо плачущий мальчик, закрывшийся от мира тёмной шапкой и высоким воротником куртки. Вне школьных стен и в отсутствие близких и знакомых людей он становился маленьким и беззащитным.

Грубый дедушка и счастливый внук.

Одно дело — безликий Валера, третирующий детей. Другое — тот испуганный мальчик.

...Ксюша была её единственным ребёнком. Она растила её без мужа, без бабушек и дедушек. Муж погиб, когда Света была на пятом месяце беременности. Своих родителей у неё давно не было. А родители мужа не желали с ней поддерживать отношения по единственной причине — когда-то она, по их мнению, не уберегла любимого внука.

Да, пятнадцать лет назад у них с мужем родился мальчик, который стал общим любимцем.

Loading...

И назвали его Валера.

Он рос крепким и практически никогда не болел. В два года он пошёл в садик и даже там практически не болел, в отличие от остальных ребятишек...

Однажды вечером у мальчика поднялась температура. Он постоянно хныкал и прикладывал голову к маме на колени. Описать своё состояние в силу возраста малыш не мог, а Света, ни разу не сталкивавшаяся с болезнями сына, не знала, что нужно делать. Дала жаропонижающее,

Валера постоянно жмурился и морщился, просил пить. А когда он еле-еле успокоился на руках у мамы, Света уложила его в кроватку с твёрдым намерением утром вызвать участкового врача. В садик они точно завтра не пойдут.

А утром малыш не проснулся...

Света помнила то время смутно. Её сознание словно отключило память. Как они с мужем пережили это, только они знали.

С того момент Света очень хорошо запомнила одно — признаки менингита. Она забыла, как сын недомогал за неделю до своего ухода. Но они списывали это на лёгкое течение вирусной инфекции...

Она забыла. Иначе она не смогла бы с этим жить.

А вот родители её погибшего мужа так и не забыли. И своё прохладное отношение к внучке они ничем не оправдывали.

Света понимала, что это страх. Страх полюбить и снова потерять.

И не обижалась.

***

Рисунок Мэри Бакстер Сент-Клер, взят из открытых источников

На следующий день Света решила связаться по телефону с учительницей Ксюши.

— Валера Козин, мальчик из нашего класса... Он такой хулиганистый...

— Да, да, он хулиганистый... Прямо не знаю, что с ним делать. А что вас тревожит? Я стараюсь следить, чтобы он не причинил вреда другим детям.

Учительница нравилась Свете. Она была в меру строга и справедлива. Но рассказ Ксюши про то, как та выталкивала мальчика посреди урока, не понравился.

— Я просто хотела узнать — его забирает из школы дедушка, а родители у него есть?

— Бабушка у нас в родительском комитете, мамы с папой нет. Дедушка предприниматель, занятой человек. Но он всегда вовремя забирает мальчика. А что случилось-то?

Но Света не знала, как рассказать по телефону про то, что её встревожило.

— Да ничего не случилось... Просто как-то мальчика жалко, он же неплохой.

Учительница охотно согласилась, что Козин неплохой мальчик, просто его воспитывают бабушка с дедушкой, а они же балуют внука...

Да уж. Света вспомнила то грубое общение дедушки с Валерой и засомневалась в том, что мальчика кто-то балует.

После разговора с учительницей чувство жалости стало ещё острее.

...Дни шли своим чередом. Наступило лето, Ксюша пошла в школьный лагерь, откуда по-прежнему приносила кучу жалоб на поведение Козина. Они с подружками даже решили объявить ему бойкот. А уж «вирус Козина» время от времени вспыхивал даже в школьном лагере.

Потом летние каникулы разлучили одноклассников до первого сентября. И целых два месяца Света не слышала жалоб на хулигана.

Однако забыть этого мальчика у неё не получалось. И она понимала, что просто обязана что-то сделать. Для него. Или, скорее, для себя.

Навела справки про бабушку с дедушкой Валеры, узнала, что его родители не вернулись из какой-то горной экспедиции, когда мальчику было три года. И с тех пор его растили родители матери.

Родители погибшего отца Валеры жили в этом же городе, и Света отыскала их. И попыталась пообщаться.

Однако с первых же минут она поняла, что осиротевшие супруги не желают никого впускать в свой мир. Они до сих пор скорбели о сыне.

Свете не давал покоя вопрос — почему мальчик так паниковал?

Она так сильно любила Ксюшу, старалась окружить дочь комфортной атмосферой, и ей казалось, что так любят всех детей. И это нормально.

Любят ли родные Валеру Козина?

«Это не твоё дело, — шептал ей внутренний голос, — ты просто испытываешь чувство вины из-за своего сына, поэтому начинаешь копаться»

И она была с этим согласна.

Чувство вины (не усмотрела, не уберегла, не спасла...) обострилось именно тогда, когда она увидела Валеру Козина с крупными слезами на пухлых щеках.

В сентябре Ксюша пошла во второй класс. И рассказы про шалости Козина возобновились. Но теперь Света пыталась внушить дочери, что мальчику нужен друг. Если у него будет друг, то он перестанет хулиганить.

Добрейшая душа Ксюша транслировала эту мысль в классе — и пока дети не ожесточились, они принялись активно дружить с Валерой.

Но Козин оказался плохим другом. Он не нуждался в этой дружбе. Он вообще ни в ком и ни в чём не нуждался.

Кроме дедушки и бабушки.

Даже больше в дедушке. Который продолжал дрессировать (иначе и не назовёшь!) внука, заставляя его ждать после школы в установленном месте. И ни шагу в сторону! Пока дедушка не придёт и не заберёт.

И Валера стоял в любую погоду рядом со ступеньками школьного крыльца, толкаемый старшими пацанами, ёжась от холода или дождя. Именно там, у школьного крыльца, он переставал быть хулиганом.

Он становился внуком...

***

— Мам, представляешь, Козин больше не будет учиться в школе!

Спустя ровно год с того апрельского дня, когда Света впервые увидела грозу класса Валеру Козина, дочь поведала эту новость.

— А что же случилось?

Почему-то тревожно заколотилось сердце...

— Не знаю... Я слышала, как учительница говорила другой учительнице, что теперь он не будет ходить в наш класс.

О случившемся Света узнала из родительского чата, где мамы и папы состязались в восторгах по поводу избавления от хулигана.

Машина, где находились дедушка, бабушка и Валера, попала в аварию. Спасти удалось только мальчика. С тяжелейшими травмами он был доставлен в больницу. И его дальнейшая судьба была неизвестна.

Света всегда игнорировала общение в чате. И в этот раз она, поражённая новостью, вышла из беседы. Не стала ничего комментировать.

Страшная, страшная новость...

Ксюша, узнав о беде, искренне плакала. Несмотря на хулиганства Козина, она умела сочувствовать.

Но на попытку Светы поговорить о том, чтобы взять Валеру к ним (ведь у него теперь никого, совсем никого нет...), Ксюша заявила категорический протест.

И Света её поняла.

Но почему-то отпустить ситуацию с мальчиком она никак не могла.

И пошла в храм.

— Не ломай свою душу, — мягко сказал священник, — ты не виновата ни в чём. Ты уже искупила всё, в чём себя винишь. И не теряй близость с дочерью — сохрани в ней доброту. Это главная твоя задача. А мальчику найди хорошую семью — это всё, что ты можешь для него сделать.

...Прошло время.

Света навещала мальчика в больнице, видела, как он идёт на поправку. Она была тем человеком, кто рассказал Валере о том, что он теперь один. Она была рядом, когда он выл и кричал, как зверь, оплакивая своё горе.

А потом неожиданно ей позвонила свекровь. И заявила, что хочет познакомиться с тем мальчиком, которого Света так опекает.

Оказалось, лечащий врач Валеры был близким другом родителей мужа.

Она привела сначала свекровь.

Та смотрела на Валеру с той больной любовью, с какой смотрят на страдающего ребёнка.

На удивление мальчик сразу пошёл на контакт с женщиной. Наверно, она напоминала ему бабушку...

И тогда Света поняла — это та самая семья, которая примет школьного хулигана.

Родители мужа оформили опеку над мальчиком, пройдя все сложные бюрократические пути.

В день, когда Валера вошёл в их квартиру, Света была в храме. Она молилась. И благодарила Всевышнего за милость.

В тот день в мире стало на троих счастливых людей больше...

Автор: Я живу

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...