Покорми меня

– Катя, ты должна слушаться бабушку и дедушку. Ведь ты остаешься у них вместо меня за главную, – выговаривала пятилетняя Лерочка своей подружке – кукле. – А за это я привезу тебе с моря много маленьких ракушек и камушков, и мы сделаем настоящие бусы. Жаль, что я не могу взять тебя с собой. Сама знаешь, папа и так сердится, что берем целый чемодан игрушек в дорогу, – вздохнула девочка.

Кукла была большой очень красивой и вполне могла занять еще один небольшой чемоданчик.

– Лера, давай быстрее, а то на поезд опоздаем, – обратился к внучке дедушка, на которого девочка была очень похожа.

– Сейчас, деда. Только кукол и зверушек своих спать уложу.

– Да брось ты их! Некогда. Я вернусь и уберу.

– Как это: «Брось!..»? Разве можно? Да ни в коем случае!.. – подражая маме, тихо… почти шепотом возмутилась девочка. – Никто никого не бросит…

Прошло какое-то время…

– Ты все еще здесь? С куклами своими не наигралась? Давай бегом в машину. Мы и так уже опаздываем, – начал уже волноваться папа.

Семейство быстро погрузилось в автомобиль и отправилось на вокзал.

У молодого мужчины зазвонил телефон.

– Алло!

– Сынок, вы выехали?

– Да, мама.

Лида не могла проводить сына с женой и внучкой на поезд, потому что у неё сегодня выпало дежурство. Женщина работал сутки через трое – диспетчером.

– Покушать с собой в дорогу взяли? Я вам там всё приготовила вчера и собрала.

– Да, мама, спасибо, всё взяли. Папа нас на вокзал сейчас отвезёт.

– Ну, хорошо. Как сядете в поезд – позвони.

– Да ладно, мама. Все понял, пока…

Когда сын с женой и дочкой погрузились в поезд и помахали дедушке из окна вагона, он как-то сразу успокоился:

«Ну, вот… спровадил… Слава Богу…

После чего дедушка Гена сразу поехал домой.

По пути он с удовольствием завернул в продуктовый магазин и, довольный, прикупил несколько бутылочек пивка.

Он уже предвкушал, как, сидя у телевизора, под футбол и рыбку начнет расправляться с пивом… И никто, и ни что на всем белом свете не сможет ему помешать насладиться любимым занятием.

Приехав домой, Геннадий сразу приступил к осуществлению своих долгожданных замыслов.

Он тихо радовался тому, что уж на этот раз чересчур наблюдательная внучка – «ухо с глазом» – не сдаст его жене.

А завтра, когда та придёт с работы все следы пиршества будут незаметно уничтожены.

Внучку Гена, конечно же, любил, но её и бабушкина постоянная «битва» за его трезвый образ жизни заметно напрягала.

Вечерело. Сгустились плотные сумерки.

Футбол давно закончился и начался какой-то жутковатый фильмец.

Нельзя сказать, чтоб Гена был робкого десятка. Но когда ты непривычно остаешься один в большом и темном загородном доме… А с экрана на тебя начинают навязчиво пялиться неведомые потусторонние сущности… Сами понимаете, любому сделается не по себе.

А тут еще из-за забора начала жалобно и как-то зычно подвывать старая соседская собака, чего раньше за ней никогда не наблюдалось.

«Смирновых, что ли, нет дома? – подумал Геннадий. – Иначе бы они ее быстро успокоили… Но, с другой стороны, где ж им быть-то в такое позднее время. Все это как-то очень странно».

Хмель уже заметно ударил Гене в голову, а тяжелые мыслишки как-то разом не оставили и следа от приятных воспоминаний о недавно просмотренном матче.

Мало того, со временем он вдруг начал ощущать затылком, будто из темного коридора на него кто-то напряженно смотрит.
Несколько раз Гена даже попытался резко оглянулся…

Однако как только его затуманенный алкоголем взор утыкался в чернеющую за спиной бездну длинного коридора, тот невидимый, но ясно ощущаемый всеми фибрами незваный гость, словно бы успевал бесшумно шмыгнуть куда-то в сторону – в одну из прилегающих комнат.

– Что за чертовщина? – тихо пробубнил про себя Гена. – Нет, пора это прекращать… Иначе так и «крыша» может двинуться от страха. Еще этот дурацкий фильм и собака.

«Пойду-ка я на кухню, включу в доме свет, допью последнюю бутылочку пива... Да и завалюсь-ка я спать».
Гена привычным движением обхватил широкой ладонью бутылку, медленно поднес ее к губам и с удовольствием наполнил рот крупным глотком пенного напитка.

И тут вдруг за его спиной откуда-то из темных и зловещих недр коридора раздался тихий и протяжный, но вполне членораздельный старческий голос:

– Покорми меня.

Мужчина в ужасе замер, а потом поперхнулся и резко оглянулся.

Поблизости никого не было.

Он нервно сглотнул, все еще находящийся во рту и едва не выплеснувшийся наружу драгоценный напиток.

– Господи, да, что же это такое? Совсем от Лидкиных упреков нервы ни к черту стали, – заметно подрагивающим от страха голосом прошептал Гена. Уже и голоса в голове слышаться начали.

Только Гена собирался сделать еще один глоток, как жуткий утробный голос проявил себя вновь:

– Покорми меня… – пауза. – И долгое… шипящее с просвистом, какое-то леденящее душу могильное воздыхание.

– Кто тут?.. – тихо прохрипел Гена почти таким же мертвецким голосом и почувствовал, как у него все похолодело внутри, и мелко задрожали, а потом вдруг резко подкосились ноги.

Он крадучись обошёл комнату – никого.

– Что за бред?! Лидкины родственники, что ли, приехали да спрятались? Когда успели? И она ничего не сказала! А у кого еще могут быть такие дурацкие шутки?!

Гена схватил телефон, включил свет и стал срочно звонить жене:

– Лида, у нас в доме кто-нибудь есть?

– Да откуда мне знать, кого ты привёл? Опять твои собутыльники что-то натворили?!

Loading...

– Лида, никого я не приводил. А твои родственники к нам не собирались?

– Нет. Никто к нам не собирался. Да, что там у тебя вообще происходит?

– Не знаю. Но в доме точно кто-то есть.

– Да с чего ты взял?!

– Он говорит со мной. Он мне приказывает.

– Кто говорит?! Что приказывает?!

– Я не знаю, кто. Но он страшный… и очень голоден. Представляешь, он заставляет меня его кормить.

– Чем кормить?!

– Он не говорит, но по голосу я понял, что мяса хочет. Ты не помнишь, у нас в холодильнике есть мясо?..

– Ты дурак? – припечатала Лида. – Какое мясо?

– Думаю, сырое ему подойдет.

– Пить меньше надо!

– Да не пью я! Только пива чуток.

– Совсем уж все мозги свои пропил! Разговорился там с кем-то, – ругалась Лида.

Она знала, что хоть изредка её муженек все же мог на несколько дней уйти в загул. Ну, и, конечно же, ей это совсем не нравилось.

– Да не успел я ещё до такой степени напиться, – пытался оправдаться Гена.

– Спать ложись! Приеду, я тебе устрою! Не звони мне, у меня работы много, некогда мне твои заскоки разбирать!

«Спать ложись… Какое там «спать», когда в доме такое твориться?» – Гена сидел на кухне, трясся от ужаса и боялся зайти в дальнюю комнату.

Ведь именно оттуда, по его уверенным предположениям еще недавно раздавался голос:

«Покорми меня».

«Ну, надо же! Оно ещё и голодное, – в страхе и полном непонимании происходящего размышлял Гена. – И чем я должен его кормить. Надеюсь, оно хоть не человечиной питается».

Также Гена понимал, что надо бы убрать следы своего небольшого праздника, иначе утром скандала не избежать. Хотя, жена все равно уже знает и завтра просто так его в покое не оставит.

Однако в комнату, где он пил, заходить не было никакого желания – где-то по пути мог встретиться тот, который все время просил для себя кормежки.

После недолго размышления Гена решил оставить всё как есть. Если он переживёт эту ночь в одном доме с ЭТИМ, то и всё остальное ему будет уже не страшно.

Гена осторожно подкрался к двери комнаты, из которой раздавался голос, прикрыл ее плотнее и тихонько просунул в ручку швабру.

Помня, что жена строго наказала больше ей не звонить, он написал СМС:

«Лида, не заходи завтра одна в дом. Возможно, я не переживу эту ночь. ЭТО сидит в комнате, которую я закрыл на швабру».
Что подумала Лида, прочитав СМС, осталось загадкой.

На ночь же сам Гена закрылся в ванной.

Свет горел во всем доме.

Утром Лида открыла дверь своими ключами.

– Гена, ты где?

– Тут я, – высунул Гена голову из ванной.

Лида принюхалась – алкоголем от мужа уже не пахло.

– Ты, зачем дверь так закрыл? – доставая швабру из дверной ручки, удивилась Лида.

– Не входи туда!

Лида толкнула дверь и заглянула в «страшную» комнату.

– Покорми меня, – раздался все тот же жуткий голос.

– Слышишь?! Вот! Опять! Бежим отсюда! – крикнул Гена и пытался оттащить жену от двери.

– Сам беги, придурок, – буркнула Лида и направилась к шкафу.

Открыв дверцу, женщина увидела там, упавшую на голову внучкину любимую куклу.

То ли от тоски по своей маленькой хозяйке, то ли от стояния на голове, в кукольном механизме, что-то перемкнуло, и она, как заведенная, изредка повторяла одну и ту же фразу:

– Покорми меня.

Именно эта фраза так сильно и напугала дедушку.

Лида достала куклу, вынула из неё батарейки и отнесла её в комнату внучки.

Гена долго не мог поверить в то, что его напугала самая обычная кукла.

«Эх, дьявольщина, – подумал Гена, вспомнив, что сам же велел вчера внучке бросить эту куклу и что он сам обещал ей все прибрать. – Кукла-то мне и отомстила за грубость и забывчивость».

А вот остатки пенного напитка пришлось вылить в раковину под бдительным взором жены.

Да и вообще Гена дал себе зарок: больше НИ-НИ.

Мало ли ещё какие современные игрушки могут появиться у внучки.

Автор: Ксюслик
Редактор: А. Бороздин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...