Женщины в его жизни

Егор Денисов, тридцати трех лет от роду, был очень интересным мужчиной, и внешне и как человек. Следил за собой, занимался спортом, вел правильный образ жизни и хорошо зарабатывал. Отстроил дом, в котором жил с родителями, забрав их из старенькой двушки.

Воспитали его в лучших традициях добропорядочной семьи. Он был хорошо образован, начитан, и манеры соответствовали его образованию и воспитанию. Не мужчина, а клад для женщин. И они его обожали.

И вот тут начиналось самое интересное: этих женщин у него было не счесть числа. Он их любил, обожал, на руках носил. Но не всех сразу, а по одной. Романы случались у него с завидной регулярностью, только вот беда – долго они не длились: от силы месяца два-три. И у него уже появлялась другая.

Интересно то, что ни одна из бывших не была на него в обиде или оскорблена. По большей части женщины уходили от Егора сами, поняв, что дальше ухаживаний и пьянящих ночей дело не пойдет. Ни одной из них он не делал предложения и даже не намекал на далеко идущие отношения. Ни одну не приглашал к себе домой.

И как ни странно, все его пассии уважали такой подход к делу: он честен с ними и не вешает лапши на уши. Они извинялись, объясняли, что не этого ждут от жизни и покидали его, как бы грустно это не звучало. А он находил себе другую. Причем женщин предпочитал зрелых и самодостаточных, не терпел молоденьких легкомысленных содержанок.

Самого Егора такая жизнь вполне устраивала. Он всегда был востребован, к каждой своей избраннице относился со всей душой, и они это ценили. Обижаться на него было не за что.

Только вот родители переживали.

— Егорушка, ну ты же не можешь так всю жизнь порхать, как мотылек с цветка на цветок? – горестно вопрошала мама, которая никак не могла дождаться внуков.

— Да «бaбник» он, Лида. Самый настоящий «бaбник», — сердился отец. – То Таня, то Катя, то какая-то Эльвира! На что это похоже?! Тьфу, стыд и позор!

Но Егор лишь улыбался в ответ и говорил:

— Я просто женолюб, отец. И этим все сказано. Жениться – это не мое. Вы с мамой что хотите, чтобы я тут семью завел? Женщину поселил, детей наплодил? Зачем? Живем спокойно в большом доме, горя не знаем. Придет время, женюсь. Но не сейчас.

Отец рукой махнул, а мама горестно вздохнула и пожалела, что не имеет еще и дочки. Та бы уж точно осчастливила ее внуками.

Шли годы. Егору уже хорошо за сорок. Но он не утратил пока своей мужской привлекательности. Даже наоборот, стал солиднее. Бег по утрам, фитнес, бассейн и хорошее, а точнее, правильное питание помогали ему держаться в отличной форме. Но он по-прежнему оставался один.

Но не одинок. Женщины у него были всегда, с той лишь разницей, что задерживались с ним намного дольше. Последняя, Кира, продержалась рядом почти год. Она не стремилась замуж, побывав там однажды. Ее все устраивало в отношениях с Егором.

Но он уже притомился: Кира стала раздражать его своей обыденностью, в ней пропала изюминка, и она потускнела в его глазах. На предложение расстаться женщина отреагировала спокойно, тем более, вместе они не жили. А гостевой брак у нее в квартире уже изрядно утомил.

После Киры у Егора был долгий перерыв. Заболела мама. Он отнесся к ее здоровью со всей серьезностью, проплачивал любые процедуры и дорогостоящие операции, доставал необходимые лекарства. Всеми вечерами просиживал в ее палате, стараясь не оставлять одну.

Но все его упорные усилия не помогли: через год мамы не стало. Это был сильный стресс и мощный толчок к переосмыслению своей жизни. Он так и не порадовал ее единственным, чего она ждала от него – внуками. Егору было горько это осознавать. Так горько, что он плакал по ночам скупыми мужскими слезами.

Отец не укорял его, видя, как он выложился весь, пытаясь спасти мать и как страшно пережил ее потерю. На его возможную женитьбу давно махнул рукой. Сын закоренелый холостяк и с этим ничего не поделаешь.

Loading...

Когда Егор немного отошел от горя, он вдруг задумался о своем будущем. Куда идет его собственная жизнь? Что он ждет от нее: свободы? А может глухого одиночества? Нет, только не это.

И он вновь стал оглядываться вокруг, ища предмет для обожания и нового витка отношений. Но… его постигло горькое разочарование: ни одна из женщин не привлекала его.

Все они были на одно лицо, все, как из журнала мод, а точнее, как манекены. Красивые, ухоженные, но холодные и чужие. Да и подступиться к ним было не так-то просто.

Он почувствовал себя в западне своих собственных чувств, которые молчали и не подавали сигналов к действию, как это случалось раньше.

В этот вечер он сидел в кафе и скучал. Была суббота. Он привез отца к другу, и пока старички общались, решил немного развеяться. Прямо перед ним висело огромное зеркало в золоченой раме.

Оттуда поглядывало его собственное отражение: легкая седина на висках, потухший взгляд еще совсем не старого, но безразличного ко всему мужчины.

И вдруг он заметил пару: женщина лет сорока и мужчина неопределенного возраста. По выражению лиц было понятно, что встреча не удалась. Он был мрачнее тучи, а она грустная и напряженная. Вскоре мужчина поднялся из-за стола, сказал ей что-то резкое, от чего она закрыла лицо руками, швырнул на стол деньги и ушел размашистой походкой.

И вот здесь у Егора сработал инстинкт защитника и женолюба. Он подошел к ее столику и присел на стул.

— Неприятности? – спросил он участливым голосом, и женщина взглянула на него с интересом.

Так они встретились. Женщину звали Ирина, а мужчина, который ушел от нее, ее брат. Он настаивал на своей доле квартиры, которую родители оставили ей в наследство. Но денег у нее не было, и съехать ей было некуда. И эта тяжба тянулась уже несколько месяцев.

Но все это Ирина рассказала ему позже, когда он вновь совершенно случайно встретил ее и понял, что это судьба. А в тот вечер в кафе она просто сказала «Извините» и ушла, не пожелав ответить на его вопрос.

Егор думал о ней, такой несчастной, такой трогательной. Хотя и одета она была просто, и внешне весьма обычная, без особых женских прелестей.

Но было в ней что-то такое, чего он раньше никогда в женщинах не замечал: простота и естественность. Вот чего ему всегда не хватало! Или это ему сейчас так казалось?

И все же, когда Егор однажды увидел ее на остановке, он тут же притормозил, вышел и напомнил о себе. Она вспомнила его с трудом, но все же улыбнулась, хотя в машину сесть отказалась.

Егор дал ей свою визитку и попросил позвонить, если помощь понадобится. Или просто захочет пообщаться. И Ирина позвонила через неделю. Нет, ни про какую помощь она выдумывать не стала, просто сказала, что у нее свободный вечер. И они встретились.

С тех прошло восемь лет. Ирина, Егор и его старенький отец, торжественные и нарядные, вели дочку в школу, в первый класс. Их Лялька выросла!

Дед в ней души не чаял, а мама с папой растили и воспитывали дочь в «лучших традициях добропорядочной семьи». Ах, как Егору было это знакомо. Но он был по-настоящему счастлив, держа за руку свою любимую женщину! Единственную, которая ему не надоела и не надоест никогда.

Одно только терзало его душу: бедная мама! Он так и не осуществил ее мечту, пока она была жива! Но он же не виноват, что настоящая любовь пришла к нему так поздно! И ведь это лучше, чем никогда ее так и не встретить.


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...