Молва

Сегодня хочу рассказать историю о том, как человеческая глупость и мракобесие могут испортить жизнь даже очень хорошему человеку.

Полина и Игорь были молодой супружеской парой. Познакомились и подружились они на почве общего интереса – страсть к пешим походам. После короткого конфетно-букетного периода они решили связать себя узами брака и сейчас наслаждались обществом друг друга.

Так получилось, что в конце лета у них образовалось две свободные недели, которые они и посвятили своему увлечению. После коротких сборов проложили маршрут своего двухнедельного путешествия и вот уже третий день они были в пути.

Предыдущий день выдался весьма приятным – они его провели на берегу реки Медведицы, там и заночевали в своей двухместной палатке. На следующий день двинулись дальше к следующему месту своей стоянки.

Дело близилось к вечеру, когда ребята заметили, что с севера быстро надвигаются тяжёлые темно-серые грозовые тучи, и уже слышались отдалённые раскаты грома. Надвигалась большая гроза, которую просто так в палатке не пересидеть.

Опытные путешественники быстро приняли решение свернуть с проложенного маршрута, чтобы переждать непогоду в небольшой деревеньке, попросившись к кому-нибудь на постой. Быстро темнело, уже начали падать первые тяжёлые капли дождя и ребята свернули на дорогу, ведущую к деревеньке.

Путь все же был неблизкий, дождь всё усиливался, небо прорезали яркие вспышки молнии, лёгкие ветровки не спасали от дождя, но деваться было некуда. На их счастье дорогу осветили фары машины и, вскоре, слегка их обогнав, возле обочины остановилась старенькая белая Нива.

— Ребята, куда в такую погоду путь держите, — опустив стекло спросил водитель – пожилой мужчина лет под шестьдесят.

— Здравствуйте, — да вот попали в передрягу, думаем в деревне переждать непогоду, может, кто-нибудь пустит, хоть в сарай. – Ответил водителю Игорь.

— Ну, так садитесь, подвезу до деревни, мне-то дальше, а вот ведь, как знал, ведь хотел по объездной дороге, но в последний момент решил сократить путь и напрямки поехать.

Ребята с благодарностью приняли приглашение и без лишних слов сели в машину к радушному водителю. Уже стемнело, дождь и гроза усиливались, ко всему ещё добавился шквалистый ветер, но в машине было тепло и уютно.

Вот уже и деревня. Дорога, по которой двигалась компания, разделяла деревню практически пополам. На въезде фары машины высветили ветхий дом, два окна которого светились, как два глаза в ночи какого-то небывалого монстра.

— Какой жуткий дом, — поёжившись, сказала Полина.

— Держитесь от этого дома подальше, — ответил водитель, — местные его обходят стороной, говорят, вроде, ведьма там чёрная живёт, много всяких нехороших дел на её совести.

— Да ладно, правда, что ли ведьма?

— Правда – не правда, я проверять не собираюсь и вам не советую.

Деревенька эта оказалась небольшим хутором, дворов на пятнадцать. Во многих домах были закрыты ставни, и сложно было понять – обитаемы они или нет. Первым делом ребята попытались достучаться там, где в окнах имелись признаки жизни, но на их отчаянные стуки не было никакой реакции. Не любят в маленьких деревнях чужаков.

Не получили ребята приюта и в домах с закрытыми ставнями. Оставался только один вариант – идти туда, куда соваться им не рекомендовали.

— Игорь, но нас же предупредили, — отчаянно сопротивлялась впечатлительная Полина, — да и дом такой жуткий.

— Поля, ты видишь ещё какой-то вариант? Я лично нет, а в эту ерунду про страшных ведьм последний раз верил в третьем классе.

Яркая вспышка молнии и последующий оглушительный раскат грома заставили Полю согласиться с Игорем.

— Пожалуйста, пустите нас обсохнуть, — стуча в окошко, громко крикнул Игорь.

Через несколько секунд в окне показалась старушка, которая явно была удивлена визитом гостей.

— Скорее заходите в дом, — послышался довольно-таки бодрый голос, — вы же совсем промокли!

Ребята робко, с опаской, вошли в дом, а Поля постоянно озиралась по сторонам, ища глазами ведьминские ритуальные штучки, типа пучков трав, черепов животных и котла с колдовским варевом. Но ничего в доме не напоминало жилище ведьмы, по крайне мере так, как его себе представляла Поля.

Да и сама хозяйка была далека от образа ведьмы – пожилая женщина, лет восьмидесяти на вид, в аккуратном летнем ситцевом халате и чистом фартуке, белом платке, покрывающим седые волосы, с ясными голубыми глазами. Весь её облик сквозил добротой и озабоченностью состоянием нежданных гостей.

— Да откуда же вы у нас здесь взялись-то, в такую-то погоду?

Ребята рассказали ей свою историю. Оказалось, что старушку зовут баба Поля.

— Значит, тёзки, — сказала бабушка, когда Полина назвала ей своё имя.

В доме у бабы Поли было всё очень старое, но чисто и уютно. Бабушка дала гостям какую-никакую сухую одежду, велела переодеться, а сама пошла хлопотать на кухню, из которой по всей хате разносился запах свежеприготовленного борща. У ребят аж забурчало в желудках от такого запаха.

Потом, сидя за столом, ребята робко спросили у бабы Поли, почему её в деревне считают колдуньей. Баба Поля сникла, но взяла себя в руки и рассказала им свою печальную историю, от которой у Поли навернулись слёзы на глаза.

Loading...

— Знаете, дети, людям для того язык и нужен, чтобы болтать. Как их остановишь. Было это очень давно, я ещё тогда была очень молодой и красивой. Был у меня ухажёр, Пашка, любила его пуще самой жизни. Да не ко двору я пришлась его родителям, женили его насильно на дочке председателя колхоза. Или слаб духом оказался, или не любил меня, кто его знает?

Горевала я тогда очень долго, чёрная, как туча ходила, замкнулась в себе, ни с кем общаться не хотела. Вот люди это запомнили, а когда к молодым беда в дом пришла, на меня и показали, мол, это она от горя ведьмой стала, из-за неё Пашкина жена зачахла.

А вслед за женой – Пашка, а за ним и его родители. Видно, зараза какая-то их прибрала, а у людей всё одно — моих рук чёрное дело. С тех пор и повелось меня во всех бедах обвинять – у кого ребёнок заболеет – я, у кого скотина поляжет – я, кто по пьянке в ногах запутается, руки-ноги попереломает – опять я виновата.

Дошло до того, что стали у моего порога ходоки появляться – кому соперницу извести, кому мужика приворожить, кому дитя от бед заговорить. Гнала я их всех. Поначалу-то пыталась объяснить, что не по адресу они, но разве им объяснишь, если это у них в головах засело. Мои отказы в их делах помочь ещё пуще всех злили. Дошло до того, что чуть хату вместе со мной не спалили.

Вышла я тогда на крыльцо и пообещала, что, если дом мой тронут, я из дому никуда не уйду, сгорю вместе с ним, а их всех прокляну страшной клятвой так, что лучше бы им вместе со мной сгореть. Уходите, мол, по добру, по здорову, иначе беда будет. Напугались, не тронули. Это окончательно убедило людей в их заблуждении, а я навсегда стала изгоем.

Так много лет и живу одна, словом не с кем перемолвиться, разве, что с курами своими, да с котом, Барсиком. А вы пейте чай, пейте, да варенье не забывайте, такая хорошая малинка в этом году уродилась. Так и живу. Допивайте чаёк, а я пойду вам постель постелю, устали, вымокли да измучались.

— Бедная бабушка, — пожалела хозяйку Поля, — Игорь, ну как люди могут так поступать? За что?

— Да-а, Полька, печальная история. Представляешь, жизнь прожить среди людей, но в одиночку, что аж поговорить не с кем? И ведь очень хорошая и добрая женщина. Странные мы, люди.

Всю ночь уставшие ребята крепко спали, а утром проснулись от манящего запаха из кухни, баба Поля с утра пораньше для своих гостей блинов напекла. Гроза отступила и намечался хороший летний денёк. Игорь с Полей вышли во двор посмотреть на бабы Полино хозяйство. Глядя на масштабы бедствия, у Поли сердце защемило.

Тут сарайчик покосился, тут угол у курятника обвалился, забор требовал ремонта, крыльцо давно не видело молотка и гвоздей, хоть и было аккуратно выкрашено.

Игорь внимательно осмотрел всё это хозяйство и решил помочь одинокой старушке.

— Знаешь, Поля, тебе не кажется, что если мы пешком по полям и лугам не походим в этот раз, а поможем бедной старушке хозяйство поправить, то пользы больше будет. Как мы её сейчас оставим?

— Здо́рово, Игорь, ты эти слова у меня с языка снял. Пойдём, предложим бабушке помощь. Если не откажется, то так тому и быть.

Когда гости предложили бабе Поле свою помощь, она ушам своим не поверила. И радовалась она не столько тому, что ребята помогут по хозяйству, сколько тому, что целых десять дней она будет не одна, будет с кем поговорить, кого накормить, о ком позаботиться.

Ребята дружно взялись за дело, Игорь занимался мужскими делами. А две Поли – женскими – домом и огородом и при всём этом баба Поля не забывала радовать молодых помощников пирожками, варениками и другими деревенскими разносолами.

Иногда бессонными ночами баба Поля с тоской думала о том, что вот оно, короткое счастье, которое ей отмерил Господь, скоро ребята уедут и опять настанет череда однообразных одиноких дней до конца её долгого века и слёзы сами наворачивались на глаза.

Но всё вышло несколько иначе. Ребята тоже прикипели к одинокой несчастной, несправедливо оговорённой людьми, бабушке. На следующие же выходные приехали её навестить и привезли ей чудо чудное – самый простой в пользовании мобильный телефон для связи. Выходные у бабы Поли прошли в приятных хлопотах, среди которых была и нелёгкая задача – научиться пользоваться этим волшебным аппаратом.

С тех пор закончилось тягостное одиночество несчастной бабушки. Ребята, которых она уже считала за внуков, постоянно были с ней на связи и, когда могли, навещали бабушку.

Но годы шли, баба Поля не молодела. У Полины и Игоря уже давно родилась прекрасная дочь, которой уже было восемь лет, Леночка. Она тоже всегда с удовольствием навещала старенькую бабу Полю. И в один из таких приездов баба Поля отправила Леночку в курятник за свежими яйцами, а сама затеяла с Полиной и Игорем такой разговор.

— Дети, скоро придёт мой срок покидать эту землю. Поля, не перебивай меня, я просто это чувствую, нет я не собираюсь прямо завтра помирать, но всё же, выслушайте. Когда помру, прошу вас, дети, раз уж всё так у нас с вами получилось, не хороните меня на нашем кладбище. Не хочу, чтобы люди на мою могилку плевали, или ещё чего хуже сделали. Лучше выбросите меня в какую-нибудь канаву подальше отсюда.

— Баб Поль, ну вот что ты говоришь, какую канаву? И вообще, мы с Игорем настаиваем, чтобы ты с нами поехала, у нас на всех места хватит. Нельзя тебе здесь одной, ведь что случись, никто же к тебе по-соседски не прибежит, не поможет, а мы далеко, как ты тут будешь одна?

— Я подумаю, дети, над вашим предложением, подумаю.

Правда ли она собиралась подумать, никто не знает. Но в один из дней баба Поля перестала отвечать на звонки Полины. Супруги поняли, что её не стало. Когда увозили бабу Полю, у её дома собралась небольшая группа местных жителей. Расстроенная Поля, проходя мимо них, краем уха услышала:

— Наконец-то, Бог прибрал к рукам ведьму!

— Пусть идёт в ад!

— Небось отольются ей все её дела тёмные, туда ей и дорога.

Поля хотела было сказать что-то резкое этим людям, но вовремя остановилась. Просто обвела их взглядом и, дрожащим от непролитых слёз, голосом сказала:

— Люди, мне вас жалко, а, впрочем, Бог вам судья!

— Вы слышали, нет вы слышали? Она нам угрожает! Никак ей старая ведьма свой дар передала!

В эту же ночь местные спалили напрочь старенький дом бабы Поли, от него только и осталось, что горстка пепла.

Поля и Игорь выполнили просьбу бабушки и похоронили её на городском кладбище.

И, вот, как не согласиться — каждый человек делится тем, что у него есть – кто добром, а кто злобой и ненавистью.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...