Мой зять

В соседней комнате раздался звон. Опрокинув кастрюлю, Устинья бросилась туда. Мальчишка растеряно смотрел на разбитую вазу.

— Ты, что наделал? – закричала хозяйка и огрела внука мокрым полотенцем.

— Баба, сейчас уберу! – бросился тот к осколкам.

— Я тебе сейчас уберу, — и полотенце вновь опустилась на спину мальчика. – Сядь на кровать и не шевелись!

Убрала, вернулась на кухню. На полу лужа, в которой лежит картошка, хорошо хоть, сырая. Собрала, перемыла, поставила в печь. Села и заплакала, мысленно ругая дочь:

«Ну, почему, почему у всех нормальные семьи. А у меня? Своего мужа – нет, и у дочери – тоже. Хоть бы так всё и осталось. Так дочь в город на вокзал поехала, привезёт на мою голову нового мужа… тюремщика. Ведете ли, хороший он. Она с ним три года переписывалась. Любовь у них, а сама его в глаза не видела. И он теперь у меня жить будет. Мало, что я её саму с внуком кормлю, так теперь ещё и его кормить придётся. Ну, я этого «зятя» со света сживу! Убежит, как миленький».

— Баба, можно на улице.

— Иди, иди! Только оденься хорошо. И к реке не ходи, со дня на день ледоход начнётся.

— Ладно, баба!

«Вроде, приехали, — Устинья посмотрела в окно. – Отсюда видно, что всё рожа в шрамах. Что же она, дура, делает? Мало того, что тюремщик, так ещё и страшила».

Дверь открылась. Зашли.

— Мама, знакомься! Это – Харитон.

Устинья, смерила его взглядом, едва кивнула, и стала доставать картошку из печи. Выложила в тарелку. Поставила рядом грибы, огурцы, капусту. И бутылку с мутной жидкостью.

— Садитесь! – хмуро кивнула на стол.

— Спасибо, тётя Устинья! — произнёс мужчина. — Но я не пью.

— Что совсем? – ухмыльнулась хозяйка.

— Совсем.

Устинья скривила лицо – непьющие мужики в деревне всегда вызывали подозрение.

— Ну, как хотите. Обедайте! — накинула на голову платок. – Пойду, посмотрю, где там Ярослав.

***

Вышла хозяйка во двор. И тут участковый:

— Привет, тётя Устинья!

— Привет, Юра!

— Что такая хмурая!

— Фаина жениха привела.

— Во, я как раз к нему, — ухмыльнулся участковый. – Справочку об освобождении проверю. Да, и посмотрю, что за человек твой зять.

— Иди! Они, как раз обедают. Только никакой он мне зять, и никогда зятем не будет.

Пошла Устинья за внуком. А что его искать? Вон с мальчишками бегает. Но так ей домой идти не охота. Постояла с соседками поговорила. Хочешь, не хочешь, а домой идти надо.

Зашла во двор. Огляделась.

«Совсем дров не осталось».

Посмотрела на огромные чурбаны. Разве их разобьёшь? Зашла в сарай, взяла топор, и стал откалывать от самого маленького чурбаны щепы. Размахнулась в очередной раз и…, чья-то сильная рука перехватила топор.

— Тётя Устинья, дай-ка попробую!

— Попробуй! – хмуро взглянула на зятя.

Тот провёл пальцем по острию, покачал головой:

— Брусок, какой-нибудь есть?

— Зайди во времянку, там, у мужа мастерская была.

***

Зашёл Харитон в мастерскую и глаза разбежались. Чего там только нет? Включил наждак. Работает! Наточил топор. И колун взял, который рядом стоял.

Вышел и давай чурбаны разбивать на две части. А затем уж топором эти части на поленья разрубать. До вечера все дрова перерубил и в сарай стаскал.

Вышла тёща головой покачала. И даже улыбка, по лицу скользнула.

— Тётя Устинья, — говорит он тут. – У забора, брёвна лежат.

— Они уже третий год лежат. Распилить-то некому.

— А я в мастерской бензопилу видел.

— Не работает она.

— Может, я посмотрю?

— Вот завтра и посмотришь, — проворчала Устинья. – А сейчас баню затопи! Помыться тебе надо. Да, и мы все помоемся.

— Сейчас истоплю, — улыбнулся зять.

***

На следующий день вытащил Харитон бензопилу во двор. Разобрал по частям. И понял, что не заработает она – звёздочка маленькая полетела и всю цепь размолотила.

А тут старик, какой-то подошел:

— Привет сосед!

— Привет!

— Тебя, как зовут, мил человек?

— Харитон.

— А меня – Анисим. Вот моя изба! – кивнул он на соседний дом, затем над запчастями наклонился. – Что не работает?

— Не! И уже не заработает.

— Пошли ко мне у меня такая же. И тоже не работает. Может, из двух одну соберёшь.

Пришли к деду. У того бензопила совсем убитая, а звездочка – цела, и цепь вполне справная.

— Забирай всё! – улыбнулся Анисим.

— Спасибо! А чего я должен?

— Ну, если заработает, и мои брёвна перепилишь.

— О чём разговор?

Loading...

— Да, Харитон, у меня мотоплуг есть. Забери, может, и его починишь.

— Дядя Анисим, а ты как?

— Мне уже восемьдесят скоро, и без плуга-то кое-как хожу.

— Ну, тогда я тебе огород вскопаю и картошку посажу.

— Ну, лады! – улыбнулся старик.

***

Собрал Харитон бензопилу. Перепилил дрова и тёщины и деда Анисима. И даже соседа – бизнесмена. Тот для камина целую машину березовых брёвен привёз.

А сосед этот и говорит:

— Слушай! Ты мне переколи их и в сарай перетаскай! – и две пятитысячные купюры суёт.

Сделал Харитон, всё как тот бизнесмен просил. Вернулся домой, положил деньги на стол:

— Тётя Устинья, возьми деньги!

Покачала та головой, на лице довольная улыбка мелькнула. В деревне редко деньгами расплачиваются. Обычно, другая валюта в ходу.

***

На следующий день Харитон мотоплугом занялся. Пора и огороды пахать. Сидит во дворе запчасти перебирает. Тут пацан забегает, глаза перепуганные. Как закричит:

— Мы на льдинах катались, а вашего Ярослава унесло… он спрыгнуть не может…

Выбежала и Устинья с дочерью, и все к реке побежали.

Льдина, со стоящим на ней мальчишкой медленно отходила всё дальше и дальше от берега к средине реки. А по течению другие, огромные, льдины надвигались, видно, где-то, выше по реке, затор прорвало.

— Сейчас раздавит мальчонку, — раздался чей-то испуганный голос.

Завопила Фаина.

Но Харитон уже бросился в холодную воду и поплыл к льдине. Доплыл. Забрался на неё. А к ним уже огромная льдина приближается. Сейчас сомнёт их.

— Слушай, Славик! – наклонился Харитон к мальчишке. – Ты ведь настоящий мужик.

— Да, — утвердительно кивнул головой пацан.

— Когда большая льдина приблизится, нам нужно перепрыгнуть на неё, иначе она нас раздавит.

У нас будет всего пара секунд. Сможем? Давай руку! Приготовься! Прыгаем!

Харитон схватил мальчишку за руку и, буквально, бросил на льдину. Прыгнул и сам, сильно ударившись о край ногой. Штанина брюк стала окрашиваться в красный свет. Мальчишка с испугом смотрел на свои расцарапанные руки.

А льдина уже на средине реки, где течение набирает силу. И их понесло в неизвестность.

***

С берега все с ужасом наблюдали за удаляющейся льдиной.

— Пропадут ребята! – вновь раздался чей-то голос.

Его заглушил женский плач.

— Может и не пропадут, — вслух стал размышлять участковый. – Впереди река делает резкий поворот…, а Харитон, вроде, человек умный.

И Юрий бросился к своей «Ниве», стоящей здесь же на берегу.

Харитон обнял мальчишку, стараясь, хоть немного его согреть:

— Слушай, сынок! Одно испытание мы преодолели. Сейчас будет другой. Льдина не сможет обогнуть вон тот выступ суши, и мы в него врежемся. Очень сильно врежемся! Давай отойдем на другой край льдины.

Суша всё ближе и ближе. Удар! С огромной силой они перелетели всю льдину и очутились на прибрежной гальке.

— Жив! – поднял Харитон мальчишку.

— Руку больно и ногу – тоже.

— Пустяки! – улыбнулся мужчина. – До свадьбы заживёт.

— Ага! А кровь течёт.

— Терпи! На дорогу выбираться надо.

— Болит, — потер мальчишка локоть

— Не ной! Ты мужик.

***

Через пару минут они вышли на дорогу. И тут из-за поворота показалась «Нива». Из неё выскочил участковый:

— Живы?!

— Вроде, живы! – кивнул головой Харитон.

— Ой, что-то вы мне не нравитесь! Быстрей садитесь! В город в больницу поедем!

***

Дочь лежала на кровати и ревела. Устинья не отходила от окна. Мелодия на сотовом заставила вздрогнуть обеих. Фаина схватила телефон. На дисплее высвечивалась надпись: «Участковый».

— Что, что с ними? — крикнула она, прижав телефон к уху.

— Ярослав, твой вон сидит, весь перевязанный и заклеенный. Сейчас ему трубку дам.

— Мама, — послышалось в трубке.

— Сыночек, сыночек, с тобой всё в порядке?

— Нормально, мама! Я не мужик что ли?

— Вот видишь, Фаина, всё нормально! – раздался голос уже участкового.

Устинья выхватила телефон из рук дочери:

— Юра, Юра, а как там мой зять?

— Зашивают его… Подожди, вон вышел.

— Что, Харитон? – послышалось в трубке.

— Да, нормально всё.

— Тётка Устинья, всё нормально! – послышался голос участкового. – Сейчас привезу тебе и внука и зятя.

Устинья облегченно вздохнула и махнула дочери головой:

— Хватит лежать. Сейчас наши мужики приедут, голодные, поди, с утра не ели...

Автор: Александр Паршин

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...