В саду, где феи и дракон...

Вчера мой кот принёс на крыльцо фею. Не мышку, не птичку, а самую настоящую фею — в наряде из лепестков розы и со слюдяными, как у стрекозы, крылышками. К счастью, малышка была жива, хоть и без сознания — вроде, Котофей помял её не слишком сильно.

Я шуганул усатого разбойника, унёс обморочную фею в дом и положил на стол.

По правде говоря, я не очень представлял, что с ней делать — ведь до сих пор мне казалось, что эти существа встречаются только в сказках, воспоминания о которых остались где-то глубоко в детстве. Пришлось поднапрячь память.

Первым делом я набрал воды в пипетку и побрызгал на малышку: этого хватило, чтобы та пришла в себя и села, мотая головой. Её вздох был похож на комариный писк.

— Не бойтесь, — я старался говорить как можно тише, чтобы не оглушить маленькую гостью, — я не причиню вам вреда.

Она взглянула на меня своими незабудковыми глазами и кивнула. Значит, понимает. Уже хорошо.

Я налил молока в крышечку от бутылки и растворил в нём капельку мёда.

— Выпейте. Это придаст вам сил.

Фея послушно пригубила лекарство. Её тоненькие ручки с трудом удерживали посудину… эх, надо было найти что-то поменьше. Что там полагается в таких случаях? Напёрсток? Увы, его у меня не было.

— Благодарю, сэр, — её голос был похож на детский. — Вы очень добры. Приятно встретить воспитанного человека, который не “тыкает” феям только потому, что мы маленькие. Кстати, меня зовут Лили. А вас?

— Марк.

Я сдержанно поклонился, но мысли в моей голове скакали, как сумасшедшие: я что, правда разговариваю с феей? Или спятил? Может, съел что-нибудь не то, и теперь брежу?

— Хорошее имя, — Лили улыбнулась. — Так звали одного моего знакомого короля. Он был благородным человеком, и когда-то очень помог нашему народу. Надеюсь, вы тоже не откажетесь помочь нам, сэр?

Если фея и была галлюцинацией, то очень вежливой.

— Смотря что я должен буду сделать, — я решил быть осторожным, ведь сказки предупреждали, что не стоит давать маленькому народу опрометчивых обещаний.

Лили, догадавшись о моих опасениях, вздохнула:

— Для начала не найдётся ли у вас немного крошек от печенья? Мне неловко признаваться, но я умираю с голоду.

— Простите, — покраснев, я зашарил в шкафу и вскоре вывалил на стол крекеры, зефир в шоколаде и зачем-то макароны.

Лили отщипнула кусочек зефирины. Пока она ела, я тайком разглядывал её. Хм, похоже, ей и впрямь досталось. И если платье из розовых лепестков, скорее всего, попортил мой Котофей, то ссадины и синяки на коленках, спутанные волосы и тёмные круги под глазами явно появились раньше. Левое крылышко было примято, но, кажется, не сломано.

Утолив голод, фея промокнула уголки рта крошечным платочком.

— Сэр Марк, я прошу вашей защиты. В саду завелось чудовище — мы называем его Страж, потому что его логово находится рядом с родником, где мы всегда брали воду. Многие мои сородичи пали в неравной битве за источник, прежде чем поняли: самим нам ни за что не одолеть Стража. Но вы сможете!

— Э-э-э… вы уверены?

— Конечно, — Лили придвинулась ближе к краю стола, свесив вниз ножки в остроносых башмачках, — у вас на лице написано, что вы рыцарь.

— Вообще-то, я программист.

— Ах, это почти одно и то же! — отмахнулась фея. — Нужно только с умом подойти к выбору оружия. Думаю, вон то подойдёт.

Она указала на деревянный карандаш с остро заточенным грифелем, и я рассмеялся:

— Но это же не оружие. Думаю, лучше взять нож или что-то в этом роде.

— Нож — оружие простолюдина, — Лили скривила губки. — Не сомневайтесь, сэр, берите копьё, вы будете выглядеть с ним мужественно и устрашающе.

— Ну, допустим, — я вооружился карандашом. — А этот Страж что вообще из себя представляет?

Фея закрыла лицо руками и всхлипнула:

— Он — чудовище, сэр Марк. Настоящее чудовище размером с гору. У него злые глаза, не знающие жалости. А яд, которым он плюётся, весьма опасен.

— Дракон, что ли? — я почесал в затылке.

— Пожалуй, дракон, — Лили подтянула колени к подбородку и укрыла их порванной в нескольких местах юбкой. — Я точно не успела разглядеть. Он меня схватил, связал и подвесил в своей ужасной пещере прямо к потолку... если бы не сэр Котофей, мы бы с вами сейчас не разговаривали. Так вы поможете?

Наверное, это был очень маленький дракон. Если бы в саду завёлся большой, я бы знал.

— Ладно, помогу, — я проверил прочность грифеля пальцем: карандаш всё ещё не казался мне надёжным. — А что взамен? У этого Стража есть сокровища? Если он дракон, непременно должно быть золото.

— Не знаю, — фея наморщила лоб. — Пф, вы ещё не совершили подвиг, а уже подумываете о награде. Алчность не доводит до добра, сэр.

Я пожал плечами:

— Простите. Я не жадный, просто предусмотрительный. Знаете ли, не каждый же день приходится сражаться с драконами. Думаю, это будет не очень просто.

— Ладно, вы правы. Я обещаю, что исполню одно ваше желание. Но только после того, как вы принесёте мне чешуйку Стража.

— Любое? — признаться, я уже представил себе счёт в банке и новенький Мерседес.

— Почти, — она вздёрнула подбородок. — Заранее предупреждаю, что не могу никого превратить в человека.

— Хм… Зачем бы мне это? Я ведь и есть человек.

— И правда! Значит, любое, — Лили, вскочив, оправила платье. — В путь, сэр! Пока мы с вами разглагольствуем, мои сородичи гибнут в неравной схватке с чудовищем.

Ослушаться я не посмел.

В сад Лили не пошла. Я устроил ей кроватку в спичечном коробке, и уставшая фея сладко заснула, свернувшись на комочке из ваты. Мне же пришлось отправиться на поиски Стража в одиночку, руководствуясь картой, которую она нарисовала. Но вот незадача: я не помнил у себя в саду ни озера, ни родника, ни дремучего леса, за которым живёт Страж, и уж тем более, там не было никакой пещеры. Может, сперва стоило поискать вход в волшебную страну?

Я нарезал круга три по садовым дорожкам прежде, чем меня осенило: нет никакого входа — нужно просто представить мир таким, каким его видит маленькая фея, и всё сразу встанет на свои места.

В дремучем лесу (на самом деле в зарослях мятлика) бил родник (старая бочка с дождевой водой прохудилась, и из трещины подтекало), и нёс свои воды в глубокое озеро (небольшая лужица на тропинке), а пещера, по всей видимости, располагалась прямо у входа в сарай, под ступенями — в особо жаркие дни там отдыхал мой Котофей Лентяевич. Так, а где же наш непобедимый Страж?

Я наклонился, включил фонарик, чтобы осветить “пещеру” под сараем, и едва не хлопнул себя по лбу: ну конечно! Паутина! Никакой это не дракон, а самый обычный паук, в сети которого вместо мух и комаров попались глупые феечки. Мне казалось, я даже различаю нескольких запутавшихся бедолаг. Просунув руку под ступеньку, я осторожно принялся наматывать липкие нити на карандаш. Вскоре старания увенчались успехом: из остатков паутины выпутался малыш в зелёной тунике и с лилейным колпачком на голове.

Loading...

— Спасибо, сэр, — он расправил помятые крылья. — Поспешите! Там ещё остались мои друзья. Продержитесь, пока я не приведу подмогу. Не позволяйте ему впрыснуть яд.

Он упорхнул, а я тихонечко хмыкнул: тоже мне, помощник выискался. Да пока он летать будет, я уже сто раз всё очищу от паутины и прихлопну Стража одной левой.

За четверть часа я освободил ещё с десяток фей. Все они говорили примерно одно и то же: благодарили, обещали помощь, предупреждали о яде. Вскоре я даже перестал слушать, что они там пищат.

Интересно, а можно будет потом с каждого спасённого получить по желанию? Я даже мысленно принялся составлять список, уже дошёл до виллы на Гаити, а паук всё не появлялся.

Небо вдруг потемнело, на моё лицо упали первые капли дождя. Над головой сверкнула молния, и тут же оглушительно бахнул гром. Нужно было заканчивать со всем этим, пока не ливануло. Я перестал пялиться на тучи, опустил взгляд, и вдруг увидел его. Стража.

Это был не паук, а, действительно, дракон. Размером с мою ладонь, не больше. Его чешуя казалась сделанной из маленьких осколков зеркала, ноздри раздувались, а из пасти алой ниточкой высовывался раздвоенный язык.

Я усмехнулся:

— Какой воинственный малыш. А сокровища у тебя есть?

Дракончик гордо выпрямил шею, надул щёки и прошелестел:

— Конечно, есть. Хочешь, покажу?

— Хочу, — я подумал, что забрать золото у такого милого безобидного врага будет очень просто. — Но сперва ответь, зачем ты обижаешь фей? Неужели нельзя просто жить в мире?

Над головой снова громыхнуло, и малыш поморщился:

— Они первые начали. Хотят украсть самое дорогое, что у меня есть. То, что может исполнить самое заветное желание.

— Всего одно?

А вот это было уже интересно: может, феи с их наградами мне были вовсе не нужны?

Дракончик захихикал, хлопая крыльями:

— Глупости! Почему одно? Сотни желаний, тысячи! Наклонись-ка поближе, я кое-что шепну тебе на ушко…

И я наклонился.

Кто же знал, что этот мстительный негодяй вцепится зубами в моё ухо. По ощущениям, как будто оса тяпнула. Охнув, я попытался прихлопнуть дракончика ладонью, но юркий гад увернулся, а потом вдруг начал стремительно расти.

Когда он стал размером с овчарку, я попятился. Когда вымахал выше меня — заорал. Мелькнула глупая мысль: а что подумают соседи, если увидят у меня в саду здоровенного зеркального дракона?

Капли дождя стали крупнее и теперь больно били по плечам: кажется, начинался град. Поскользнувшись на мокрой ступеньке, я упал. А когда поднялся, Страж уже заслонил собою небо. В его чешуе отражалось моё лицо. Тысячи напуганных лиц...

— Ты такой же, как они, — пророкотал он. — Пришёл за моими сокровищами!

Мир вокруг изменился. Теперь я видел перед собой пещеру, из которой тянулись оборванные белёсые нити с липкими каплями. В разлившемся бескрайнем озере отражались грозовые тучи, а тоненькая струйка родника превратилась в бурлящий поток.

Вся фейская рать уже спешила ко мне на помощь. В латах из яичных скорлупок, с мечами и пиками наперевес. Конники пришпоривали кузнечиков, и те прыгали так резво, что земля сотрясалась под их лапками. Повсюду раздавались боевые кличи, над головами реяли знамёна из травинок и сухих листьев… а я запоздало понял, что все они стали одного роста со мной.

Это не дракон вырос, а я уменьшился. Наверное, всё из-за яда...

— Вижу, ты, наконец-то понял, — прогудел над моей головой Страж. — Многие из них были людьми когда-то. Но из-за алчности и глупости потеряли человеческий облик. Теперь их самое горячее желание — стать прежними. Но, увы, это единственное желание, выполнить которое им не под силу. А я помогать не стану.

— Быть человеком скучно! — я храбрился, но, признаться, в душе дрожал, как осиновый лист. — А феей-то даже получше будет! Никакой тебе сессии, экзаменов. И за квартиру платить не надо.

— Посмотрим, как ты запоёшь, когда узнаешь, что на вас охотятся даже воробьи. Что люди способны раздавить вас сапогом и не заметить. Что… а, впрочем, ты скоро сам всё поймёшь. И пожалеешь, что был таким жадным глупцом. Но будет поздно.

— Вот поэтому на тебя и нападают, — заорал я. — У тебя же есть та штуковина, что могла бы снова сделать их людьми.

— Ну и что? Она моя, и точка!

Дракон показал мне язык и уполз в свою пещеру. Он закупорил вход, задвинув хвостом громадный камень, а я едва успел увернуться от кузнечика, выпрыгнувшего совсем рядом. Ноги разъехались; не удержав равновесие, я вскрикнул и упал спиной вперёд прямо в стремнину когда-то спокойного ручейка.

Плюх — и сознание померкло.

Очнулся я дома. Живой. В собственной постели. Сердце билось, как сумасшедшее. Пришлось приложить руку к груди, чтобы оно не выпрыгнуло.

Я огляделся: кровать, шкаф, любимое кресло, разбросанная вокруг одежда — всё это было обычного размера. Уф, ну конечно же, мне просто приснился сон...

Выдохнув с облегчением, я поплёлся на кухню ставить чайник.

Котофей Лентяевич тёрся у входной двери и намывал усы, снисходительно выслушивая мои излияния:

— Фей не существует. Это всё сказки для детей. Правда, котик?

Он мяукнул, будто подбадривая, а меня уже несло:

— Ага, вот и я так думаю. И драконов тоже не бывает. Это просто раньше кости динозавров находили, и думали, что они — драконьи.

Котофей снова мяукнул, на этот раз призывно.

— Что там у тебя? — я высунулся на крыльцо и чуть не выронил из рук чашку: мой кот принёс на крыльцо фею.

Лили (а это была именно она) подняла на меня чистый незабудковый взгляд и пропищала:

— Рада встретиться с вами наяву, сэр Марк. Простите за упреждающий сон, нам всё ещё очень нужна ваша помощь. Теперь, когда вам всё известно, вы легко сразите Стража, не попав под воздействие его яда.

— Нет, — я улыбнулся, — сражаться нам ни к чему. Я сейчас пойду и вежливо попрошу ту штуковину, которая вам нужна. Словами. Готов спорить, вам такое и в голову не приходило, а?

Она широко распахнула глаза, провожая меня восхищённым взглядом.

А я шёл к сараю с открытым сердцем и пустыми руками.

Даже карандаш не взял.

Автор: Яна Чароит

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...