Петля

Жанна не слышала, когда в купе появился новый попутчик. Она заснула рано вечером, и проснулась только от того, что солнечные лучи светили ей прямо в лицо. Девушка сладко потянулась, разминая тело, после чего села, сразу увидев своего соседа. который спал лицом к стене. Жанна могла разглядеть только всклокоченные тёмные волосы на затылке мужчины, да чёрный рюкзак. который стоял у него в ногах.

Девушка постаралась встать бесшумно.

Видимо он подсел на ночной станции, когда Жанна крепко спала.

Проснулся мужчина через час, когда девушка вернулась из туалета, где приводила себя в порядок. Честно говоря, девушка уже стала уставать от своей дороги, но прекрасно понимала, что нужно потерпеть. Всему своё время, как говориться.

Мужчина представился Егором. Был он среднего возраста, с отёкшим лицом, и руки его едва заметно подрагивали. Одежда была брендовой. но изрядно поношенной. Он с радостью согласился на чай, виновато опуская глаза, и говоря о том, что еды он не прихватил. Честно говоря, то и вещей то совсем немного с собой прихватить сумел и явно испытывал неловкость. Но девушка не стала жадничать, и с удовольствием пригласила нового знакомого на завтрак.

Внутри неё шевельнулась жалость, ей казалось, что Егору пришлось что-то пережить. Но она его не торопила. Тот заметно повеселел после завтрака, несколько раз сходил к проводнику, и в итоге вернулся с шоколадкой, которую, смущаясь, протянул Жанне.

Они болтали ни о чём, нов душу Жанна не лезла, понимая. что ему нужно время. И ближе к обеду, мужчина всё таки решился ей поведать свою историю.

Егор, отслужив в армии, не стал возвращаться домой. Поехал в большой город, где и осел, женившись на местной девушке. Влюбился он в неё с первого взгляда, работал не покладая рук на заводе, и вскоре начал расти в должностях. Родились два сына, и Егор был счастлив.

Жену окружал заботой и любовью, всячески баловал и носил на руках. С детьми всегда находил возможность провести время. В общем отличный муж, внимательный хозяин, заботливый отец, и отличный работник! Жизнь — полная чаша. ничего лучшего и жалеть нельзя было!

И всё самое плохое в жизни Егора началось с мелочи.

А вернее — с рюмки.

Став директором на своём производстве, он часто начал ездить в офисы и встречаться с людьми достаточно высокого социального положения. Гордыня ударила ему в голову, да и на этих встречах он никогда не отказывался выпить за удачно завершённые переговоры. Одно складывалось к другому, начал отмечать переговоры и сделки не только в ресторанах и чужих кабинетах, но и в саунах и гостиницах. Семья постепенно отодвигалась на задний план, но некоторое время Егор мог ещё держать своё лицо. Но алкоголя становилось в его жизни больше.

Словно раз начав, он уже никак не мог остановиться. и совершенно не замечал этого. Дома он начал держать несколько бутылок крепких напитков, которые употреблял перед сном. Сначала по рюмочке, потом по бокалу. На все возмущения жены говорил, что это помогает ему спать. Да и попросту от неё отмахивался, считая, что женщине не стоит совать нос в его дела.

Тогда он и начал её терять.

А вслед за женой начали отдаляться и дети, которые были уже достаточно взрослыми для того, чтобы понимать, что происходит в их семье.

Так, день за днём, неделя за неделей, мужчина собственными руками разрушал то, чего он достиг. Но разрушал так незаметно и едва ощутимо, что сам не осознавал этого.

Просто в один прекрасный момент он осознал, что сидит в семейных трусах и майке на старой, скрипящей табуретке. Маленькая, однокомнатная квартирка напоминает собой пристанище бомжей, судя по минимуму мебели и многочисленному мусору вокруг.

Осознание было подобно удару молнии, которая продирает от затылка, до самых кончиков пальцев на ногах. Егор нервно огляделся. и в его голове роились обрывки воспоминаний. И по мере того, как он понимал, к чему привёл собственную жизнь, в животе скручивался ледяной комок страха. Как он мог довести всё до такого? Он смутно помнил, что после очередного скандала, жена собрала свои вещи, детей, и уехала, вроде как к его матери.

Loading...

У неё никого из родственников не было. Она забрала много вещей, но Егору удалось пропить то, что осталось ,в том числе и их большую квартиру. В каком-то приступе трезвости, он умудрился купить эту убитую однушку, и продолжил жить уже здесь. С работы он благополучно вылетел. Он захлёбывался горечью воспоминаний, шокированный тем, к чему всё привело.

— Ну что, наливай. — его отвлёк незнакомый голос. Мужчина вздрогнул, и перевёл взгляд с жёлтых пятен на потолке. на того ,кто сидел перед ним. На низком столике был накрыт импровизируемый стол. Дешёвая бутылка с водкой, да какая-то заветренная колбаса в виде закуски. Мужчина через этот стол был похож на самого Егора, но отекшего и изрядно потасканного. Он неприятно ухмылялся, показывая в улыбке гнилые зубы и нетерпеливо тянул свой стакан. Егор было двинул рукой, хотел взять бутылку, но резко себя оборвал.

— Нет. — Слово продралось через сухое горло и плотно сжатые губы. Действительно... нет. Он не хотел! Не хотел!

— Как это нет? Чо звал-то? Иль плохо тебе? Так давай накатим, полегче будет. — Мужик звучал очень убедительно. Наверное так действительно будет легче. но Егора разрывали противоречия. Он мучительно хотел увидеть свою семью, проснуться в своём прежнем мире. А не вот в таком — странном и ненормальном. Но бутылку он всё равно не взял. Вместо этого встал, чувствуя, как дрожат руки и ноги, а по телу расплывается странная слабость. Ткнулся в первую же обшарпанную дверь, когда вышел из комнаты, и радостно отметил, что зашёл правильно. Это была ванная. Открыл кран, дождался, когда стечёт ржавая вода и наполнил водой ладони. Попил и умылся, чувствуя себя немного легче.

— Так чо, пить-то будем? — Раздался голос за его спиной. Егор вздрогнул, обернулся. Мужик стоял в дверях ванной, смотрел на него в упор, и ухмылялся всё так же неприятно. Почему-то Егору стало страшно. Этот мужик ему казался каким-то странным. Старая футболка с дырами на груди, растянутые треники... и стакан в руке.

— Я же сказал, что нет. Проваливай. — Хрипло проговорил Егор. Мужик нахмурился, странно блеснув глазами.

— Э, так не пойдёт! Я же купил выпивку, что такое? — Он прозвучал как-то обижено, но внутри Егора начал нарастать страх. Этот человек его определённо пугал, и очень сильно пугал! Но он не мог понять чем именно.

— Вот и забирай. Мне ничего не надо. Не надо! — Последнее Егор почти прокричал. Мужик поморщился и пожал плечами, с досадой закатив глаза.

— Ну и ладно. Держи тогда. Бери-бери, тебе пригодится. — Егор на автомате протянул руку и взял вещь, которую ему протягивал мужик.

Мигнул, а мужика и след простыл.

Егор опустил взгляд, и вздрогнул всем телом, увидев кусок верёвки. Один конец был лохматым, словно его долго перепиливали чем-то тупым, а на втором была петля. От верёвки неприятно несло подгоревшим мясом, и Егор в ужасе швырнул странную вещь на пол, а после выскочил из ванной.

***

— Меня тогда соседи спасли. Вызвали скорую, говорят, орал я, как резанный. В больнице почти полгода лежал, окончательно в себя пришёл, да пролечился. — Жанна слушала Егора, смотря на свой стакан чая, и лениво помешивая сахар серебряной ложечкой.

— Как вышел, сразу жену начал искать. Она действительно с детьми у матери моей жила, работала. Поначалу говорить не хотела, но потом всё таки начала. Я долго у неё прощения вымаливай, и у детей тоже. Работать устроился, в квартире порядок навёл. Вот, пригласили они меня в гости, еду... даже не знаю, как себя с ними вести теперь. Столько натворил... вспомнить страшно.

Егор сделала несколько глотков чая из своего стакана, чувствуя явное облегчение от того, что смог выговориться.

— Знаете, если пригласили, наверное всё таки простили. Но вам теперь придётся всю оставшуюся жизнь отношения налаживать. — Проговорила Жанна, наблюдая за тем, как попутчик начинает собираться. Егору скоро нужно было выходить.

— А я и готов. С себя вины никакой не снимаю, сам виноват, поддался болезни. — Егор обулся. взял сумку. Поезд уже оттормаживался, и он дёрнул ручку купе.

— Я не знаю, кто это был. Может и действительно змий тот проклятый, что меня к бутылке толкал. Но верёвки я так и не нашёл, хотя в квартире никого кроме меня не было. Даже соседка не заглядывала. — Проговорил напоследок, и вышел.

Жанна задумчиво проводила взглядом размытый силуэт единственного пассажира, сошедшего на этой станции. Ему навстречу колыхнулся высокий женский.

Неожиданно девушка от всей души пожелала, чтобы у Егора получилось наладить отношения с семьёй.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...