За каменной стеной

— Ешь, сынок, работаешь много, тебе силы нужны, — Анна невзначай залюбовалась сыном, наблюдая, как после работы, не спеша и с удовольствием ест.

— Ничего, мама, силы у меня есть, — Петр бросил в чай два куска сахара.

— Вчера сено скидывали, рука, поди, до сих пор ноет, — с жалостью в голосе произнесла Анна.

— До свадьбы заживет, — Петр сказал с улыбкой, держа сильной рукой кружку с чаем.

Анна промолчала. А про себя подумала: «Какая свадьба, невесты еще нет, второй год, как отслужил, и никого не присмотрел». Она продолжала вытирать полотенцем стаканы, которые и без того уже блестели, изредка поглядывая в окно. На велосипеде проехала Зинка Забелина, «хорошая девчонка» — подумала Анна, — и бедра широкие, рожать легче будет.

Но Петр насчет Зинки никаких планов не строил, и не замечал даже. А вот новую учительницу биологии присмотрел сразу. Рядом с мощным Петром Галя казалась тростинкой. После института, получив распределение в сельскую местность, она нисколько не расстроилась. Ей даже хотелось работать где-нибудь в красивом месте, там, где река или озеро, и чтобы лес неподалеку. Так и вышло, село большое, речка красивая, лес почти рядом.

А тут еще и парень, почти ее одногодка, засмотрелся, и взглядом дал понять, что снова увидятся. Екнуло сердце: а вдруг судьба. Но охладила себя сразу, надо присмотреться.

Петр сделал предложение еще зимой, надеясь весной расписаться. Он всегда выглядел серьезным, а по рассуждениям – лет на десять старше. – Не сомневайся, со мной, как за каменной стеной. Видишь, какие руки, да я ими горы могу свернуть, пахать буду, дом полной чашей сделаю.

— Да много ли нам надо, Петя. Горы ни к чему сворачивать, жить бы в любви и согласии.

— Эх, Галка, — Петр слегка присел и одной рукой подхватил девушку, — нам жить-не тужить, ты только меня слушайся, и заживем.

В первый же месяц после свадьбы Петр предложил съехать с казенной квартиры, которую дали Гале, как молодому специалисту. – Дом бабкин пустует, в нем будем жить, там просторнее.

Галя уже полюбила этот небольшой домик, встретивший ее распахнутыми голубыми ставнями. – Мебель оставляем, новую купим, — предложил Петр.

— Стол письменный надо с собой взять.

— А зачем он тебе стол, только место загромождать.

— Так нужен мне, работаю я за ним.

— А работать, Галчонок, надо на работе, — Петр обнял жену, — а дома мужа надо любить.

— Так ведь люблю тебя, Петя, люблю. А дома все же какой раз к педсовету подготовиться надо, книжки какие почитать, — ну как без стола-то, удобный он.

Стол они так и не взяли. Петр командовал, куда и что поставить, избавившись от старой бабушкиной мебели.

Через год родилась Света, и, казалось, счастье поселилось в доме навсегда. Еще через год Галя вышла на работу. – А зачем тебе работать? – Недоумевал Петр. – Я вкалываю, в доме все есть, сиди, кашу да щи вари.

— Петя, так ведь я училась на профессию, работа это моя. И она мне нравится, — Галя словно оправдывалась.

— Ну не знаю, живешь со мной, как за каменной стеной, другая бы спасибо говорила…

— Я не другая, — Гале стало обидно, — и я человек благодарный, но на работу я выйду.

В школе Галю ждали. Учителя окружили, расспрашивая о дочке, повзрослевшие ученики еще издали кричали: «Здравствуйте, Галина Александровна».

Зато дома Петр недовольно спрашивал: — Ты же до обеда должна, чего до вечера торчала?

— Так к мероприятию готовимся. Не ворчи, я же все успеваю, ужин приготовила, все постирано, ребенка от Анны Семеновны забираю… Тут еще вот какое дело, у крестной моей в воскресенье юбилей, нас приглашают, давай съездим.

— В воскресенье не могу, калым у меня.

Loading...

— Ну, я тогда со Светой съезжу, подарок от нас куплю.

— А зачем? Чего ты там не видела? Лучше дома побудь, отдохни.

— Так вот я и хочу отдохнуть, — Галя почувствовала, как начало дергаться веко, чего раньше не замечала. – Это же моя крестная, она у нас на свадьбе была, подарки нам дарит, я хочу съездить, до города сто километров всего.

— Ну как знаешь, если тебе плевать на мужа, который работает, для семьи старается, тогда езжай.

У Гали появилось чувство вины; и в самом деле, Петр мужик домовитый, городские подружки завидуют, что так удачно Галка замуж вышла. Да еще где, — в деревне. Галя вздохнула и никуда не поехала.

— Петя, меня в город на областной семинар отправляют, два дня будет проходить. Светланку к маме отведу, ты же на работе.

— Больше отправить некого? Почему тебя?

— Директор и завуч так решили, — Галя растерялась от вопроса, настолько ей казался этот семинар обыденным делом.

— А что тебе это даст? Умнее что ли станешь? – Петр был раздражен. – Я вообще не понимаю, чего тебе надо. Дом – полная чаша, я на лесозаготовках вкалываю, чтобы любимая жена ни в чем не нуждалась. – Он подошел к шкафу и распахнул настежь, — все есть, другие только завидовать могут.

Галя смотрела на него и словно натыкалась на каменную стену, которую невозможно преодолеть. – Петя, я работать хочу, и семинар этот мне нужен.

— Мать приболела, со Светкой не сможет посидеть, а я на работе, так что ребенка не с кем оставить.

Галя сразу как-то сникла, молча стала убирать со стола, а на другой день отказалась ехать. Добротный дом, под крышей которого она надеялась быть счастливой, показался каменным мешком, казалось, невозможно никуда выбраться, чуть позже прийти с работы. Стало казаться, что стены сдавливают со всех сторон, и хотелось простора. А в чем он выражался этот простор, она и сама пока не могла понять.

— Галина Александровна, на последнем звонке все педагоги выступают, мы вас тоже записали.

— На репетиции придется оставаться.

— Всего два раза.

Галя кивнула, а сама со страхом подумала, что скажет муж. Во дворе визжала бензопила, Петр с отцом распиливал увесистые бревна. Она быстро приготовила ужин, все порываясь сказать о завтрашней репетиции, но так и не решилась.

После уроков забрала Светланку из садика и пошла в школу. Девочка сидела тихо, увлекшись разноцветными кубиками.

Домой Галя шла довольная, ведя дочку за руку. Воздух был пропитан весной, молодая трава расстилалась махровым ковром. Предстоял тяжелый разговор с мужем, но на сердце почему-то было легко.

— В общем, так, — Петр смотрел на жену, как на школьницу, — или ты уволишься, или я тебя сам уволю.

— Да, Петя, мне может и придется уволиться из этой школы, но прежде я с тобой разведусь. – Кстати, котлеты в холодильнике, я еще утром приготовила, зря ты в холодильник-то не заглянул.

-Ты это шутишь что ли?

— Да уж какие шутки, нажилась я за «каменной стеной», пора выбираться отсюда.

До конца учебного года Гале пришлось пожить у своей одинокой коллеги. А потом она уехала в районный центр, уволившись из школы. Директор дала ей хорошую рекомендацию и молодую учительницу приняли на новое место работы по специальности.

Она была рада и новому месту, и временной комнате, которую выделила администрация района. И с надеждой смотрела на строящийся двухквартирный дом, в котором обещали выделить квартиру.

«И никакой каменной стены», — думала она, вздохнув свободно...

Автор: Татьяна Викторова

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...