Один семейный апокалипсис

В отдельно взятой семье Никифоренко конец света случился внезапно.

— Дорогой, у меня для тебя есть хорошая новость, — издалека начала за ужином жена.

— Нам не надо ехать на дачу к твоим родителям, и я могу рвануть с Лехой и Мурзиком на рыбалку в выходные? — уточнил Игорь.

Лена демонстративно закатила глаза, больше всего на свете она терпеть не могла три вещи: скрежет металла по стеклу, политику во всех ее проявлениях и Мурзика — детского друга Игоря.

— На дачу ехать не надо, — коротко бросила она.

— Ур-р-р-ра! — Валентин, младший сын, радостно подкинул горбушку хлеба.

Игорь поперхнулся и быстро обменялся взглядами с дочерью. Света покачала головой, Игорь понял: она тоже чувствует здесь подвох. Не поехать на дачу к бабушке с дедушкой на выходные — на это должны были быть очень веские основания.

— И-и-и-и?.. — продолжил он, откладывая вилку в сторону.

— Что “и”? — с наигранным равнодушием спросила Лена.

— Ну если есть хорошая новость, то обязательно должна быть и плохая, — поддакнула Света, отодвигая пустую тарелку.

— Тоже мне, — хмыкнула Лена.

Она встала, убрала грязную посуду в раковину, разлила чай по бокалам, достала из холодильника торт. Игорь и Света молча смотрели на кремовые розочки.

— Ой, не нравится мне этот тортик, — скептически заметила дочь.

— А мне как не нравится, — согласился отец. — При том что с понедельника твоя мать торжественно провозгласила очередное начало диеты. Лена, по какому поводу тортик?

Лена молча разрезала торт и поставила его на стол под испытующими взглядами мужа и дочери.

— Тортик просто так, — отрезала она. — А еще к нам переезжает мама, — добавила Лена после паузы.

Игорь застыл с занесенной над тортиком ложкой.

— В смысле “переезжает”? — прохрипел он после паузы. — На эти выходные приедет к нам в гости?

— Пока она поживет у нас, — с невозмутимым видом ответила Лена, отправляя кусочек тортика в рот.

— Трындец, — озвучила Светка мысли Игоря.

Нет, в голове, конечно, все звучало иначе, без цензурных ограничений. Цунами, тайфун, смерч, метеорит, ядерный взрыв и еще пара глобальных катаклизмов одновременно обрушились на Игоря. Привычный, знакомый, уютный, надежный мир рухнул в одну секунду. Никакой апокалипсис по своим последствиям не мог сравниться с приездом любимой тещи. То, что Игорь Маргариту Альбертовну любил, не вызывало никаких сомнений. Только сила его любви была прямо пропорциональна расстоянию их разделяющему.

— Когда? — хрипло прошептал Игорь.

— Сегодня, — убила его Лена.

Игорь одним глотком допил горячий чай.

— Света, Валентин, — строго посмотрел он на детей, — вы поели? Идите в комнаты.

— На самом интересном месте, — разочарованно протянула Света, ожидавшая занимательнейшего разговора. Под цепким взглядом матери она нарочито медленно допила чай, сунула в рот сухарик и, взъерошив волосы на голове брата, пробормотала, вставая: — Пойдем, мелкий, взрослым надо поговорить.

Когда дети вышли, Лена закрыла дверь на кухню и повернулась к мужу.

— А Виктор Михайлович тоже переедет к нам? — уточнил Игорь.

— Нет, папа останется на даче.

— А могу я спросить, долго ли твоя мама собирается жить в нашей квартире? И заметь, я даже не спрашиваю, почему она так решила, — осторожно начал Игорь.

— Они поругались с папой, — вздохнула Лена. — Мама уверена, что тот заглядывается на тетю Марину, наше соседку по даче. Она в последнее время часто заходит в гости, они мило болтают.

— И все? — уточнил Игорь.

— И все, — кивнула Лена.

Игорь помолчал. Грядущий апокалипсис мог пройти мимо.

— А мама не пробовала мило болтать вместе с ними?

Лена набралась храбрости и добавила:

— А еще папа сказал тете Марине, что никогда не ел таких вкусных ватрушек, как у нее.

— У-у-у-у-у. Это он зря, — раздался из-за двери Светкин голос. — За такое она ж может закопать и не заметить.

— Света! — возмутилась Лена.

Игорь зажмурился. Апокалипсис, потихоньку начавший отступать, радостно обрушился на голову мужчины с новой силой.

— Лена, а мама не может обижаться на папу в своей, в смысле их, квартире?

— Она говорит, что не хочет иметь ничего общего с этим человеком.

— Лена, у них, как минимум одна общая дочь.

— И не может же она оставить мать одну, когда той нужна поддержка?

Супруги спорили все громче и громче на радость притаившимся за дверью детям, как раздался звонок. За входной дверью стоял апокалипсис в виде Маргариты Альбертовны. Игорь встречал его с вымученной улыбкой и в одних семейных трусах.

* * *

Новый мир требовал новых правил. Игорь четко осознавал это, в очередной раз устраиваясь на полу темной кладовки с ноутбуком на коленях.

— Чего уставился? — буркнул он плакату, висевшему на стене с незапамятных времен. С плаката на Игоря издевательски смотрел какой-то смазливый остроухий светловолосый парень лет двадцати. “Леголас” — гласила английская надпись. Он самодовольно усмехался, иронически глядя на Игоря. Еще бы! В отличие от Игоря Леголас был абсолютно свободен, строен и подтянут.

— Посмотрел бы я на твой стройный вид после недели ежедневной тещиной выпечки, борщей, пампушек и “мяска пожирнее”, — пробормотал Игорь. Леголас тоскливо вздохнул с плаката.

И словно в подтверждение слов Игоря с кухни снова донеслось:

— Нет, ты представляешь, представляешь? Он есть ее пирожки. Никогда таких не ел, видите ли! — громыхала Маргарита Альбертовна, доставая из духовки очередной противень. — Ну и пусть ест, у нас и свои не хуже. Светик! — заметила она внучку, пытавшуюся проскользнуть в коридор, — Скушай еще пирожок.

— Бабушка, я больше не могу, я лопну, — простонала Света.

— Еще чего! Ешь. Смотри, какая худая — кожа да кости, — авторитетно заявила Маргарита Альбертовна. — Так от тебя скоро все женихи разбегутся. Хотя куда тебе еще о женихах! Я в твоем возрасте только об учебе думала, а тебе лишь бы только на по*лядушки убежать.

— Бабушка, — простонала Светка.

— Не бабушкай, — оборвала ее Маргарита Альбертовна. — Бери пирожок, с утра не ела ничего. И Валюшке отнеси, он тоже с утра из комнаты носу не кажет.

— Я не Валюшка, я Валентин, — раздалось из комнаты, — и у меня пирожки в ушах стоят уже, а утро началось всего два часа назад.

Леголас на плакате нахально улыбался.

— А ты как думал? — укоризненно ответил ему Игорь. — Тебе хорошо, у тебя там свежий воздух, горы, пение птиц по утрам. Тебя никто не будит в шесть утра в твой законный отпуск, потому что “ранний подъем полезен для психики”, — передразнил он тещу. — Лично моя психика после подъема в шесть утра хочет только одного — убивать.

Тут Игорю показалось, что Леголас сочувственно покачал головой и настойчиво посмотрел на свой лук и колчан со стрелами.

Loading...

— Ну, нет. Не могу же я застрелить собственную тещу, мать моей жены? — не согласился Игорь.

В этот момент из комнаты донеслось:

— Сделай тише мультики! Мне не слышно телефон.

— Не хочу! Это моя комната, как хочу, так и слушаю!

— Но ты же даже не смотришь!

— Зато я слушаю! Иди в свою комнату!

— В моей комнате живет бабушка, придурок малолетний!

— Тогда иди жить на кухню к пирожкам. Слопаешь их все, растолстеешь, твой Ванечка тебя бросит и не с кем будет по телефону трындеть целыми днями.

— Ах, ты!..

— Ма-а-а-а, она мне пирожок за воротник засунула!

Из комнаты раздался рев, послышались крики, возня. Игорь поморщился:

— Или могу? — в задумчивости произнес он, глядя на лук и стрелы. Леголас одобрительно подмигнул.

В этот момент кто-то дернул дверь.

— Папа, открывай, я знаю, что ты там, — прошептала Света.

Игорь поколебался, но отодвинул задвижку, впуская дочь:

— Чего тебе?

— Политического убежища, — Светка плюхнулась на пол рядом. — Еще пара пирожков, и моя жизнь не будет прежней. А еще я кого-нибудь скоро убью: или Вальку, который меня уже достал, или бабушку. Почему ее нужно было обязательно селить в моей комнате?

Игорь переглянулся с Леголасом и оба они скептически посмотрели на Свету:

— Предлагаешь в нашей?

— Почему не в Валькиной? Идеальная парочка: он лежит попой кверху, она кормит его пирожками и причитает, какой он худой.

— Не можем же мы положить бабушку спать на раскладушке?

— А меня можем? Я менее ценный член нашей семьи? Учти, еще пара таких гастрономических дней, и раскладушка сложится прямо подо мной. Прямо к соседям.

Леголас хрюкнул в колчан и снова принял задумчиво-романтичный вид.

— Пап, я больше не выдержу, — простонала Светка. — Еще пара историй про бабушкину тяжелую юность и мое кайфовое, но неценимое мной детство и я сбегу в детский дом.

В этот момент из кухни донеслось:

— Леночка, а где Игорек? Я его с самого утра не видела. Опять, небось, по своим интернетам шляется. Вот что там можно делать столько времени?

— Он там работает, мам, — послышался Ленин голос.

— Ерунда все это, а не работа. Вот грузчик — это работа. А там, небось, ходит по всяким сайтам, смотрит на чужие пирожки. А то еще Миша Мурзиков этот, вот всегда говорила, что он на твоего Игорька плохо влияет. Вот хоть бы холодильник починил, пищит каждый раз.

— Мама, он и должен пищать, это если дверца не закрыта.

— Не спорь со мной. Будет еще тут холодильник на меня пищать. И вообще у вас дома бардак постоянный. Вам надо на кухню пару шкафчиков повесить и диван у Светы в комнате поменять. Как она на нем спит — непонятно. Неудивительно, что бедная девочка сбежала на раскладушку спать.

В этот момент в кладовку снова тихо поскреблись. Все трое, включая Леголаса, удивленно посмотрели на дверь. Игорь осторожно отодвинул задвижку. На пороге стояла Лена.

— Я тоже хочу в убежище, — шепнула она, протискиваясь внутрь.

— С ума сошла, нас сейчас всех спалят! — возмутился Игорь.

— Тогда давайте выходить наружу по очереди, — не сдавалась Лена. — Вообще иди почини розетки.

— Я починил.

— Отключи пищалку на холодильнике.

— Я отключил.

— Поменяй лампочки на кухне.

— Я их уже везде поменял. И все по два раза починил за эту неделю. Могу только снова сломать, — шепнул Игорь.

— Ну, так сломай, а потом почини, — раздраженно шепнула Лена.

Леголас со Светкой понимающе посмотрели на Игоря.

— Леночка, я пока у тебя тут в шкафе переложу, а то вечно у тебя бардак на полках, — раздался голос Маргариты Альбертовны.

Игорь и Лена переглянулись.

— Мама, не надо, я сама, — пулей вылетела Лена из кладовки.

— Папа, пора как-то спасаться, — покачала головой Света. Леголас согласно кивнул с плаката.

* * *

Постапокалиптический ужин плавно подходил к своему завершению, когда в квартире Никифоренко раздался телефонный звонок.

— Мама, это тебя, — Лена протянула трубку Маргарите Альбертовне.

— Кто там? — удивилась бабушка, поднося трубку к уху. — Да?.. Нет, я не передумала… Да что ты говоришь?.. Ну, у нее же пирожки, — трагично вздохнула Маргарита Альбертовна. — Правда? Да что ты говоришь? — в голосе ее слышалось еле скрытое ликование. — Я даже не знаю, что тебе на это сказать… Так и быть я подумаю, — холодно произнесла она и положила трубку.

Вся семья замерла в ожидании.

— Чего сидим? — встрепенулась Маргарита Альбертовна. — Надо быстро собрать вещи и ехать на дачу.

— Мама, а как же пирожки и тетя Марина? — недоуменно произнесла Лена. Под столом Игорь и Света одновременно пнули ее с двух сторон.

— Да, и пирожки надо захватить, — кивнула бабушка. — А то он там совсем оголодал. Она ж кроме пирожков ничего готовить не умеет. Представляешь, умудрилась твоего отца отравить обычным борщом, — начала рассказывать бабушка, уходя в комнату собирать вещи.

Валентин с радостным криком выбежал из-за стола, чтобы помочь бабушке.

— Слушай, он правда борщом отравился? — озабоченно шепнула Светка Игорю.

— Понятия не имею. Но я его честно предупредил, что если он ее не уговорит вернуться, то на остаток лета мы ему на дачу Вальку привезем. С барабаном и дудочкой.

— Отлично, — прошептала Света. — Там пирожок еще остался?

— С капустой. Будешь?

— Ага.

Игорь довольно вздохнул. Мир возвращался к своему доапокалиптическому состоянию. В темной кладовке удовлетворенно хмыкнул один Леголас.

Автор: Наталия Пуре

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...