Не долго думая...

Однажды Ульяну муж назвал Юлей. Утром это было.

Муж прижался к жене, приобнял ее и прошептал на ухо:

— Доброе утро, Юля.

И сладко засопел, продолжая спать дальше.

А Ульяна проснулась. Открыла глаза и лежала, боясь шелохнуться. От ужаса она вся похолодела внутри. Как это произошло? Что могло случиться? Все ведь было хорошо? Или нет?

Муж заворочался, зевнул.

— Уля, какая ты холодная, с меня даже сон сошел. У тебя все в порядке? Лето на дворе, а ты под одеялом мерзнешь. Я сейчас чай заварю.

И муж Семен, как ни в чем ни бывало, отправился на кухню, насвистывая бодрый мотивчик.

Ульяна еще полежала немного, потом вяло встала, отправилась умываться. Ноги были словно свинцовые. В голове какой-то белый шум. Может, в самом деле, чаю выпить надо.

Муж Семен попросил оладушек. Ульяна мрачно на него посмотрела.

— Ты утром назвал меня Юлей.

— Что, милая?

— Семен, не строй из себя дурачка. Ты утром назвал меня Юлей.

— Тебе послышалось, милая. Уля, Юля, послышалось спросонья. Ты поэтому такая холодная и мрачная? Ох, женщины. Сама придумала, сама обиделась. Поеду на работу голодным.

***

Ульяна еще побродила по дому, пытаясь прийти в себя, полила цветы, напекла оладушек, быстро оделась и поехала к мужу на работу. Наверное, в самом деле послышалось. Уля, Юля. Действительно.

*** *** ***

В приемной мужа обнаружилась новая секретарша. У Ульяны засосало под ложечкой. В голове снова заворочались утренние страхи.

Секретарша была молодая, красивая, грива рыжих кудрявых волос, грудь колесом.

— Семен Юрьевич занят и сегодня не принимает. Я могу вас записать к нему на следующую неделю.

— Лучше себя к нему на прием запиши, тебе будет нужнее, — неожиданно вырвалось из Ульяны.

— Что, простите? — Секретарша округлила и без того большие глаза. — Женщина, вы кто?

— Горемычко. Ульяна Викторовна. Жена Семена Юрьевича. А ну, отошла. Понаберут тут всяких болонок уличных.

И тут динамик сказал радостным голосом Семена:

— Юленька, а принеси-ка мне кофейку. Юленька?

Ульяна хмыкнула.

— Ну, делай давай. А я отнесу.

***

— Ульяночка? — залепетал Семен, увидев жену с подносом у себя в кабинете. — Что-то случилось?

— Вот твой кофе. А я принесла тебе оладушек. Заявление на развод получишь по почте. Приятного аппетита.

— Ульяна, черт возьми, что происходит? — стал сердиться муж. — С самого утра как ведьма на помеле.

— Ведьма у тебя в приемной сидит. Почему у нее волосы не убраны? Такой солидный дантист и такая вульгарная секретарша, дёшево как-то, Семен Юрьич.

— Ульяна, прекрати. Хватит. Я не выношу истерик. Знаешь, что? Я недельку на даче поживу. Подожду, пока ты успокоишься. Остынешь — позвони.

— Поздно, Семен. Я серьезно. Я не буду терпеть измен. Я такое не прощаю. Просто скажи, на будущее, чтобы знала: почему?

Семен устало вздохнул, глотнул кофе и поморщился.

— Варвара уволилась. Юлю я взял по ее рекомендации.

— Давно?

— Месяц назад, — нехотя ответил Семен, отводя взгляд.

— А мне почему ничего не сказал? Ты всегда делился новостями.

— Я не рассчитывал, что Юля у меня задержится. А она отлично справляется.

— Не сомневаюсь.

— По работе! — побагровел Семен. — Она отлично справляется по работе!

— И не только.

— Это вышло случайно! Я не хотел!

— Не хотел бы, не изменил. Я сегодня же соберу вещи и перееду.

— Куда? — стал нервничать Семен. — Я же сказал, я неделю поживу на даче, просто успокойся. Уля, я не хочу разводиться!

— Но придется. Я не смогу слышать свое имя из твоих уст. Уля, Юля. Твоя рыжая секретарша постоянно будет стоять у меня перед глазами. Не разрушай мне психику окончательно. У меня и без того работа нервная. Я с детьми работаю.

— Куда ты пойдешь? Оставайся в квартире.

— Зачем мне твоя квартира? У меня свой дом есть.

— В этой глуши? Старый деревянный дом?

— Это мой дом. И точка.

*** *** *** *** *** ***

Дом остался от родителей и навевал тоску. Ульяна захотела плакать. Столько воспоминаний. И нет ничего. Только запах затхлый.

Подруга Нелька рядом тоже канючила:

— Ты не сможешь здесь жить, Улька, не дури. Возвращайся в квартиру. А там что-нибудь придумаешь. Продашь этот дом, возьмешь ипотеку. А там, глядишь...

— Не надо там глядеть, проехали. Я не смогу. А ты бы смогла?

— Не знаю, как бы я повела себя, окажись на твоем месте.

Ульяна прошлась по дому и везде открыла окна.

— Кстати, прекрасно здесь можно будет жить. Со временем. Дом добротный. От поселка до города пятнадцать минут езды на машине. Я смотрю, городские этот поселок облюбовали. Сколько домов понастроили. Наверное, коммуникации уже давно все подведены. Я здесь за пять лет и не была ни разу.

— Так-то оно так, но это ж сколько работы! А жить прямо вот сегодня надо. Может, у меня немножко поживешь?

— Где? В кладовке?

— Сашка уехала на каникулы к моей маме, — обиженно засопела Нелька. — В ее комнате можешь пожить до осени.

— Комната подростка неприкосновенна, что ты за мать. А еще педагог.

— Да ну тебя, — Нелька махнула рукой.

— Чувствуешь, как пахнет? — вдруг спросила Ульяна. — Травой пахнет. Дачей. Детством.

— Да, трава здесь вымахала, конечно. Косить надо. Улька, ты не справишься.

— Я разберусь. Сейчас можно заказать бригаду, чтобы участок перекопали. Накопления у меня есть. Неплохие, наверное. Я эти пять лет, как Семен открыл частную клинику, на его деньги жила. Он считал мою зарплату развлечением. Так и говорил, чтобы откладывала на развлечения.

— Хороший ведь мужик, — вздохнула Нелька.

— Я тоже так думала. А оно вот что. Тяжело на душе.

— Да уж представляю.

— Даже не представляешь. Думала, этой Юленьке зубы передние вышибу, пусть ей потом Семен новые делает. Да куда мне. Она молодая, здоровая, как бы сама без зубов не осталась.

— А ты старая и больная, да? — фыркнула Нелька. — В сорок лет жизнь только начинается.

— Как это все объяснить Полине? Даже думать об этом не хочу. Разведемся — сообщу. А то учебу бросит, приедет мирить, уговаривать, не хочу.

— И ее можно понять. Двадцать лет ведь вместе. Не жалко?

— Жалко у пчелки в попке. Отстань, — отмахнулась Ульяна.

— Жестокая ты, — удивилась Нелька. — Я думала, рыдать будешь.

— Не дождетесь.

— Это у тебя стресс так сказывается.

— Возможно. Ладно. Ты поддержать меня хотела? На. Ведро подержи. Сейчас воду набирать пойдем. Полы помою, окна, пыль протру.

— Лучше бы в отеле пожила. А потом бы... Нет, ты правда собираешься с этим домом возиться?

— А почему нет? Это дом моих родителей. Не хочу его сносить. И продавать.

— Ну и наняла бы дизайнеров и строителей, пусть бы тут все в порядок приводили, а то сорвалась вот так сразу. Это же ваша общая квартира.

— Не хочу там оставаться.

— Ты ее делить не будешь, что ли?

— Думаю, Семен нам с дочерью ее оставит, у него дача. А там уж как Полина решит. В принципе, это ее квартира. Мне она не нужна.

— Да, Семен такую дачу отгрохал, элитный коттедж, лучше бы его вам оставил. И туалет там есть, и вода.

— И здесь все будет. Хватит ныть, поддержки от тебя, конечно... На колонку почапали, если не передумала.

— А колодец?

— Не люблю я колодцы. Да и прогуляться охота. Окрестности осмотреть.

Loading...

*** *** *** *** ***

Колонки на прежнем месте не оказалось. Там оказался новый и красивый дом за достаточно высоким забором.

— Ну, я не удивлена, — скептически изрекла Нелька. — Столько лет прошло. Смотри, как ваши дома рядом. Как пить дать, захотят расширяться.

— С чего ты взяла?

— А ты дом обойди. Обойди. У них забор с трех сторон. А к стороне твоего дома колышки только. Искали, наверное, кто хозяин дома, а тут ты.

— Может, забор еще поставить не успели.

— Ну-ну. Ой, смотри, машина сюда едет. Никак хозяева пожаловали.

— Тебе, Нелька, только сказки рассказывать.

— Жизнь, порой, удивительнее сказок. Ой, глянь, какой мужик, ничего такой, да?

— Нелька, заткнись. Я переживаю развод и предательство. Мне не до мужиков.

— А чего ты тогда стоишь тут, как приклеенная?

— Спрошу у этого мужика, где колонка, мне вода нужна.

— Ну-ну.

Ульяна решительно не знала, с чего ее подруга приняла этого мужчину за «ничего такого». Неприветливый. Даже головой не кивнул. Встал у своей машины, руки в карманах, и молчит. И Нелька, главное, молчит. А так ее не заткнешь. Подруга, называется.

Мужчина, наконец, кашлянул.

— Надо чего? — поинтересовался.

— Ага, дров наколоть, — отозвалась Ульяна.

Мужчина покачался с пятки на носок.

— Можно и наколоть. Вы не этого дома, случайно, хозяйка?

— Этого самого. Вообще-то, тут раньше колонка была. Мне вода нужна.

— Ну, извините. Можете у меня в колодце набрать.

— А других колонок тут нет?

— Давно уже нет.

— Ладно, к своему колодцу пойду.

 

— А что ж сразу к нему не пошли?

— Не люблю я колодцы, ясно?

— У тебя питьевая вода есть? — зашептала Нелька.

— Да уж не дура, взяла. Слушай, поезжай уже домой, только нервируешь.

*** *** ***

Утром Ульяну разбудил поросячий визг. Как в детстве. Только в доме не пахло пирожками. Никто не ходил. Не хлопала дверь. Опять навернулись слезы. Вот дура, зачем сюда приехала? Это от стресса, наверное.

Но тут снова раздался визг. Так, откуда тут свинья?

А еще шаги. Ульяна слышала, как за окном кто-то ходил и шумел травой.

-Эй,кто тут? Я полицию вызову!

— Не бойтесь, это сосед. Мне нужно забрать у вас Гектора.

Ульяна, как была в пижаме, вышла на крыльцо.

— Какой Гектор? Что вы мне голову морочите?

— Гектор! — не слушая сердитую Ульяну, крикнул мужчина вглубь заросшего огорода.

Трава зашевелилась, раздалось похрюкивание, а затем из зарослей показался поросячий пятачок.

— Гектор, не бойся, выходи, пойдем домой, дурачок.

Поросенок выбрался из травы и опасливо обошел Ульяну. Он был небольшой и черный. Ульяна таких никогда не видела.

— Породистый?

— Честно говоря, я в поросятах совершенно не разбираюсь.

— Зачем же вам поросенок?

— Он не мой. Забрел как-то ко мне на участок и обосновался в сарае. Я весь поселок объездил, никто никаких поросят не ищет. Да и привязался я к нему, честно говоря. Не очень старался искать. Гектор — друг. А вдруг его зарезать хотели, он сбежал, а я его обратно верну?

— Как вы очутились в поселке с таким мышлением?

— С каким? — обиделся мужчина. — Здесь природа, свежий воздух, тихо, спокойно, город рядом. Вы тоже, смотрю, не деревенская.

— С чего вы взяли?

— Во-первых, я за три года вас тут впервые вижу, во — вторых, у вас огород травой зарос. А еще вы красивая.

— Так, мужчина, — вспыхнула Ульяна, — Давайте обойдемся без этого всего. У меня развод через неделю, у меня стресс. И психоз. Я и покалечить могу. Вообще-то, я здесь выросла, здесь тогда у всех поросята были. Прекратите так смотреть на мои руки. Я топором из сосны могу березу вырубить.

— Гектор, пойдем, нам тут опасно. Только вы не очень-то психуйте, пожалуйста. Я еще забор поставить не успел, в Гектору ваша трава очень уж нравится.

— Детей и животных не обижаю. До свидания.

*** *** *** *** ***

На следующее утро Ульяну разбудил собачий скулеж. Безобразие. То свиньи, то соседи, то собаки, а она, может быть, сюда приехала, чтобы наедине побыть и разобраться с мыслями.

Вчера за весь день так ничего и не сделала. Шаталась по окрестностям и в местный супермаркет зашла. Даже не вызвала никого, чтобы участок перекопали. Ну, перекопают его, и что? Пусть уж лучше трава растет.

Скулеж повторился прямо под окном. Ульяна вздохнула, вышла на крыльцо, увидела щенка.

***

Сосед долго не открывал ворота, Ульяна уже начала нервничать. Наконец, щелкнул замок и заспанный сосед предстал перед ее взором. На нем была пижама, почти как на Ульяне. Рядом похрюкивал Гектор.

— Это ваш щенок? — в нетерпении спросила Ульяна.

— С чего вы взяли?

— У вас забора нет, поросята к вам забредают, может, и собаки тоже.

— А вы не хотите себе щенка оставить? В частном доме собака нужна. Я как раз на неделе собирался в собачий приют ехать.

— У меня никогда не было собаки. А вы даже с поросенком разобрались.

— Ну, что ж. Буду считать это вашим соседским подарком. Спасибо. А хотите, имя ему придумайте.

— Ну, пусть будет Арс. Красиво.

— Только не Арс. Меня Арсений зовут. Нехорошо как-то звать свою собаку своим же именем.

— Тогда пусть будет Чук. Гек у вас уже есть. У ваших ног хрюкает.

— Чук и Гек? Чудесно! Спасибо вам еще раз! А вас как зовут?

— Ульяна.

— Красиво имя.

— Ну, я пойду, — нерешительно сказала Ульяна, оставаясь на месте.

Уходить не хотелось. Тут и поросенок, и щенок, а у нее — тоска и воспоминания.

— Уйти вы всегда успеете. Давайте займемся щенком. Я научу вас обращаться с собаками. А там и своего пса заведете. Будет дом ваш охранять, — предложил сосед, заметив замешательство Ульяны.

А он действительно ничего такой, как говорила Нелька. А Нелька фигни не скажет. Вот говорила же она ей, что не стоит выходить замуж за человека с фамилией Горемычко, а то горя намыкается. Как в воду глядела.

А Ульяне фамилия показалась забавной. Вот и забавляется теперь в доме без воды и с туалетом на улице. Ульяна почесала коленку. Сейчас бы в душ.

— А что у вас тут? Пижамная вечеринка? — вдруг услышала Ульяна голос мужа Семена.

*** *** *** *** ***

— Знакомьтесь, — вздохнула Ульяна. — Семен, это Арсений. Арсений, это Семен. Мой муж. В перспективе — бывший. Ты зачем сюда? И как меня нашел?

— А что тут искать? А у тебя калитка нараспашку. И дверь в доме. А затем я здесь, что хотел спросить, не передумала ли ты разводиться. Но вижу, что нет. А еще сцены мне разыгрывала, сама тоже, да? И давно это у вас?

— Давно, — вдруг серьезно сказал Арсений. — Ульяна не хотела вас расстраивать. Но раз уж все так получилось... Какого числа у вас развод? Мы в этот день и поженимся, да, милая?

Ульяна икнула и решила держать нейтралитет.

— Ясно, — протянул Семен. — Дочь тут ко мне наведывалась. Думала, дача пустая. С парнем приехала. Ты с дочерью поговори. Она, наверное, звонит тебе. А ты тут красуешься.

Семен махнул рукой и вышел за ворота. Ульяна вопросительно посмотрела на соседа.

— И зачем вы так?

— А как еще? У вас дом старый. Ни воды, ни газа, туалет на улице, вы же постоянно ко мне бегать будете. И всех уличных животных ко мне перетаскаете. Так что давайте сразу. Переезжайте ко мне. Все равно мне от вас не избавиться. Я, кстати, не против. Мы с женой давно развелись. Одному скучно. А случайные женщины мне не нужны. Вы соглашайтесь. Детей рожать не будем. Нам животных хватит. У вас дочь уже есть. У меня их целых две. Так что поживем в свое удовольствие. И дом я ваш перестрою. Вам, наверное, там тоскливо. И, может, начнем на «ты»?

— Мужчина, вы в своем уме? Откуда я знаю, может, вы маньяк. Не приближайтесь ко мне. Я переживаю развод и предательство. Я вас предупредила.

Через год они поженились и завели кота.

Автор: Орешниковая Соня

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...