Не больно

Семён Юрьевич Ушаков бегал вокруг стола, ругаясь про себя последними словами. Жена — Тамара Григорьевна — сидела довольная в кресле. Только что она застала своего мужа в постели с молоденькой секретаршей. Теперь новая машина была ей обеспечена. Сообразив, что нужно поменять выражение лица, Тамара закрыла его руками. Когда она убрала руки и посмотрела на мужа, в глазах стояли слёзы. Сжимая в руке носовой платок, начала:

— Семён! Мы с тобой вместе не первый год. У нас взрослая дочь. Какой пример она видит перед глазами? Вспомни, мой отец всегда помогал тебе. Дал деньги на развитие твоего бизнеса. Выручал в трудную минуту. А ты? Как ты мог?

Семён Юрьевич посмотрел на Тамару Григорьевну. К жене он относился хорошо. Супруга закрывала глаза на его измены, следила за домом. Посещала с ним разные официальные мероприятия. Когда надо, нахваливала своему отцу. Тот знакомил с нужными людьми, помогал при заключении выгодных сделок. Терять расположение жены Семёну не хотелось. Она это знала. Давно уже не обращала внимания на его увлечения. Следила лишь за тем, чтобы траты на очередную девочку не отражались на их с дочерью образе жизни.

Семён Юрьевич взял стул. Подвинул его к креслу жены. Взял её за руку:

— Томочка, прости, прости меня. Ты же знаешь, она ничего не значит для меня. Только ты в моей жизни. Только ты.

Жена прижала платок к глазам. Всхлипнула. Вспомнив про новую машину, прибавила дрожи в голосе. Трагически произнесла:

— Я хочу разводиться…

Семён Юрьевич вспомнил про тестя. Про бизнес. Про налаженную благополучную жизнь. Стал целовать жене руки:

— Томочка, прости! Всё, что угодно…Всё, что угодно... Ну, хочешь, купим тебе новую машину? Такой шикарной даме, как ты, непременно нужна новая машина.

Тамара Григорьевна была женщиной умной. Посмотрев на мужа, печально произнесла:

— Никакая машина не заменит мне тебя, хомячок. Извини. Мне надо побыть одной.

Ушла в свою комнату.

Семён Юрьевич напряжённо думал, кто бы мог рассказать его жене о том, что он проводит время с секретаршей в старой квартире. Вспомнил, как дочь — Юлька — быстро положила его телефон, когда он вошёл в комнату.

Семён Юрьевич по-своему любил дочь. Желал ей добра. Здраво оценив её перспективы в учебной деятельности, купил ей диплом менеджера по чему-то там. Насчёт управления бизнесом мысли были. Вывод оформился сам собой — не допустить разорения — к бизнесу не приобщать. Оставалось одно — отдать её руку, сердце и хорошее приданое своему личному шофёру — Евгению Заботину.

Тот работал у него уже несколько лет, хорошо себя зарекомендовал. Семён знал, что семья у него небогатая. Много денег уходит на лечение сестры. Сестра — Настя — попала в аварию. Теперь ездила в инвалидном кресле. Мать, отец и брат делали всё, чтобы она начала ходить.

На следующий день пригласил личного шофёра к себе в кабинет.

Разговор начал так:

— Евгений, знаю, что у вас есть проблемы с лечением сестры. Могу помочь. Профинансировать её лечение. Надеюсь, что такой суммы хватит?

И показал написанные на листке цифры.

Евгений стоял в недоумении. В растерянности спросил:

— Что я должен сделать за такую сумму?

Семён Юрьевич рассмеялся:

— Да ничего особенного. Женитесь на Юльке и всё. Человек вы серьёзный, ответственный. А ей замуж давно пора. Двадцать пять исполнилось уже. Подумайте. С родными посоветуйтесь. Завтра мне скажете о своём решении.

Впавший в замешательство Евгений вышел из кабинета.

Посоветовался с родными. Дал согласие на брак.

Юля сидела на диване и думала, как бы избежать замужества. Отец хотел отдать её руку и сердце своему личному шофёру.

Юля Ушакова не была глупой. Даже наоборот. Ей и так хорошо жилось. Она не видела причин тратить энергию на какую-то ненужную деятельность. Типа учёбы, работы или замужества. Папа обеспечивал их с мамочкой. Они несколько раз в год ездили отдыхать на море. Время от времени опустошали его кошелёк, бродя по бутикам. Тратили на салоны, массажи, маникюры приличные деньги. Обе были сытые, полные блондинки с голубыми глазами и розовыми пухлыми губами.

Юля думала, если она создаст проблемы отцу, то он вынужден будет заняться своей личной жизнью, а не её. Сказала матери о его небольшом приключении с молодой любовницей. В результате просчиталась. Отец разозлился на неё. Мамочка получила нужную ей машину, а она — совершенно ненужного мужа.

Юлечка знала своего отца. Спорить с ним было бессмысленно. Её карточка в последнее время и так перестала пополняться. Мать иногда давала ей небольшие деньги. Их хватало только на маникюр. Работать и жить отдельно она не планировала. Жизнь на содержании её вполне устраивала. Пришлось подчиниться. Начались приготовления к свадьбе.

Пригласили гостей. Пришёл отец Евгения. Его мать осталась с сестрой дома. Родители Юли пригласили на свадьбу нужных людей. Пришёл отец Тамары Григорьевны, дед Юли. Молодых поздравляли, кричали горько. Жених поднимался, закрывая своим телом, целовал невесту в щёку. Во время свадьбы Юля думала о том, когда же отец выполнит своё обещание и переведёт на карту солидную сумму денег. Молодым предоставили трёхкомнатную квартиру, в которой когда-то жили Юлины родители.

Торжество заканчивалось. Гости стали разъезжаться по домам. Молодые поехали в своё новое жильё. Евгений доставил жену в квартиру. Сказал, что продукты привезёт завтра. Пусть она скинет список, что ей купить. Попрощался и поехал к своим родителям. Юля вздохнула с облегчением. Сняла обувь. Дошла до спальни. Сняла платье. Кинула в угол. С удовольствием легла в большую кровать. Крепко заснула. Перед сном подумала о том, что быть замужем не так уж и плохо.

Родители Насти и Евгения должны были ехать договариваться в частную клинику о реабилитации дочери. Нога у девушки хоть и срослась, но ей ходить было тяжело и больно. Она предпочитала двигаться в инвалидной коляске. В тот день Евгений должен был работать. Он решил попросить Юлю немного посидеть с сестрой. С утра заехал к ней. Девушка ещё спала. Услышав звонок, сонная, пошла открывать дверь. Евгений подождал, пока она накинула халат и выпила кофе. Обратился с просьбой:

— Юля, я хотел вас попросить посидеть с моей сестрой часа два. Пока родители оформляют документы на реабилитацию. Она в инвалидной коляске. Я беспокоюсь за неё.

Юля подумала. Никаких планов на сегодня не было. Согласилась. Сказала, чтобы он отвёз её на машине к сестре, а потом забрал. Евгений обещал подъехать побыстрее.

Привёз к себе домой. Открыл дверь. На шум выехала девушка лет двадцати в инвалидной коляске. Худенькая, темноволосая, в спортивном костюме. Евгений сказал:

— Настя — это Юля. Она побудет с тобой до приезда родителей.

Девушка кивнула. Глаза были грустные. Развернула коляску и поехала к себе в комнату. Юля пошла за ней.

Семья Евгения жила скромно. Мать не работала, ухаживала за дочерью. Отец к этому времени был на пенсии. Заработка Юлиного мужа хватало на лечение сестры и оплату квартиры. Пенсию отца тратили на продукты. Юля осмотрела комнату. Подумала: «Мебель, наверное, из ИКЕИ. Ширпотреб». Посмотрела на девушку. Та застывшими глазами глядела в окно.

Юля спросила:

— Давно ты в коляске?

Девушка ответила:

-Три месяца. Нога не слушается. Чего только не делали — массажи, уколы — не могу наступать. Больно.

Юля опять спросила:

Loading...

— Приходит к тебе кто-нибудь?

Настя грустно улыбнулась:

— Вот ты приходишь. С подружками общаемся по скайпу иногда. Был молодой человек — бросил. Сказал: «Ну как с тобой с инвалидом теперь?». Бросил.

Юле стало не по себе. Она задумалась. Взяла свою сумку. Вытряхнула всю косметику на кровать. Сказала Насте, чтобы та подъехала к зеркалу. Села рядом. Объявила — сейчас они будут краситься. Пробовать, что им больше всего идёт.

Когда родители Насти вернулись домой, то услышали смех из комнаты дочери. Подошли ближе. Увидели Юлю, которая ходила перед Настей в шляпке её мамы. Важно вещала:

«Вау...Теперь я замужняя дама. Папа сплавил меня замуж. Скоро у меня будет семеро детей».

Настя сидела в чалме из старого большого платка на голове. На щеках и на носу красной помадой были нарисованы круги, как у клоуна, и хохотала. Родители молча прошли на кухню. За последние три месяца они первый раз услышали смех своей дочери. Вскоре с работы вернулся Евгений. Юля попрощалась с Настей и её родителями. Фиктивный муж повёз её домой.

Когда-то от нечего делать Юля стала плести из бисера браслеты. Заказала бисерков, застёжки и некоторое время увлекалась плетением. Потом ей это надоело и она забросила свои работы.

Теперь отыскала среди перевезённых вещей. Вечером попросила Евгения отвезти её к Насте. Отдала ей бисер. Сказала, что приедет завтра. Попросила Настю найти видосики, по которым они будут заниматься плетением. Назавтра девушки сидели и плели браслеты. Дома они были одни. Им захотелось есть. Юля прошла на кухню. В загородном доме к ним приходил повар. Если он отсутствовал — ехали в ресторан. Сейчас, живя одна, Юля просила купить что-нибудь готовое. Готовить не хотела и не умела. Настя предложила сварить яйца. Девушки нарезали помидоры, огурцы, сыр. Достали хлеб. Накипятили чаю. Юля обнаружила, что обыкновенные продукты тоже могут быть вполне съедобными.

Приехал Евгений. Уходя, Юля попросила у Насти её старую кофту. Наутро пошла в бутик. Велела продавщице подобрать что-нибудь модное по этому размеру. Купила две блузки. Поехала к сестре мужа. Привезла одежду. Девушка примерила блузку. Юля сказала, что надо подкрасить глаза и губы. Посмотрела в зеркало на Настю. Сказала, что всё очень хорошо, только Настя очень худая. Ей надо больше есть. Прибавить примерно килограммов пять. Больше не надо, а то парни толстых не любят.

На вопрос Анастасии, о каких парнях идёт речь, если она теперь инвалид, ответила, что это пока. Потом, после выздоровления, от них отбоя не будет. Тогда и блузки пригодятся. С момента аварии Настя в первый раз подумала, что может и, правда, пригодятся.

Семён Юрьевич ждал, когда дочь позвонит, извинится и попросится обратно. В привычную жизнь. В привычный комфорт. Пробовал расспрашивать Евгения. Тот говорил, что у них всё нормально. Жена иногда встречалась с дочерью. Привычно ходили по магазинам, делали маникюр в дорогом салоне. Тамара Григорьевна чувствовала, что с Юлей что-то происходит. Дочь меняется. Не могла понять, что именно её беспокоит. Внешне всё было точно так же. На вопрос матери о муже «Он у тебя какой?» Юлька махала рукой. Отвечала: «Какой — какой? Да никакой. Такой же, как все мужья. Меня устраивает». Мать удивлялась безразличию, звучавшему в Юлькином голосе.

Настю положили в частную клинику. Ещё раз провели обследование. Врачи сделали вывод — голень срослась неправильно. Надо делать операцию. Восстанавливать ось ноги, выводить её в правильное положение. Юля узнала от Евгения, когда он привёз ей продукты, что его сестра в больнице. Спросила, когда назначена операция. Попросила отвезти её к Анастасии. Женя с удивлением на неё посмотрел. Спросил:

«Зачем вам это?». Юля не поняла, переспросила: «Что — это?».

Женя уточнил: «Ну всё это — больницы, инвалиды… — помедлил немного, добавил... — Настя». Юля не могла ответить. Подумала, что просто хочет увидеть худенькую, несчастную Настю и убедиться, что у неё всё хорошо. Что она жива и готовится к операции. Спросила шофёра своего отца ещё раз: «Так отвезёшь?». Мужчина ответил — поедут после работы. Сейчас он направляется к её отцу. Юля стала собираться.

Когда вошли в палату, она сразу обратила внимание, что за то время, пока она не видела Настю, девушка ещё больше похудела. В глазах появилась тревога. Юля подошла к её постели. Девушка взяла её за руку, притянула ближе к себе. Прошептала чуть слышно: «Знаешь, мне очень страшно. Боюсь, что могу не проснуться. Потом». Юлька сжала её руку. «Проснёшься, ещё как проснёшься. Точно говорю. Тебя две блузки ждут. Дорогие между прочим. Только попробуй не проснуться». Настя слабо улыбнулась, спросила: «Правда?». Юлька кивнула.

Когда они ехали домой, Юля неожиданно для себя разревелась. Сидела на заднем сидении машины, некрасиво плакала, кривя рот. Вытирала слёзы рукавом, не обращая внимания на Евгения. Тот с удивлением видел в зеркале её заплаканное лицо. Не понимал, что происходит с этой ленивой, обеспеченной девицей.

Последний раз она так ревела, когда ей было лет двенадцать. Шофёр отца, который был до Евгения, случайно задавил её котёнка. И то, что раньше было Пушистиком, с которым она игралась, прижимала к себе, гладила по шелковистой шёрстке, превратилось в маленький грязный комок шерсти под колёсами автомобиля. Он лежал неподвижно, мордочки не было видно. Когда Юля зашла в дом, то увидела его игрушки, лоток, к которому она начала приучать Пушистика. Стояла миска с водой. А котёнка не было.

Тогда она поняла, что его не будет уже никогда. Также сидела, ревела, некрасиво кривя рот. Потом взяла все его игрушки, миску, вынесла во двор. На предложения отца и матери купить другого котёночка или щеночка категорически ответила: «Нет». После этого происшествия не заводила ни котят, ни друзей. Так было гораздо спокойнее. Не больно.

Насте сделали операцию. Несмотря на все свои страхи она проснулась. Теперь медленно отходила от наркоза. Увидела свою приподнятую, загипсованную ногу. Лежала, осознавая, что она здесь, она проснулась. Нажала на кнопку. Пришла медсестра. Настя попросила воды.

На следующий день к ней приехали родители. Юля сидела в коридоре. Через открытую в палату дверь видела, как Настя вымученно улыбается, кивает. Мать даёт ей воды, пытается покормить. Девушка отодвигает тарелку. Отказывается.

Когда родители ушли, Юля зашла в палату. Настя попросила её подойти ближе. Схватила за руку. Сжала. Заплакала. Сказала: «Больно, больно. Всё время больно». Юля быстро пошла за медсестрой. Та пришла, сделала укол. Боль стала утихать. Настя смогла заснуть. Юля сидела рядом с кроватью больной. Видела худую замученную Настю. Сравнивала её с собой. Ей стало неудобно за свою полноту, белую гладкую кожу, дорогой маникюр. Она оставила на тумбочке большие красные яблоки. Не дожидаясь Евгения, поехала домой.

Через неделю боль у Насти стала проходить. Врачи сделали рентген. Сказали, что на следующей неделе больную можно выписать. Предупредили, чтоб дома не залёживалась. Старалась передвигаться.

Настя вернулась домой. Евгений привёз сестре костыли, и теперь она училась ими пользоваться. Юля приезжала к ней. Они сидели, смотрели смешные видосики. Настя рассказывала ей о своих бывших одногруппниках, о молодом человеке, который её бросил. О том, как тяжело было сдавать последнюю сессию, как раз перед аварией. Юля шла на кухню, резала бутерброды, приносила чай. Иногда делала заказ. Тогда им привозили вкусную еду из ресторана, хорошие продукты. Анастасия уверенно шла на поправку.

Через месяц ей должны были снять гипс.

Евгений не понимал, зачем его фиктивная жена приезжает к Насте. Считал, что от нечего делать эта ленивая папенькина дочка хочет завести себе подружку. Как собачку. До сих пор Юлю называл на «вы». Относился, как к любому члену семьи своего начальника — корректно и равнодушно. Как девушку не рассматривал. Презрительно относился к Юлиному образу жизни. Если бы не сестра, то ни за какие деньги не связал бы свою жизнь с такой, как она. Ради близкого человека согласился выполнить все формальности по женитьбе. Покупал и привозил всё то, что Юлия просила. Возил её с матерью по салонам и бутикам, если Семён Юрьевич отпускал раньше с работы. Видел равнодушие Юли к жизни и людям. Думал оформить развод при первом удобном случае. Ждал выздоровления сестры.

Родители Евгения Юлю полюбили. Видели, как оживает в её присутствии Настя. Начинает рассказывать что-то, смеяться. Ругали сына за равнодушие к жене. Не подозревали, что он никогда не был мужем дочери своего начальника. Что до сих пор у них отношения работника и работодателя. На вопросы родителей, как у него складывается семейная жизнь, Женя отвечал: «Всё нормально». Прекращал разговор.

После посещения Насти Юля вернулась домой. Думала о том, что ей рассказывала подруга о своей учёбе, одногруппниках. О том, как та готовилась к экзаменам. Как все тряслись, а препод оказался ничего себе. Никого не валил, наоборот, некоторых вытягивал за уши. Юле, конечно, иногда приходилось появляться в вузе. Она приходила. Преподаватели послушно рисовали отметки. Отдавали зачётку. Она не тряслась на экзаменах вместе с другими, не переписывалась в чате, выясняя, как выполнять контрольную. Папа решал все проблемы.

Анастасии сняли гипс. Пошёл период реабилитации. Женя возил сестру в ту же клинику. Ей делали массаж, показали упражнения лечебной физкультуры, которые она должна была делать дома. Назначили физиотерапию. Девушке становилось всё лучше.

Юля стала заходить к подруге реже. Купила абонемент в хороший фитнес — клуб. Посещала групповые занятия. Появились новые приятельницы. Она задумалась о том, чем бы ей хотелось заняться в жизни, кроме салонов, маникюров и бутиков.

Семён Юрьевич иногда заезжал в гости к дочери. У него был свой ключ от старой квартиры, в которой теперь жили Юля и Евгений. Иногда заставал там Женю. Тот загружал в холодильник продукты или пил на кухне чай. На все вопросы он и Юлия отвечали, что у них всё нормально, как у всех. Родителям не стоит волноваться. Их всё устраивает. На вопрос отца, не нужно ли отдать ей свой ключ, девушка равнодушно сказала: «Как хочешь. Можешь оставить у себя. На всякий случай». Сегодня он решил навестить дочь. Посмотреть, как у неё дела с мужем. Беспокоился, правильно ли тогда поступил, навязав Юлии этот брак. Открыл дверь. Прошёл в коридор. Увидел на кухне свою дочь, её мужа и ещё какую-то девушку. Они громко разговаривали и не услышали, как он вошёл. Юля называла девушку Настей. Семён Юрьевич понял, что это сестра его водителя. Женя ругал девчонок:

— Эксплуататорши, мужика заставили картошку чистить. Ну понятно ещё Юлия, но ты то, ты — Настя… Сестра родная а туда же…

Настя засмеялась:

— А что, у Юльки — маникюр, а у меня — не маникюр что ли? Вон она какая продвинутая стала — собирается на дизайнера учиться.

Евгений удивился:

— А у мужа спросить — не судьба? Может, я против?

Юля улыбнулась, махнула рукой:

— Да ладно, тебе ж всё равно. Одно название — муж...

Женя спокойно ответил:

— Раньше было всё равно. Теперь — не всё равно. Так что, советоваться не забывай. Не развелись пока.

Семён Юрьевич пошёл на выход. Аккуратно закрыл за собой дверь. Задумавшись, забыл про лифт и теперь пешком спускался по лестнице. Про себя решил, что замужество пошло его дочери на пользу.

Автор: Лиля Светлая

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...