Настоящего мужика отец воспитывает

Лехе 3 года, и он является центром вселенной. Вокруг него по тесным орбитам кружатся мама, тетушка и бабушка. Скоро очень важный в жизни ребенка этап — обед.

— Лешенька, — вступает бабушка. — Я тебе супчик сварила, будешь супчик?

В свои года Леха уже познал не только вкус разных блюд, но и вкус власти:

— Не, не буду.

На этом этапе подключаются свежие женские ресурсы, в виде тетушки и мамы:

— А, может, тебе какую-нибудь кашку сварить?

Наивные, кто ж будет с самого начала весь церемониал ломать, и режиссура ритуальных плясок продолжается:

— Не хочу.

Для уламывания самого главного мужчины в семье задействуется весь наличный женский потенциал и запрашиваются инструкции по ублажению:

— А что ты хочешь, Лешенька?

Леха, понимая, что он уже добился внимание всего женского коллектива, готового ради него на любые действия, наконец-то снисходит:

— Пирожки с мясом хочу.

Loading...

— Хорошо-хорошо, Лешенька, сейчас будут пирожки...

В этот момент в привычный сценарий наслаждения абсолютной властью неожиданно вмешивается только что подошедший папа Лехи, и весь мед в бочке одним махом заменяется на деготь:

— Не понял. Ему же суп сварили, зачем какие-то пирожки?

— А он не хочет суп.

— Не хочешь, Леха? Тогда вон из кухни. Здесь только те, кто будет обедать.

Немая женская сцена с почти синхронным выполнением упражнения с хватанием за сердце. Леха никак не может поверить, что из-под него только что выдернули трон.

— Ты еще здесь? Марш в комнату! И никаких пирожков.

Леха, ошарашено оглядываясь, выходит из кухни, а женский суд мигом перескакивает через все этапы рассмотрения дела и переходит непосредственно к хоровому зачтению обвинительного приговора, в котором пункт «Оставление голодным ребенка» является самым мягким.

На заслушивание и дебатирование разных вариантов концепции воспитания в семье уходит какое-то время. Но его оказывается достаточно, чтобы Леха осознал чреватое влияние неучтенного фактора, да и, к тому же, с каждой прошедшей минутой перспектива остаться без обеда принимала все более явные очертания.

Поэтому, когда папа зашел в комнату и спросил: «Ну, что, будешь суп?» — ответ, разумеется, был положительным. Ребенок сел есть, а разгоряченные взрослые разошлись остывать в разные углы семейного ринга.

Но, как известно, история имеет свойство повторяться дважды. Так и здесь. На следующий день женская половина семьи только приступила к традиционному камланию «Что хочет кушать Лешенька», и ситуация уже почти скатилась в накатанную колею, как опять не вовремя появился коварный папа и повыдергал с корнем всю малину вопросом:

— Ну, что, сегодня будешь есть, что приготовили, или в комнату пойдешь?

С этого момента тема выбора отдельного меню для ребенка была снята!

Автор: nikaboshy

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...