Двое...

У моей бабушки была нелегкая судьба, наверное как у многих, кто родился за 10 лет до войны. Они со старшим братом остались вдвоём, в то сложное время: отец был призван на фронт, а мать умерла в первую военную зиму.

Близких родственников, так уж получилось, у них не было, а дальние не горели желанием брать на себя ответственность за двух детей, в то непростое время, (но документы, чтоб детей не забрали в детдом кто-то из них оформил). А так Ограничивались редкими посещениями и короткими диалогами: «От папки письма есть? Дров много не жгите, экономьте...» на этом общение обычно заканчивалось.

Бабушкиному брату было на тот момент 14 лет. Все мужские, да и большая половина женских обязанностей, легла на его плечи. Но он не сломился, не скис, не опустил руки. Как мог, так и «тащил» на себе все хозяйство по дому. Дети при всех тяготах войны, были полны энтузиазма и надежды на лучшее будущее.

В 43-ем, в феврале, получили похоронку на отца. Бабушка вернулась от знакомой и застала брата с заплаканным лицом, сидящего на кровати. На полу валялся Маленький кусочек бумаги, который своим известием за одну секунду, сделал их круглыми сиротами. Она все поняла. Сразу. В дверях. Тут же осела и стягивая с себя платок, как-то чисто по-женски заголосила в голос. Хотя до этого Ревела всегда тихо, беззвучно...

Он подскочил к ней, упал рядом на колени, схватил ее в охапку, прижал ее маленькую, рыдающую к груди, гладил по волосам и приговаривал: «Ну что ты, Варька... надо быть сильными... хорошо, что они у нас были... но что делать, раз так случилось... но у тебя есть я, а у меня ты... я тебя никогда не брошу, никуда не денусь, ты только не реви...» так они и просидели почти всю ночь обнявшись: рыдали навзрыд и успокаивали друг друга.

Долгожданная новость о Победе ворвалась во все дома в один и тот же день, но к мирной жизни люди возвращались медленнее, чем хотелось бы. Многие ждали весточки от родственников, близких и знакомых, которые встретили Победу где-то там,далеко за пределами своей маленькой Родины. Все хотели знать когда они возвращаются, когда их ждать. И люди жили этими ожиданиями.
Так же тихо жили и эти двое детей. Только Не ждали никого с фронта. Некого было ждать. Но в одно утро в двери постучали: «Матвей Сергеевич, здесь обитает?»-стучал солдат, в застиранной гимнастерке, с вещмешком за плечами. Усталый взгляд, густые, но почти полностью седые волосы, усы как у Будённого. От него пахло табаком и почему-то луговой травой...

«Здесь... это я...» — брат впустил незнакомца в сени и вопросительно на него смотрел.

«А девочка? Варюха?» — он оглядел помещение и взволнованно посмотрел на молодого человека.

«И я здесь...» — Варя вышла в сени услышав разговор...

«Живы,... оба!!! живы!!!» — солдат сгрёб в охапку ошарашенных детей и смахивая незаметно набегающие на глаза слезы, обнимал их ничего непонимающих, до боли в своих руках...

«Служил... с Сергеем... плечом к плечу... с одного котелка...рядом были... он упал, а я дальше... мои все в Ленинграде... голод... никто не выжил... договорились с Сергеем... кто выживет поможет семье друга...»

Так в их жизни появился Петр Осипович, однополчанин отца, который, насколько это стало возможным, попытался компенсировать его отсутствие.

Loading...

В скором времени женился Матвей... у них с женой родился сперва сын, следом, с разницей в два года дочь...
вышла замуж и Варя. Здесь родилось трое детей: дочь, а потом два сына.

Матвей отстроил свой дом на соседнем с родительским участке, оставив родительский дом своей сестре и ее молодой семье.

Когда из Ленинграда приезжал Петр Осипович, помочь со стройкой, или с ремонтом дома, всегда останавливался в доме фронтового товарища. Говорил, что здесь ему друг, Серега, видится как живой...

В 80-ом он приехал в последний раз. Много шутил и балагурил. А уезжая, прощаясь, отведя Матвея немного в сторону, сказал: «Все... думаю что больше не свидимся... мотор барахлит... думаю не выкарабкаюсь... да я и так много пожил. Пора и честь знать. Береги Варюху... и всю семью...»

Через два месяца общие знакомые прислали телеграмму, что он не перенёс инфаркт и умер дома в своей кровати...

Всю свою жизнь, Матвей и Варя держались вместе. Не ругались, даже не спорили особо. Все тяготы и невзгоды делили поровну. Никогда не унывали и ни на что не жаловались. Детей вырастили, внуков дождались и даже правнуков... все праздники встречали вместе, двумя сначала небольшими, а под конец жизни огромными семьями.

Пять лет назад умер Матвей. Присел в своём огороде на скамейку, прикурил сигаретку, оперся спиной на стену дома и все... инсульт... медленно завалился вперёд и упал на недавно пробившуюся траву...

Варя, сидя у гроба брата, чёрная от горя, повторяла: «а ведь обещал... не оставлять... тяжело мне без тебя будет...»
Пережила она его всего на три месяца...не смогла оправится от горя...

Бабушка никогда не говорила о своём детстве, отмахивалась и ограничивалась дежурной фразой: «война была, тяжело. Что там рассказывать? Ничего интересного...»

Только разбирая на чердаке старые вещи, мы наткнулись на учебные тетрадки, а листая их, поняли, что это ее дневники... много чего узнали о жизни этих двух людей, которые дали начало всей нашей огромной семьи.

О двух детях, которые не сломились, в то нелёгкое время, и которые в самые сложные для себя времена, на протяжении всей жизни, знали, что они есть друг у друга, и есть человек, который всегда подставит своё плечо и протянет руку помощи... и на этом негласном правиле выросла и живет вся наша огромная семья. В память об этих двоих... Матвее и Варваре...

Автор: Орлова-Птичкина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...