Иннокентий Смоктуновский: «Я знаю, что нас только Бог спасает. Мы сами ничего не можем»

Очень интересно (но страшно) рассказывал актёр Иннокентий Смоктуновский о том, как он был на войне, в плену. Не дай Бог такого больше никогда, никому...

Когда семнадцатилетний Смоктуновский участвовал в боевых действиях под Сталинградом, немцы окружили их, пехотинцев, и взяли в плен. Разместили в лагере.

Там в антисанитарных и в принципе античеловеческих условиях Иннокентий заразился дизентерией и, как он говорит, уже «доходил».

При наступлении наших войск немцы решили отвести пленных в другое место. Составили из солдат нескончаемую колонну по 5 человек в ряду и повели.

Самые слабые отсеивались по дороге, отставая от шествия. Конвоиры их не щадили, и позади колонны можно было разглядеть скорбную «дорогу» из расстрелянных узников.

Смоктуновский на тот момент был весьма близок к тому, чтобы пополнить ряды тех, кто остался лежать на дороге. Дизентерия истощила его силы, лагерную баланду он даже видеть не мог. И жутко хотелось пить: обезвоживание.

И вот длиннющая колонна страдальцев почему-то была остановлена. А часть пленников, среди которых был Смоктуновский, находилась в этот момент на мосту. Он был над небольшой рекой.

Иннокентий увидел её, схваченную первым льдом, и страстно захотел попить из водоёма. Он обратился к конвоиру:

«Камрад! Камрад! Тринкен!».

Тот оглядел худющего паренька, ничего не ответил, но сделал позволяющий жест рукой.

Юноша спустился по довольно глубокому снегу вниз, к кромке реки, и хотел пробить некрепкий ещё ледок ногой. Не тут-то было! Ведь свои добротные сапоги он недавно выменял на буханку чёрного хлеба. Изнурительный голод толкнул бойца на это. А взамен своих сапог Иннокентий получил самодельные резиновые чуни из автомобильной камеры, привязанные обмотками к ногам.

Юноша стучал ногами по льду, но без крепких каблуков добраться до воды не получалось. Да и силы-то для удара у него откуда возьмутся? От обиды и разочарования Смоктуновский заплакал.

Но тут, на его счастье, к речке спустился попить такой же бедолага, как он. Тот ударил в лёд каблуком сапога и пробил его. Бойцы попили.

Но Иннокентий чувствовал, что конец его приближается, а как же не хотелось уходить в 17 лет!

И тогда он стал просить второго пленного:

«Брат, я дальше идти не могу. Спрячь меня, пожалуйста!».

Под мостом были бревенчатые сваи, а вокруг них нанесло кучу мусора. Прибились всякие ветки, камыши, солома и прочее. Можно было рискнуть и замаскироваться. Но тот солдат испугался расправы и быстро полез обратно, наверх.

Тем временем колонна уже трогалась. Но немцы были не так просты. Они помнили про отлучившегося русского. И под мост с другой стороны стал спускаться немецкий офицер. Смоктуновский крепко прижался к свае.

И тут произошло замечательное событие. Офицер, встав на коварный ледок, поскользнулся и упал на четвереньки. Причём пистолет при падении вылетел из его рук и заскользил по льду, «проехав» мимо притаившегося русского бойца. Немец же, неуверенно чувствующий себя на льду, быстро пополз за оружием на четвереньках.

Loading...

Вот тогда Смоктуновский и взмолился про себя:

«Господи, спаси! Господи, помилуй!».

Фашист так торопился поймать свой пистолет, что смотрел только на него, проползая мимо пленного. Боялся, наверное, что без оружия получит от русского на орехи.

Наконец он схватил пистолет и только тогда встал. Развернулся и пристально уставился под мост, чтобы увидеть беглеца. Идти по льду он что-то уже не захотел: снова шлёпнуться неинтересно, надоело ползать. С его точки обзора позиции пленник уже не просматривался:

«...с того места, где он находился, меня уже не мог увидеть, я был в мёртвом пространстве, за сваями».

Пришлось немцу несолоно хлебавши лезть наверх, ведь колонна уже двигалась.

И Смоктуновский спасся!

Вот так сохранил его Господь, устроив все обстоятельства благоприятно для Иннокентия — и до его молитвы, а тем более после горячего вопля ко Господу.

Актёр позже говорил:

«Я знаю, что нас только Бог спасает. Мы сами ничего не можем».

И, кстати, всю войну потом Иннокентий прошёл целым и невредимым. Это он непосредственно связывает со случаем из своего детства.

Иннокентий Смоктуновский рассказывал историю из своего отрочества. Будущему знаменитому актёру тогда было 14 лет. Он жил у тёти с дядей. Как-то раз перед одним из праздников тётя подала племяннику 30 рублей, наказав пойти в церковь и отдать деньги сотрудникам — на ремонт храма и на свечи.

На минуточку, по тем советским ценам мороженка стоила 20 копеек. Булка хлеба — столько же. А Кеша получал денег на свои расходы от тёти с дядей в месяц примерно 1 рубль. Надо ли говорить, что он был ошарашен полученной суммой и целью, с которой деньги были выделены. Как же пойти и своими руками отдать такое богатство неизвестно кому и для чего!

Парень выбежал на улицу с этими сокровищами, шёл и боролся с собой. Да ведь он может на такие деньжищи купить себе массу мороженого, это уму непостижимо, и припеваючи сладко жить, наверное, целый месяц! Поэтому Иннокентий решил: нет, не отдаст он эти 30 рублей никому!

Однако ноги незаметно несли и несли парня к храму... Наверное, Ангел Хранитель подталкивал в спину. И, когда молодой Смоктуновский очутился в этом спокойном, благостном, торжественном месте, он уже не смог себе позволить стать обманщиком. Смущённый посетитель подошёл к служительнице церкви и подал ей 3 красных купюры, взволнованно пробормотав:

«Вот, пожалуйста, возьмите это на ремонт храма».

Женщина приняла деньги, поблагодарила юношу, и... всё. Внешне всё вокруг осталось таким же, как минуту назад. Но не так было в душе у Иннокентия. Там в эти мгновения происходило нечто наиважнейшее, главное, что может быть у человека в жизни.

Как бы то ни было, Господь сохранил молодого человека, и люди потом смогли увидеть его проникновенную игру в различных спектаклях и фильмах — «Солдаты», «Берегись автомобиля», «Гамлет» и многих других.

Автор: Лариса Кречетова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...