Он вернётся

— Лилия Николаевна, стажёров куда?

— Настя, ну ты бы хоть постучала.

Лиля совсем забыла что, обещала взять стажёров.

— Ой я забыла. Куда их? На кухню?

Сейчас, подожди.

Ждёт весну

Лиля вышла в холл ресторана, все дела она решала пока сама.

— Доброе утро, — скользнула взглядом, парень и две девушки.

— Доброе утро, — поздоровались несмело

— Идёмте, все повара?

-Я нет, — парень выступил вперёд, лицо такое знакомое, что-то неуловимое, — я по объявлению.

— Не поняла? Настя?

-А, Лиль Николавна, на менеджера.

— Так, отведи девочек на кухню, сдай их Ирине Васильевне, она знает что делать. А вы пойдёмте со мной, — повернулась к парню.

У молодого человека оказался большой опыт работы, и послужной список внушительный, несмотря на молодость.

— Вы работали в ***?

— Да, — молодой человек был немногословен, и Лиле показалось, что он исподволь рассматривает её.

— Почему же не стали работать? Что-то не устроило? Или вы не устроили? Извините, но я обязана задать этот вопрос.

— Нет, все нормально. Я не в обиде, — улыбнулся, — и я устраивал, и меня всё устраивало, но по личным обстоятельствам пришлось уехать оттуда, в ваш город.

Работу люблю, работать умею, поэтому искал то же самое, ваш ресторан порекомендовали знакомые.

Чёрт возьми, откуда я его знаю, думает женщина. Такое ощущение что повернёт голову и там будет шрам на шее, небольшой белый, буквой Г. Как бы посмотреть.

И откуда у меня эти воспоминания.

Встала, прошла по кабинету, нет, шрама нет, но эти прижатые к голове и будто вывернутые уши, да кто же ты.

— Хорошо, я не буду ходить вокруг да около, нам действительно нужен управленец вашего уровня. Видите, я сама тут сижу, прошлый ушёл, уехал покорять Америку.

Поэтому выходите завтра на работу, в курс дела я вас введу.

Они обговорили все детали, зарплату и Станислав Сергеевич, так звали парня, ушёл.

Весь день парень не выходил из головы у Лилии Николаевны. Она всё силилась вспомнить, откуда она его знает? Почему лицо его, походка, поворот головы, вызвали такую бурю эмоций.

Лилю бросало в жар, когда молодой человек смотрел ей в глаза.

На второй день он с утра уже стоял у кабинета Лилии Николаевны.

Хватило несколько часов, чтобы ввести Станислава в курс дела, парень всё схватывал на лету.

И на следующий день, Лиля уже со спокойной душой, оставила на него своё детище.

Мужу рассказала про замечательного управляющего, которого видимо ей послало небо.

Через неделю Кристина, семнадцатилетняя дочь Лили, спросила у неё что за парень командует в ресторане.

— Это не парень, это наш новый управляющий, Станислав Сергеевич.

Однажды, подъезжая к ресторану, Лиля заметила как мелькнуло знакомое пальто

— Кристина, — она набрала дочь, — ты где?

-Я задержалась у Вероники — нагло врала девочка, потому что Лиля видела как она вышла из ресторана.

-С Кристинкой что-то происходит, — сказал супруг вся дёрганая.

-Я поговорю с ней, тоже заметила, — ответила Лиля.

Но дочка не шла на контакт.

-Мам, у меня всё хорошо я просто нервничаю перед экзаменом.

-Хорошо.

-Мам, я хотела спросить только не ругайся и не смейся

— Спрашивай, -Лиля изумлённо посмотрела на дочь, девочка не была сильно ласковой, и не очень-то делилась с матерью какими-то своими девичьими секретами, — конечно.

-Мам, а я хоть чуточку симпатичная?

-Ты что? Ты у меня красавица!

-Мама, я не с той позиции имела в виду, что я твоя дочь и априори для тебя самая красивая. А вот, если бы, например, ты была бы просто женщина, чужая, которая увидела меня...

-Хорошо, но я сначала задам тебе встречный вопрос, подожди возмущаться, это необходимо для того, чтобы ответить на твой. Как ты думаешь я симпатичная? Ответь мне ни как дочь, а с позиции чужой девочки, увидевшей меня на улице.

-Мам, что за вопрос, все знают что ты красавица.

И Кристина нисколько не приукрашивала, Лилия действительно была красавицей.

-Вот тебе и ответ, ведь ты очень похожа на меня, просто одно лицо.

-Правда?

-Конечно!

-Спасибо, мамочка, — и девочка чмокнула мать в щёчку.

Мамочка? Лиля сидела не шелохнувшись, дочка была с тяжёлым характером, а тут прямо такие нежности, она тихонько притронулась к щеке. Надо же, выросла, взрослая такая уже...

Лиля вспомнила свою юность, глаза её затуманились.

Она вдруг отчётливо вспомнила школу, друзей детства и мальчика которого любила до безумия. Первая любовь. Горькая, болезненная, со слезами, отчаянием и не желанием жить. предтельство любимого, предательство родных, которых она так и не простила не могла.

Лиля не забывала, а просто загасила в себе это всё. Мама сказала так надо, так будет лучше для всех.

-Для кого?

-Для всех...

Лиле так захотелось узнать где он и что с ним.

Надо покопаться в старых фото, решила она.

Дни шли своим чередом однажды супруг застал Лилю за странным занятием, она сидела на диване, вокруг были разбросаны чёрно — белые фотографии. При виде супруга Лиля начала быстро всё собирать глаза её были заплаканы.

-Лиля, что-то случилось?

-Нет, она покачала головой — нет, всё хорошо.

Ночью женщина не спала, она крутилась, вставала, а когда уснула, то горько плакала во сне, что супругу пришлось её разбудить.

Утром она сказалась больной и не хотела вставать.

Дня три Лиля проболела, говорила что у неё мигрень.

Постепенно всё вошло в норму, однажды она поехала в ресторан, на входе женщина столкнулась с дочерью.

Значит ей в прошлый раз не показалось.

Кристина бывает в ресторане, но почему она это скрывает, ведь тогда мать спросила её, она отнекивалась, говорила что не была странно…

— Кристина? Что ты тут делаешь? Разве ты не должна быть на занятиях?

— Мама, я думала что здесь Вероника, — девочка на ходу выдумывала, это было ясно, — ладно я побегу, мне на занятия.

Что за чудеса, думает Лиля, что вообще происходит. Ей нужно кое-что проверить, она идёт в свой кабинет, здоровается со всеми и просит Настю зайти.

-Настя, Кристина моя часто бывает здесь?

Настя мнётся, девчонка — администратор, зарабатывает неплохие деньги и ей не хотелось бы подставиться, говоря про дочь хозяйки, а бывает эта мелкая «хозяйка» здесь каждый день.

— Насть, я сейчас ни как директор спрашиваю, не бойся, никто не узнает и на тебе это никак не отразится.

— Часто, Лиль Николавна, она просто с ума сошла с этим Станиславом Сергеевичем, прохода ему не даёт. То хозяйку из себя строит, то придирается. На нас орёт ходит, мы-то понимаем, что она маленькая, но всё равно неприятно.

Обстановка накалилась.

— Почему молчит Станислав Сергеевич?

-А что он скажет? Его тоже можно понять, она дочь хозяйки, а он подневольный.

— Ну прям подневольный скажешь тоже. Будто я рабовладелец.

— Не обижайтесь Лилечка Николавна, вы что плачете? Кто вас обидел? Я всех их, палками...

— Настя, — смеётся Лиля, какая же ты...

— Дурная?

— Чудесная, Насть. Всё хорошо, что-то плаксивость появилась в последнее время

— Вы устали, вам надо к морюшку, отдохнуть, нервы подлечить.

Всё хорошо будет. А Кристинка ваша, ну она по сути дитё, увидела парня красивого, вбила себе в голову, что это любовь её, а как показать чувства не знает, вот и кочевряжится ходит.

Вы с ней поговорите осторожно, а то у меня сестра вот так, в учителя влюбилась, а мать узнала и дала ей любви, ремнём по мягкому месту, а та с дури ума таблеток наглоталась.

— Ой, боже, да ты что?

— Ну, откачали, идиотку такую, только теперь чуть что, на неё смотрим с подозрением...

— Спасибо, Насть, позови Станислава Сергеевича.

Парень вошёл, тихо сел на стул, каждый раз при встрече с ним Лиля чувствовала какую-то нервозность со своей стороны, а он будто изучал её.

Loading...

Уладив все дела Лиля осмелилась, и опустив глаза спросила сильно ли досаждает Кристина.

— Нормально, Лилия Николаевна, она ребёнок ещё.

— Ну как сказать, ей семнадцать. Вы извините, она у нас своеобразная, простите, правда, мне неудобно. Она не такая, она вообще творческая личность, но колючая, с детства такая.

Я понимаю что это не оправдание, я поговорю с ней, запрещу, я...

— Лилия Николаевна не надо ничего говорить, это пройдёт...

— Извините, мне действительно неудобно.

Дома состоялся тяжёлый разговор с Кристиной, Лиля не выдержала и сорвалась на крик, она запретила дочери появляться одной без неё или папы в ресторане.

Кристина раскричалась, хлопнула дверью и закрылась в комнате, бурно рыдая.

— Ты мешаешь процессу работы, подрываешь мой авторитет, выставляешь меня полной дурой, — говорит возле двери Лиля, — кто тебе позволил обращаться так с персоналом? Ты кто вообще?

— Да никто, я никто, отстань от меня, — кричит из-за закрытой двери дочь, — я вообще никто, я для тебя не существую, живёшь вся такая, ты отдельно, мы с папой отдельно, может ты вообще не моя мать?

— Кристина, — стучит в дверь Лиля, как ты можешь...

Прошло ещё время.

Лилия наконец-то сделала то, чего так боялась и желала одновременно.

Появившись в ресторане она попросила документы некоторых сотрудников, Лиля сидела, разбирала их, вскользь смотря в бумаги, со страхом приближаясь к тому, что её так тревожило.

Она не могла сразу взять те документы, хоть и хотела. Руки горели огнём, она боялась и желала прочитать их.

Остались только они, женщина бросила взгляд на монитор, где разделённый мелкими квадратиками был виден весь ресторан.

Кристина? Она же сказала ей.

Лиля сидела в нерешительности, она резко взяла бумаги и посмотрела то, что её интересовало.

Сидела и смотрела в точку, никуда, просто в точку.

Очнулась, глянула в экран, выругалась. Побежала в кабинет Станислава Сергеевича.

Они оба подошли к дверям одновременно.

Парень с удивлением посмотрел на Лилию, она дёрнула ручку и быстро вошла, пытаясь закрыть за собой дверь, но Станислав тоже вошёл и сразу же вышел ойкнув.

— Кристина!

— Мама... Что ты здесь делаешь?

— Что ты здесь делаешь? И вообще ЧТО ты делаешь, быстро оденься, боже мой!

-Я взрослый человек, и буду делать всё что захочу!

-Нет, ты не взрослый человек, ты под нашей с папой ответственностью, ты моя дочь, как бы тв это не отрицала, и мне стыдно за тебя!

— Слушай, а может ты сама положила глаз на Станислава Сергеевича, а? А что? Ты у нас ещё ничего

— Кристина, прекрати!

-Я поняла, вы любовники, да? Вот я дура, вот почему мне нельзя приходить сюда. Ничего ты устроилась, на тёплое место своего хахаля

Лиля видела что у девочки начинается истерика, сама она была на грани обморока, напряжение последнего времени сделало своё дело.

И она щёлкнула дочь по лицу, чего никогда не позволяла себя.

Та замолчала, а потом взвизгнув закатилась слезами, Лиля начала одевать её, крикнув Стасу чтобы он вошёл.

Парень, отвернувшись, крепко держал брыкающуюся, извивающуюся и кусающуюся девочку, а Лиля её одевала.

-Предатели, вы оба предатели, я вас ненавижу.

-Ты можешь пожалеть о своих словах, горько пожалеть, — спокойно сказала Лиля и плеснула воды в лицо дочери, — успокоилась?

-Пусти, пусти, — говорила слабо вырываясь девочка, — пусти, ненавижу, ууу. Хорошо пристроились, я всё папе расскажу он тебя выгонит, — говорила девочка, глядя на мать, — а ты тоже хорош, зачем тебе пожилая женщина, я ведь так похожа на неё, к тому же после её смерти всё мне достанется. Ведь тебя деньги интересуют, да? Иначе зачем бы ты прицепился к старухе.

Лиля горько усмехнулась.

-Не смей никогда так говорить про маму, тем более про свою, поняла?- парень крепко держал в руках девочку и немного тряс её.

-Ооо, как, любовничек за своего мамика трясётся…

-Мы не любовники, он мой сын, а твой брат, — спокойно сказала мать, глядя в глаза дочери.

-Чего, что ты ещё придумаешь? Ты что его в десять лет родила?

-Нет, в пятнадцать и оставила в роддоме...По настоянию твоей бабушки, моей матери. Вот ответ на твой вопрос, почему у тебя только одна бабушка, папина мама. Я не простила её, не смогла.

Парень отпустил девочку, та вмиг замолчала.

Мать и этот симпатичный парень, неотрывно смотрели друг на друга.

-Я всё время думала, гадала откуда же мне знакомо твоё лицо, а потом память подсунула мне образ, того, кого я много лет пытаюсь забыть... Не люблю его, нет, — повернулась к дочери, — это всё отболело.

Я хорошо отношусь к твоему папе, и уважаю его, и люблю.

А ты значит тот самый мальчик, которого мне дали покормить всего один раз, и то ночью, чтобы никто не знал.

Старая санитарка, Андреевна, провела меня тайком в какую-то закрытую палату и принесла тебя, самый красивый мальчик на свете, был мой малыш.

Я покормила тебя, развернула, ты не плакал, я посчитала пальчики на твоих тоненьких ручках, поцеловала пяточки, пальчики, маленькие, ладошечки.

Я навсегда запомнила твой запах, ты родился с волосиками, много льняных волос.

Андреевна отрезала мне локон, я пообещала тебе, что как только мне исполнится восемнадцать, я найду тебя.

Прости меня, мой сынок.

Я искала, правда, всю жизнь, но ни деньги, ни связи, ничего не помогало. Я не знала что будет, когда я тебя найду, но я искала. Иногда мне казалось, что вот, сейчас я найду тебя... Что сейчас встречу, но ниточка обрывалась.

Твой папа знает, — повернулась она к дочери, он помогает мне, все эти годы.

Я даже матери писала, но она... Она сказала что мальчик умер, сказала, что был слишком слаб ведь рождён ребёнком…

Но я не поверила…

Ты приставала к родному брату, но тебе простительно, ты же не знала...А вот он знал, поэтому и тормозил тебя, и терпел твои выходки, ведь так?

-Да...Я специально приехал посмотреть на вас, на тебя,на женщину которая дала жизнь.

Я рос в детском доме, меня никто не взял, просто максимально запутали следы, я так понимаю бабушка постаралась.

Я тоже искал долго.

Прости, но я пока не готов стать твоим сыном, я не знаю как это. На что я надеялся, разыскивая тебя, вас? Не знаю.

Я не знаю как это, когда есть мама, я не знаю как это, когда тебя целует твоя мамочка, а не добрая няня кладёт на ночь свою тёплую ладошку тебе на лоб, а ты лежишь замерев, наслаждаясь полученной дозой любви, тепла и счастья.

Я увольняюсь, хотел это давно сделать, простите, просто не мог осмелиться.

Я уеду, так будет лучше.

-Нет, — шепчет Лиля, -нет, прошу тебя, мой мальчик, нет.

-Если это из-за меня...То я, я ...лучше я уйду, простите меня, мамочкаааа. Я всегда мечтала о брате, мама, скажи ему…

-Простите меня, мои хорошие, Кристина...мама...Мне надо всё обдумать.

***

-Мам, как ты думаешь, он когда-нибудь вернётся?

-Я думаю да. Это тяжело простить, я знаю, но я верю, что мой мальчик вырос добрым человеком, с добрым сердцем. Мои дети самые лучшие.

-Мамочка, прости меня, я была бестолковая, глупая, как вспомню, стыдно до сих пор. Я верю мама, он вернётся, мой брат твой сын.

-Да ладно тебе, всё уже прошло. Ты у меня самая умная. И красивая, и добрая, и вообще, ты настолько лучше меня!

-Да прям

-Да, да! Ты хотя бы не родила в пятнадцать…

-Ох, мамочка. Я всё хотела спросить, а где папа Стаса.

Лиля пожала плечами

-Его сразу же отправили от меня подальше, бедного мальчика соблазнила плохая я. Он старше на два года…

Я в восемнадцать уехала, поступила учиться, по вечерам работала, плакала о нём, дура, и искала своего сына. Знаешь, он вылитый отец, поэтому я и поняла кто это…Я сразу поняла, только боялась это признать.

Мать с дочерью сидят на даче, под большой липой, и тихонько беседуют, прошло пять лет, с того времени, как сын объявился.

С дочерью давно отношения наладились.

Кристина выросла, выучилась, приехала к родителям в гости.

Стас...

Здесь всё сложно.

Он писал смс, иногда, с парой слов, что у него всё хорошо, этим вселяя надежду что сын когда -нибудь простит её.

Лиля представляла какой он, её мальчик, есть ли у него сенмья? Дети?

В соцсетях его не было, может и был, но под другим именем.

-Ма, там пап приехал

-Ну хорошо, пойдём встречать

-Мама...Мама…он не один.

У калитки стоял улыбающийся супруг Лилии и её сын, её Станислав Сергеевич.

Автор: Мавридика де Монбазон

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...