Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...

Некто из темноты

– Петя, сходи в чулан и принеси ножовку! — крикнул из сада шестилетнему мальчику отец. — Мне тут нужно одну ветку сухую отпилить!

– Хорошо, папа, — ответил ребенок, а самого его затрясло от одной только мысли про чулан.

Страх, который испытывал Петя перед этим с виду обыкновенным помещением, где хранились разные инструменты, был настолько велик, что он даже ясным солнечным днем старался обходить чулан стороной. Мальчик никому не рассказывал о своем страхе, ведь папа всегда говорил, что настоящий мужчина ничего не должен бояться.

Вот Петя всеми силами и показывал отцу, что он ничего не боится. Хотя в мыслях, особенно, когда оставался дома один, его всегда посещали кошмары: то половица скрипнет, то кот зашипит на нечто, невидимое человеческому глазу, то ворона клювом постучит в окно. Сколько всего непонятного приходилось бояться, что и не счесть. Но ему удавалось скрывать от взрослых свой страх.

Мальчик дрожащей рукой прикоснулся к ручке чулана, и дверь медленно, со скрипом, начала отворяться.

– Ну, где ты там, сынок? — вновь раздался голос отца.

– Иду-иду, папа! — крикнул в ответ мальчик. — Сейчас, только ее сниму с гвоздя.

Подняв голову, Петя уже мысленно снял ножовку и, что было силы, убегал вместе с ней в сад – подальше от этого страшного места. Но это будет лишь через минуту, а пока нужно собраться с духом и поставить старый табурет к стене, да попробовать на него встать.

Мальчик глубоко вздохнул, взял у входа табурет и поставил его вплотную к самой стене, на гвозде которой висела нужная папе ножовка. Потом кое-как вскарабкался на него и, дотянувшись до инструмента, выдохнул с облегчением. Вдруг порывом ветра дверь закрылась. Хоть она и была рассохшаяся, и через щели проникал свет в этот темный чулан, но это никак не могло повлиять на то, что произошло далее. Петя от неожиданности потерял равновесие и с грохотом упал со своего пьедестала, благо, ножовка отлетела в сторону и не поранила его. Потирая синяк рукой, мальчик встал на ноги и, вглядываясь в темноту, вдруг услышал тихий, но очень странный голос:

– Ты не ушибся, малыш?

– Кто здесь? — мальчик прерывисто задышал и, пытаясь разглядеть своего собеседника, добавил. — Локоть немного поцарапал.

– Я Некто, — ответил голос.

– Некто? — переспросил Петя.

– Да, Некто. А что?

– Странное имя, — продолжил мальчик.

– А́ тебя-то как самого зовут? — спросил голос.

– Петя! — гордо ответил мальчуган.

– Да уж! У тебя имя тоже не лучше. Петя! Что за Петя, куда Петя — непонятно, — ответил Некто.

– А почему ты в темноте сидишь? — прервал рассуждения своего нового знакомого малыш.

– Честно?

– Конечно, честно! — настаивал ребенок.

– Ну, если честно, то я боюсь света! — ответил Некто. — Очень сильно боюсь, просто не передать словами.

– Вот тебе раз, — ответил Петя. — А я как раз боюсь темноты.

– Ты действительно, Петя, странный, и имя у тебя странное. Как можно бояться темноты, если темнота – мой дом? — удивился новый знакомый. — Ладно, держи свою вещь и больше постарайся не падать.

Петя ощутил, как что-то коснулось его ладони. Сжав руку, он понял, что это ножовка. А еще через секунду дверь открылась, и солнечный свет полностью заполнил чулан.

Мальчик сразу же выбежал из помещения, но, немного постояв на пороге, подумал и достал из кармана конфету. Быстро забежал обратно и, положив ее на табурет, крикнул:

– Это тебе, Некто! Спасибо за помощь!

Петя смотрел телевизор и слышал, как папа громко и на повышенных тонах с кем-то разговаривал по телефону. Казалось даже, что он сдерживается из последних сил, чтобы не разбить трубку об стол. Но каждый раз, когда его взгляд встречался с взглядом сына, он брал себя в руки и продолжал беседу:

– Я знаю, что я вам должен. Ну, подождите еще немного, скоро со мной рассчитаются, и я все верну.

– Мы не можем больше ждать, — было слышно голос из трубки. — Ты и так все сроки исчерпал.

– Я же говорю, это не по моей вине. Как только деньги поступят на счет…

– Мы будем решать, что нам с тобой делать. А пока не вздумай даже прятаться, будет только хуже. Ты и сам прекрасно знаешь, — продолжал голос из трубки.

Петя понимал, что отец попал в какую-то неприятность. Но детский ум никак не мог понять, почему тот злой дядя на другом конце провода не хочет подождать.

Ведь его папа – самый честный папа в мире! Если что-то обещает, всегда это сделает, несмотря ни на что. За этими рассуждениями мальчик вышел во двор и незаметно для себя оказался возле двери того самого чулана, в котором живет его новый друг Некто.

Мальчик подошел к двери и тихонько спросил:

– Некто, ты здесь? Я тебе печеньку принёс.

И достал из кармана квадратную печенюшку с надписью «Топленое молоко», просунул её в щель. С той стороны кто-то подхватил лакомство, и через пару секунд мальчик услышал хруст.

– А я думал, что ты больше не придешь, — ответил голос из-за двери. — Тебя так долго не было.

– Извини, я все еще немного побаиваюсь, — виновато пролепетал Петя. — Но я скоро привыкну.

– А кого ты побаиваешься? Меня? — спросил Некто.

– Не то, чтобы тебя, а вообще всего странного и непонятного, — ответил ребенок.

– Что же тут странного? Темнота — место, где я живу. Здесь никто никого не обижает. Не то, что на свету, — доедая последний кусочек печенья, сказал Некто.

– Ну да, ты прав. Моего папу кто-то по телефону обижает. Как ты говоришь – «на свету». А если папа пойдет в темноту? Его никто не обидит? — вдруг спросил ребенок у своего нового друга.

– Клянусь! — ответил голос. — Никто и никогда не сможет обидеть ни тебя, ни твоего папу, если вы окажетесь в темноте. У меня с этим строго, я своих друзей никому в обиду не дам!

– Вот здорово! — радостно завопил малыш. — Я тогда папе так и скажу, чтобы он знал, что в темноте у нас есть друзья.

– Пока ничего не говори, — вдруг прервал радужные мысли Некто. — Взрослые не особо верят детям, особенно, таким маленьким, как ты.

– Это еще почему? — удивился мальчик.

– А потому что они – совсем другие, и у них сердце закрыто для таких, как я. Им проще сказать, что я не существую, чем поверить, что я реален, — обиженно произнес голос. — И тут даже дело не в твоем папе.

– Нет, мой папа поверит, он не такой! Ты его совсем не знаешь! — настоял на своем ребенок и, развернувшись, побежал в дом к своему папе рассказать о новом друге и о том, что он больше не боится темноты.

Ночью начался дождь, молния своими яркими вспышками ярко освещала все вокруг, а гром был такой сильный, что казалось, только от его грохота вылетят все окна в доме. К счастью мальчика, ничего такого не происходило, и все его страхи так и оставались страхами, которые не могли воплотиться в реальности.

– Петя, ты спишь? — вдруг раздался из угла комнаты знакомый голос.

– Некто, это ты? — ответил мальчик.

– Я. Кто же ещё?

– А почему ты не в чулане? — спросил Петя.

– Ты знаешь, не хотел тебе говорить, но я очень боюсь молний. Даже сильнее солнечного света. Они кажутся такими злыми, — ответил из темноты его новый друг.

– Нет, это просто так кажется. Иди ко мне, я ничего не боюсь. Мне еще папа говорил, что молния – всего лишь электрический разряд. И он, если его не провоцировать, ничего плохого не сделает.

– Какой твой папа умный! А как это «провоцировать»? — озадачился Некто.

– Как-как! Не гулять во время грозы под дождем, вот как! — ответил Петя.

– Здорово, а я и не знал, — ответил голос. — Нужно запомнить!

– А ты все время ночью гуляешь? — вдруг сел на край кровати мальчик.

– Ну да, а что мне еще делать? — ответил Некто.

– Так значит, это ты скрипел половицами, когда я один был дома? — грозно спросил ребенок.

– Ну, я, но я не виноват, что ваши полы рассохлись. Скрипят, как деревья в лесу, — начал было оправдываться новый друг.

– А кот на тебя шипел? — не переставал допытываться мальчик.

– И это ты знаешь? Да, на меня, я у него немного молока выпил. Уж и молока попробовать нельзя, твой кот – жадина! — не сдавался Некто.

«А ворона в окне просто со мной здоровалась», — пытаясь предупредить еще один вопрос, добавил он.

– Теперь все стало на свои места. И я понимаю, что действительно нечего бояться! Все, как ты и говорил раньше! — подытожил Петя. — А ты, если хочешь, оставайся у меня до утра, тут места всем хватит.

– Спасибо, Петя, и, вправду, посижу еще чуть-чуть, мало ли что… Вдруг молния не знает, что я про нее многое понял, и как треснет мне по шее…

Мальчик и его друг начали смеяться, а молния все также продолжала рассекать небо своими яркими линиями.

– А почему тебя зовут Некто? — убирая в чулане разбросанные инструменты, спросил Петя. — Я, конечно, понимаю, что имена бывают разные, но твое имя я больше ни у кого не встречал.

В темном углу что-то зашевелилось, и голос задумчиво сказал:

– Раньше меня вообще никак не звали. Это твой дедушка меня так назвал.

– Ты и моего дедушку знал? — удивился ребенок.

– Конечно, это же он мне предложил жить в его чулане. Раньше я в лесной норе жил. Должен сказать, не самое лучшее место. Постоянно потолок осыпался, после дождя вода заливала весь пол. Приходилось стоя спать. Просто ужас, — начал вспоминать Некто.

– А как же ты моего дедушку встретил? Расскажи, пожалуйста, мне так интересно! — не унимался Петя.

– Как-как… Просто. Сижу однажды я вечером в своей норе, слышу, кто-то громко сам с собой разговаривает. Ну, думаю, посмотрю, кто там шумит...

Однажды вечером дедушка мальчика Иван Иванович решил сходить в соседнюю деревню к своему другу Петру Тимофеевичу. Тот был знатным жестянщиком. Нужно было отнести ему пару кусочков жести, которая у него осталась после ремонта крыши, чтобы тот смастерил флюгер.

– А что тут идти? Пойду через лес, так и назад засветло вернусь, — говорил сам себе Иван Иванович. — Поклажа не тяжелая. Дорогу я знаю. Мигом обернусь.

Но в лесу дедушка Пети сбился с дороги, и, чем дальше он шел в лес, тем становилось понятнее, что Иван Иванович всё-таки заблудился. И память, на которую он так надеялся, опять его подвела. Он присел возле поваленного, видимо, молнией дерева и решил больше никуда не идти.

– Хватит! Буду утра здесь дожидаться. Как это я дорогу забыл? Ведь еще недавно тропинка была. Наверное, заросла дорожка. Кроме меня по ней никто и не ходил. А я привык в последнее время на велосипеде ездить по своим делам. А у леса что? Раз тропинка не нужна, и никто ею не пользуется, так сразу травой и кустарниками зарастает.

Положив рядом с собой сверток, Иван Иванович снял куртку и, сев спиной к стволу дерева, укрылся ею, как одеялом. На небе появились звезды, на лес опустилась ночь.

– Что, заблудился? — раздался рядом тихий голос.

– Ну, да, — ответил старик. — Хорошо, что дети в городе, а то бы только волновались всю ночь, куда я подевался. А так пережду здесь, я леса и темноты не боюсь.

– А хочешь, я тебя домой проведу? — спросил у мужчины все тот же голос.

– Домой, домой. Было бы, конечно, неплохо. Постой! А кто это со мной разговаривает? — вдруг опомнился Иван Иванович.

– Я.

Loading...

– Кто «я»? — переспросил старик.

– Не знаю, у меня нет имени. Как и дома. Вот, живу в норе, а в ней сыро и неуютно, — ответил незнакомец. — Я в ней днем от света прячусь. А ночью гуляю

– А, понятно. Ты ночной житель. Ну, если можешь, то проведи меня до моего дома. А то и, в самом деле, еще ревматизм подхвачу, — Иван Иванович встал, отряхнул куртку и последовал за невидимым новым знакомым, который без умолку что-то рассказывал старику и предупреждал его о каждой кочке и пне на дороге. Чтобы тот случайно не споткнулся и не упал.

– А что ты умеешь еще, кроме, как видеть в темноте? — продолжал расспрашивать своего провожатого Иван Иванович.

– За порядком следить. И да… Я ужасный чистюля. У меня в норе всегда подметено. Хотя крыша постоянно осыпается и осыпается, — ответил незнакомец, ступая впереди. — А еще я могу охранять. Я в последнее время лес охраняю. Зверушек от браконьеров спасаю, следы запутываю. Волкам спуску не даю. А, если нужно, то и напугать могу непрошеных гостей.

Так незаметно, за разговором, новый знакомый и довел старика до его дома. Иван Иванович, почесав затылок, вдруг сказал:

– Слушай, а живи у меня в чулане, если хочешь. Там темно и сухо. По ночам будешь ходить в лес, а днем тут отдыхать. Заодно и за домом приглядывать, когда никого не будет. Вдвоем, знаешь, веселее.

– А что такое чулан?

– Вот, смотри, — и старик открыл дверь.

Незнакомец зашел внутрь, широко улыбнулся. Трогая инструменты, которые хаотично валялись на верстаке, ответил:

– Хорошо. Но с одним условием!

– С каким?

– Я наведу здесь порядок, — ответил незнакомец.

– Как хочешь. Я все равно старый. Да и сил нет прежних мастерить что-нибудь, — ответил Иван Иванович. Еще раз поблагодарив за помощь незнакомца, он пошел спать.

На следующий день к старику приехали в гости его дети и, заслышав шум в чулане, спросили:

– А что это за шум? Кто у тебя в чулане хозяйничает?

– Кто, кто? Некто, чистюля! — ответил мужчина.

Как только открыл дверь, все ахнули. Весь инструмент висел или лежал на своих местах. В помещении все было подметено и сложено. А в углу, за ширмой, чуть слышно кто-то тихонько похрапывал.

– Да шучу я, шучу. Вот, вчера прибрался тут. А там, в углу, кот себе место облюбовал, — закрывая дверь, говорил Иван Иванович в ответ на удивленные взгляды детей. — Пусть спит, а то всю ночь мышей ловил.

– Вот так с тех пор и живу здесь, — закончил свой рассказ Некто. — И знаю свое имя, которое мне дал твой дед.

– Теперь я понимаю, почему тебя так зовут, — ответил мальчик. — Некто чистюля, вот твое полное имя.

– Нет, чистюля лишнее. Мне больше нравится — Некто. Некто из темноты! — пытался сказать новый друг мальчика грозным голосом, но вдруг поперхнулся, закашлялся, и они оба засмеялись над его неудачным розыгрышем.

Ночью папа тихо подошел к спящему мальчику и, легонько зажав ему рот, чтобы тот не закричал, когда проснётся, шепотом сказал:

– Петя, не пугайся, это папа. Вставай, сынок, потихоньку и одевайся. Я тебя через окно на кухне опущу в сад. А ты беги в сарай и спрячься там, пока я тут все не улажу.

– А что случилось, папа? — тоже тихо спросил мальчик, понимая – раз отец так делает, значит, на то есть серьезная причина.

– К нам незваные гости пожаловали, сейчас я их выпровожу – и всё. Но лучше, чтобы они тебя не видели. Они плохие люди, мало ли что. Ничего не бойся, всё будет хорошо. Давай пошли!

Отец открыл окно, придерживая за руки мальчика, бесшумно опустил на траву. — Беги, сынок, и, что бы ни случилось, не заходи в дом. Пока я сам за тобой не приду.

– Хорошо, папа! — сказал мальчик и побежал в сарай.

Сарай стоял прямо за садом, и его днем практически не видно из-за деревьев, а ночью – тем более. И люди, которые раньше здесь не бывали, в жизни не догадаются, что за садом находится большой, похожий на амбар сарай. Тем более, ночью. Мальчик бежал, не оглядываясь, как вдруг услышал знакомый голос за спиной:

– Куда собрался, Петя? Среди ночи-то?

– Тихо, не шуми, — запыхавшись, ответил ребенок. — Мне папа сказал в сарае спрятаться.

– У вас с папой игра такая, что ли? — поинтересовался Петин друг.

– Если бы! Папа сказал, что к нам непрошеные гости пожаловали, и что мне нужно спрятаться.

– Непрошеные, говоришь… Это непорядок! А ну, пошли назад! Я сейчас их всех выпровожу так, что дорогу сюда навсегда забудут!

– Но папа сказал… – начал было Петя

– «Пяпя сказал, пяпя сказал», — передразнил Некто своего маленького друга. — Да ты знаешь, кто я? Да я…

– Хватит уже задаваться! Если хочешь помочь, так помоги. Или пошли вместе в сарай спрячемся.

– Ну ладно. Давай посидим пока в сарае. Мне нужно подумать, что и как, — ответил Некто и медленно полез за мальчиком по лестнице на сеновал.

– Что-то долго папы нет, — забеспокоился Петя.

– Действительно, я себе все ноги отсидел, и спины отлежал, и руки… – решил подбодрить мальчика Некто.

– Какие спины? — недовольно сказал ребенок. — У человека одна спина!

– А у меня три! — ответил Петин друг. — И рук восемь, и ног… Подожди, а сколько у меня ног? Четыре? Забыл совсем. Или шесть?

Мальчик засмеялся, глядя в темноте на что-то, копошащееся на сене.

– Вот умора, восемь рук! Смешнее ничего не слышал!

Вдруг дверь сарая приоткрылась, и кто-то с фонариком зашел внутрь.

– Папа! — радостно закричал мальчик. — Это ты?

Ответа не последовало, лишь только было слышно, что кто-то взбирается по лестнице на сеновал, попутно подсвечивая себе на ней перекладины.

– Ты, Петя, закрой глаза, — вдруг обратился к мальчику Некто. — Тебе этого не нужно видеть. Сейчас я узнаю, кто к нам карабкается.

Петя спрятался в самом углу и закрыл ладошками оба глаза. На лестнице показалась голова неизвестного мужчины, он своим фонарем начал крутить из стороны в сторону, пытаясь разглядеть мальчика, голос которого слышал. Рядом с ним что-то зашевелилось под сеном.

– Вот ты и попался, малец! — довольно произнес мужчина и начал руками разбрасывать сено по бокам, чтобы добраться до того, кто под ним прятался.

И как только он убрал последнюю часть, то увидел самое страшное, что ему приходилось видеть в своей жизни. На него смотрела морда с клыками и высунутым длинным, как у змеи, языком, глазами странного желтого цвета, которые, когда открылись полностью, начали светиться ярче фонаря. Мужчина онемел от ужаса и хотел было рвануть назад, но восемь длинных рук, похожих на лапы гигантского тарантула, крепко держали свою жертву. Чудовище открыло рот, и незнакомец услышал шипящий тихий голос:

– Ты что-то тут потерял?

Ответа не последовало, мужчина лишь бешено закрутил головой, давая знать чудовищу, что он ничего не терял.

– Тогда можешь идти, — прошипело чудовище. — Только тихо, а то догоню.

Как только лапы отпустили жертву, та, ни проронив ни звука, выбежала за сарай и, что было силы, бросилась бежать, куда глаза глядят.

– Что ты ему такое сказал? — вдруг из угла раздался голос мальчика.

Некто, растворившись в темноте, довольно произнес:

– Да ничего такого. Сказал ему, чтобы он не шумел и просто уходил.

– Странно, он так побежал, — недоверчиво произнес ребенок.

– Ничего странного, — ответил Петин друг. — Обычно все так и делают, когда я их прошу. Никто ни разу еще не сказал, что хочет со мной остаться. Ладно, пошли, я и других попрошу. А то они, действительно, тут задержались.

Мальчик и его друг ловко спустились по лестнице и, взявшись за руки, пошли к дому.

В комнате, привязанный к стулу, сидел Петин папа, а трое незнакомцев выворачивали все из шкафа в надежде что-нибудь там найти. Вдруг дверь со скрипом отворилась, и они увидели на пороге мальчика, который сказал:

– Сейчас я закрою глазки, и на счет «пять» вы уйдете!

– Ага! — ответил один из них. — Убежим!

Но мальчик спокойно поднес ладошки к глазам и произнес:

– Один…

Время остановилось, а комната наполнилась чем-то похожим на туман, только эта дымка была черного цвета. И каждый из присутствующих увидел самое страшное, что ему доводилось когда-

либо видеть. По центру комнаты, высотой до самого потолка, стояло гигантское чудовище. Его лапы-щупальца скрутили всех так, что никто не мог пошевелиться. Оно поднимало по очереди каждого из непрошеных гостей и кидало в огромную клыкастую пасть. Те завопили в ужасе так, что их крик, казалось, был сильнее рёва самолета на взлете.

– Пять! — сказал мальчик и опустил руки.

Посередине комнаты лежали с выпученными глазами незнакомцы, никто из них не мог ничего сказать.

Мальчик недовольно сказал:

– А почему они еще тут?

Голос у него за спиной сказал:

– Еще раз посчитай, только уже до трех!

– Не-не-не надо, — прошептали незнакомцы и, кто на четвереньках, а кто и ползком, наперегонки, бросились из помещения. Уже через пару секунд они с криками покинули странный дом.

– Думаю, они еще долго тут не появятся, — опять раздался голос за спиной у ребенка. — Ты пока развяжи папу, а я прослежу, чтобы они ничего не забыли.

И, хлопнув входной дверью, побежал по двору с криком:

– Куда же вы, гости? А чай?

Но вдалеке раздались только вопли ужаса и шум от заведенных машин, которые так быстро стартовали со своих мест, что только облако пыли давало понять – здесь недавно очень быстро проехали автомобили.

Эпилог

– Ты своему другу печенье отнеси. Помню, ты говорил, что он «Топленое молоко» любит, — сказал папа ребенку.

– Отнес уже, — ответил мальчик. — И молока – полную кружку.

– Хорошо, тогда ложись отдыхать. И я, пожалуй, прилягу. Теперь я понимаю, про кого мне все детство говорил твой дедушка. Некто чистюля — это не просто была его выдумка, а он существует на самом деле.

В чулане на полу стояла миска с молоком, из которой лакал кот. На плече у Некто сидела ворона и держала целую печенюшку «Топленого молока». А сам Некто, доедая всю пачку печенья, довольно поглаживал свой живот и, как бы оправдываясь перед вороной и котом, говорил:

– Ну, я же не виноват, что я такой красивый. Подумаешь, не смогли оценить меня по достоинству. У меня еще несколько лиц есть. Вот, если опять кто-то сюда пожалует, я обязательно покажу остальные. А то столько лет живу, а никто меня никогда полностью и не видел.

Но кот не обращал внимания на речь хозяина ночи: он с удовольствием продолжал лакать молоко. Тем более, что Некто подлил ему еще чуть-чуть…

Автор: Александр Михан

Дорогие наши читатели! Уже более 5 лет наша команда радует вас интересными историями, рассказами, сказками, стихами... Каждый из вас нашёл на страницах нашего проекта что-то для себя... И нам очень приятно получать от вас письма и сообщения с благодарностью за наш труд и за ту радость и то удовольствие, которое вы получаете листая наши страницы! Но сегодня мы вынуждены просить вас о помощи... Мы никогда этого не делали, а сегодня вынуждены... В сложившейся ситуации в мире никто не выиграл... и не выиграет... Сегодня нам не просто... Но мы хотели бы работать и дальше! Мы хотели бы оставаться на связи! Мы хотели бы радовать и видеть вас на наших страницах! Поверьте, даже несколько рублей - это тоже помощь! Пожалуйста, поддержите наш проект! Сейчас нам очень тяжело...((

Наши читатели из США и Европы могут поддержать нас переводом на этот счёт (биткоин): bc1qx0dn68ve5mtupgzkhnyvp36h62cuys8prljvqq Мы будем вам очень благодарны за любую вашу помощь...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...