Доченька моя, бедная...

— Доченька моя, бедная, — рыдала и причитала Маня над своей новорождённой дочерью, -заранее знаю твою женскую долю, крошка моя. Девочка жадно сосала материнскую грудь и морщила носик. По всему было видно, что малютке не нравилось, что ей на личико капали слёзы Мани, но это ей не мешало наслаждаться материнским молоком.

В палату зашла медсестра.

— Что это мы тут за сырость развели?- строго спросила она, — смотри, а то ребёнка в своих слезах утопишь. Что за горе у тебя такое? Девочка родилась крепенькая, здоровая. У тебя молоко прибыло, корми ребёнка и прекрати нервничать, а то молоко пропадёт. Радуйся, что всё хорошо.

Маня как будто пришла в себя от слов строгой медсестры. Она смахнула слёзы, улыбнулась непонятно кому, малышке или медсестре и сказала:

— А я радуюсь. Просто, как подумаю, что моя малютка повторит судьбу женщин всего нашего рода, мне становится её так жалко. Думала, если мальчика рожу, то на нём прервётся судьба женщин нашего рода, а оно вот как вышло, опять девочка. До последнего надеялась и просила не говорить мне пол ребёнка, чтобы не расстраиваться заранее, не нервничать и этим не навредить ребёнку. Все женщины в нашем роду одинокие и детей рожаем без мужей. Вот такая наша планида.

— Хорошая ты мама, -сказала медсестра, -только не надо заранее делать плохую установку судьбы девочки, а то знаешь, говорят: «как корабль назовёшь, так он и поплывёт». А как решила дочку назвать?- чтобы отвлечь Маню от тяжёлых мыслей, спросила медсестра.
— Мама с бабушкой хотят, чтобы я доченьку Марией назвала. Мария означает любимая, госпожа. У нас в роду всех Мариями зовут. Бабушку -Маруся, маму-Маша, меня-Маня, а в итоге Марии. Вот и мою доченьку , мама с бабушкой настаивают назвать Маняшей. Только недавно я где-то прочитала, что толкования этого имени разные. Оно ещё обозначает -отвергнутая. Не назову Маняшей. Любой назову, Любочка, Любовь. Хочу другую судьбу доченьки, а может имя -то тут и не при чём, — и у Мани опять на глазах появились слёзы.

-Ну всё, всё, хватит судьбу гневить. Ты здорова, ребёнок здоров. Всё будет хорошо, а ты молодая, ещё и замуж выйдешь.

-Где ж молодая? Тридцать девять уже. Замуж никто не звал, да и вряд ли

теперь кто-то позовёт. Вот решила без мужа родить, время поджимало.

-Ну и правильно, что решила. Смотри, какая девка славная получилась. Богатырша, любого пацана за пояс заткнёт. А жажда жизни какая? Ишь как сосёт, не оторвать от мамки. Всё у вас будет хорошо, вот посмотришь. Ты только думай о хорошем. Хорошие мысли, они притягивают хорошее.

Любаша росла этакой богатыршей, как тогда, в роддоме сказала медсестра. Сильная, уверенная в себе. В классе училась лучше всех и такие задатки лидера, что другим за нею не угнаться. Внешность конечно немного подводила. Телосложение скорее мужское, чем женское. Широкие развитые плечи, узкие бёдра, но зато грудь очень даже женственная.

Дружила Люба с мальчишками, вот такая была рубаха-парень и одевалась, как мальчишка. Мать с бабушкой и прабабушкой очень огорчались по поводу отношений Любочки с мальчиками.

-Люба, ну что ты с мальчишками якшаешься?-причитала бабушка Маруся, -ну что у тебя подруг нет? Неужто это девичье дело мячик с пацанами по полю гонять?

А тут и мама подоспевала с нравоучениями:

-Любаша, ну смотри сколько у тебя нарядов в шкафу, а ты всё в штанах, да в футболке. Неужели тебе не хочется нарядиться, как девушка? Так будешь с мальчишками дружить, никогда себе жениха не найдёшь, никто из ребят на тебя внимания не обратит. Они же тебя за своего парня держат. Ох, Люба, одумайся пока не поздно, пора уж в девушку превращаться.

На все эти охи и вздохи мамы, она всегда улыбалась и только один раз ответила:

-Мама, не волнуйтесь вы так. Меня могут выбирать, не выбирать, это не важно. Важно, когда я кого-то выберу. А если я выберу, он от меня не отвертится.

Мама недовольно покачала головой, а бабушка на ответ Любы заохала и на всякий случай пошла пить свои успокоительные капли.
« И в кого Любочка такая бойкая, самоуверенная. Кто ей в голову втемяшил, что она сама может брать от жизни всё, что пожелает?-Думала Маня. -Как бы не разочароваться Любочке, ведь в жизни не всё зависит от наших желаний». Маня пыталась остеречь Любушку от такого подхода ко всему, о та лишь отмахивалась.

В конце десятого класса, Люба влюбилась в Кольку-ботаника из параллельного класса. Неприметный очкарик Колька был замкнутым и погружённым в учёбу и друзей -то у него не было. Люба обратила на него внимание на дискотеке. Колька стоял у стены и старался быть незамеченным, но на фоне других, он этим как раз и был заметен. Ему конечно хотелось танцевать, но он боялся отказа девочек и поэтому просто стоял.

Люба пожалела ботаника, она подошла к Кольке и пригласила его на танец. Ей было плевать на условности о которых говорила бабушка, что кавалер должен делать первый шаг к девушке.

Колька оторопел, он явно собирался весь вечер подпирать стену.

-Меня приглашаешь?-удивлённо спросил он. На всякий случай посмотрел по сторонам и втянул шею.

Loading...

-Тебя, а что тут удивительного. Хочу с тобой потанцевать, вот и приглашаю.

Радостный Колька не пошёл, а побежал танцевать с Любой и она его весь вечер не отпускала от себя. Он даже пошёл её провожать домой, хотя Люба никого не боялась. Ей просто было интересно с Колькой разговаривать, он так обо всём рассказывал, что Люба влюбилась в него и ещё она влюбилась в его глаза, которые она разглядела, когда он время от времени снимал очки, чтобы протереть запотевшие стёкла.

Мама с бабушками от Кольки были без ума. Они были удивлены, как это Люба сподобилась увлечь такого умного, красивого парня.
Колька рядом с Любой стал уверенней. Любаша заставляла его верить в себя и всегда говорила какой он умный, красивый и замечательный.

После окончания школы и Коля и Люба поступили в университет и на третьем курсе решили пожениться. Люба сама сделала предложение Кольке.

-Коль, пора бы нам уже и пожениться, -уверенно сказала она, — да мы можно сказать уже муж и жена, столько встречаемся. Другие столько в браке не живут. Или ты сомневаешься?

Коля не сомневался, он доверял Любе в правильности этого решения. Он как-то привык, что Люба ведущая, а он ведомый.

Как же все вокруг были рады. Родителям Николая очень нравилась Люба и они видели, как их сын изменился рядом с этой девушкой. А уж за маму и бабушек Любы и говорить нечего, Колю они обожали, да наконец в их роду прервётся карма матерей-одиночек .

На пятом курсе института у молодых родился сын и Люба пошла в декретный отпуск.

А Николаю после успешной защиты диплома предложили остаться в университете на преподавательской работе , чему они с Любой были очень рады. Работу молодому специалисту не найти днём с огнём, а тут такая стабильная, перспективная работа, тем более, что Николай не прекращал пополнять свои знания и в дальнейшем рассчитывал на звания и степени.

Сотрудники университета уважали молодого специалиста, студенты обожали, поскольку возраст Николая недалеко ушёл от студенчиского, а студенточки влюблялись в умного, современного преподавателя.

Стала Люба замечать, что выпестованный ею муж стал поздно приходить, ссылаться на усталость, когда Люба намекала, что пора вспомнить о супружеском долге и если раньше, после работы рот Николая не закрывался и он рассказывал и рассказывал о студентах, лекциях, о том как он пишет диссертацию. А тут вдруг молчит, насупившись и о чём Люба не спросит, ответ короток, мол на лекциях наговорился.

Люба не наивная девочка, поняла, что выговаривается он и тратит свои мужские силы где-то в другом месте. « Ах ты кот, поганый, -подумала Люба, — я тебя можно сказать заставила в себя поверить, а ты хвост поднял, да и по студенточкам, я тебе этот хвост быстро прикручу.»

Решила Люба проследить за подозреваемым мужем и не ошиблась. Подруга Любы, секретарша декана разузнала, что рядом с Николаем Степановичем крутится бледная, худосочная, плоская во всех местах, очкастая амёба, студентка Парамонова. Все шушукаются по поводу их романа, но свечку никто не держал.

Чтобы принять меры, Любане достаточно было этой информации. Парамонову Иру она встретила у общежития и на виду у всех, разобралась с нею. Разборки с Николаем состоялись дома.

Если Парамонова отделалась двумя клочками выдранных волос, боялась дородная Любаня , что амёба больше не встанет, если она приложится к ней кулаком, то Николаю были предъявлены претензии в виде фингала под глазом.

— Люба, я всего лишь хотел , поднять самооценку Ирочки, — лепетал Николай, — хотел помочь ей, как ты когда -то помогла мне. Ничего серьёзного.

За такое объяснение, своих похождений, Николай бонусом заработал фингал под вторым глазом.

Чем бы это кончилось, неизвестно, если бы он вовремя не одумался и перестал оправдывать свои кобелиные бега, а упал на колени перед Любой, как подкошенный и умолял о прощении.

Люба простила с тем уговором, что если Коленька сделает ещё хоть одно кобелиное поползновение в сторону женского пола, то сам Коленька лишиться своего пола.

Николай больше никогда не проверял, свершится ли то, что ему пообещала Люба. Проверять опасно, с Любаней шутки плохи. Когда она в гневе, нужно опасаться лишиться не только мужских причиндалов, но и жизни. На чужое Любаня не зарится, но и за своё может постоять.

Вот такая она «доченька моя, бедная».


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...