Не дай вам бог, девки, такое пережить

— Татьяна Ивановна, нам уже закрываться пора, а он стоит и ничего не покупает — пожаловалась директору, продавец Ольга.

Татьяна подняла голову от накладных и рассеяно переспросила — Кто стоит? Зачем? Скажите, что закрываемся и всех делов. Зачем меня по пустякам беспокоить?

— Но Оля мялась на пороге.

Татьяна отложила бумаги в сторону и устало сказала — Понятно. Пошли, разберемся —

Вышла в зал и сердце ее ёкнуло. Спиной к ней стоял солдатик перед витриной с пирожными. Оттопыренные уши забавно торчали на обритой голове.

— Миша, сынок — крикнула хрипло Татьяна. Оглянулись все. И Ольга и уборщица тетя Валя. Повернулся и солдат. Татьяна судорожно вздохнула, опять все начинается сначала, она вновь увидела сына в чужом человеке.

С трудом взяла себя в руки и спросила — Молодой человек, мы скоро закрываемся. Если ничего купить не хотите, прошу на выход — Совсем ещё молоденький пацан, смущённо улыбнулся.

— Извините, выбрать не могу. У меня денег мало — и раскрыл ладошку с мелочью.

— Что, все в увольнении прокутил? А родители плохо помогают? — пошутила Татьяна, подходя ближе.

— Да я не себе. Сестрёнке. Меня в отпуск на неделю отпустили, вот я и приехал. Она у меня недалеко живёт. В детском доме на Комсомольской. Мы с ней одни остались. А деньги у меня в поезде украли, хорошо что мелочь в кармане осталась — покраснел парнишка.

Татьяну, как холодной водой окатили и она повернулась к Ольге:

— Девочки, давайте по быстренькому соберите в пакет чего повкусней. Чек мне потом отдадите — скомандовала она и повернулась к солдату.

— Сам поди голодный ? — спросила Татьяна и взяла его за руку

— Пойдем ко мне в кабинет. Я тебя чаем напою и бутербродами накормлю

— Паренёк, краснея, пошел за ней.

А тем временем в зале, Ольга с напарницей, укладывали в пакет сладости.

— И чего наша Татьяна так всполошилась? Уже домой пора и кассу закрывать, а мы тут возись — ворчала Ольга.

Тетя Валя прикрикнул а на нее — Чего ворчишь? Сказали, делай и не бурчи. А Таня правильно делает. Надо девочку порадовать , да паренька поддержать —

Но Ольга не сдавалась:

— Я ее, если честно, в первый раз такой увидела. Как она ему крикнула, Миша? Вот вы, теть Валь, здесь давно работаете, кто это?

— Уборщица перестала мыть пол и горестно вздохнула

Loading...

— Так сына ее звали. Он у нее в афганскую сгинул. Один единственный у нее был. Не дай вам Бог, девки такого пережить.

Она же раньше другая была. Хохотушка, болтушка. А как Мишки не стало, закаменела вся —

А в кабинете, Татьяна, деликатно расспрашивала парня.

— А давно вы одни? Как сестру зовут? Где ночевать будешь?

— Тот с аппетитом поглощал бутерброды и бесхитростно отвечал. Что родители в бане пьяными угорели. Сестрёнку зовут Света и через два года она из детского дома выпускается. Что после армии он в деревню вернётся, в родительский дом и туда же Свету заберёт. А ночевать будет на вокзале, он уже с дежурным договорился.

А Татьяна слушала его, а видела перед собой сына. Он так же морщил нос, когда говорил и так же откусывал хлеб, сначала корку, а потом мякиш. Тут она спохватилась

— А зовут тебя как?

— Он удивился — Так, Михаил меня зовут. Вы же сами там меня в зале окликнули. Я даже удивился, откуда вы меня знаете

— У Татьяны горло сжалось в спазме. Она закашлялася так, что из глаз слезы покатились.

Миша всполошился:

— Что с вами? Плохо?

— Татьяна отхлебнула из стакана минералку и вытерла мокрое лицо.

— Ничего, все в порядке, не волнуйся.

Вот что. На вокзал ты не пойдешь, ночевать у меня будешь. Сейчас к Свете съездим и если не пустят, гостинцы передадим. И не спорь. Я старше и мне лучше знать —

Миша робко спросил:

— А ваши не против будут ? Ну если вы с улицы постороннего приведете?

— Татьяна усмехнулась — Некому против быть. Одна живу — И на мгновение вспомнила бывшего мужа. Он через полгода после похорон ушел от нее. К девчонке совсем, старше сына их на два года.

У него сейчас уже трое детей. Видела его недавно. Постарел, располнел, подурнел. Понятно, что про Мишку и не вспоминает наверное, детей растит. Это она до сих пор сына забыть не может.

Через год после этого события, на перроне стояли двое. Татьяна и Света, которую она забрала к себе. Они ждали скорый поезд. На котором должен был приехать Миша. Их главный человек в жизни.

Автор: Натали Масякина

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...