Великий дар большого сердца

Первый раз мама оставила Настю, когда той было три месяца. Муж пришел с работы домой, она сунула ему пищащего ребенка и сказала, что уезжает на гастроли своего ученика.

— Что ты делаешь? – спросил он.

— На свои деньги еду, тебе то что?

— Сисек у меня нет, чем кормить ребенка, ведь в магазине нет смесей? Да и кто меня с работы отпустит?

— Твои трудности, разберешься. Такси пришло, я уезжаю.

И уехала на 2 месяца. Он справился.

Папа ее любил и баловал. Но маленький детский рай был разрушен.

...Настя всегда плохо ела. Ей было три года. В тот раз она просто не хотела есть, не было аппетита. Но мама решила иначе. Она взяла скалку и начала бить. Сначала Настя плакала, а потом и плакать устала. А мама все била… Неожиданно пришел с работы отец, увидел посиневшую от ударов, заплаканную Настю. Родители поссорились, и разошлись. Он все оставил, ушел в чем был. На суде просил отдать ему ребенка. Бывшая жена и судья смеялись ему в лицо: «Это Россия, ребенка Вы не получите». И он уехал. Приходили алименты, весьма большие.

... Когда ей было 8, она не хотела делать уроки. Просто читала интересную книжку, которую прислал папа. В трусиках, футболке, и домашних тапочках мать выставила ее за дверь. В неотапливаемый подъезд, зимой. В северном городе, к востоку от Урала, на улице -50. Настя знала, что в соседнем подъезде нет домофона, и на первом этаже родители одноклассницы откроют дверь. И она побежала. Пока бежала, замерзла так, что ноги перестали гнуться. Открыла дверь подъезда и упала, по ступеням уже ползла. А на щеках ледышками замерзли слезинки. Ей повезло. В подъезде были люди, подняли и принесли в квартиру, согрели и напоили чаем.

... В тот год Насте исполнилось 12 лет, мать заперла ее в квартире и уехала на гастроли, ключа и денег не оставила, никому ничего не сказала, телефон не работал. Очень быстро Настя съела всю еду, которая была в холодильнике. Потом нашла крупу и макароны, начала экономить, готовила и ела понемножку, но через 14 дней продукты закончились. Закончились и чай, и сахар. Она глотала подогретую, подсоленную воду и так продержалась еще три дня. Голод мучил ее страшно. Она достала простыни и пододеяльники из шкафа, связала их, и пошла на балкон.

Зацепила самодельную веревку за железное ограждение, скинула вниз. До земли все равно не доставало. Все же 6 этаж. Но Настя решилась и полезла. Не умирать же с голоду. Ей повезло, сильный порыв ветра буквально задул ее на не остекленный балкон пятого этажа. Она села на пол и заплакала. Выбежала пожилая хозяйка квартиры: «Откуда ты свалилась и что случилось?» Настя все ей рассказала. Чужая бабушка кормила ее, и водила в школу еще полтора месяца. Маму было не найти.

Когда мама приехала, то отлупила ее.

— Перед соседями меня позоришь, столько белья испортила, да и зачем дверь вскрыли и замок поменяли? Одни расходы от тебя.

— Мне была нужна одежда и учебники. Я ведь могла с голоду умереть, — сказала Настя.

— Ну не умерла же, — ответила мать и так накричала на пожилую соседку, что та стала при встрече обходить их стороной.

... Жили они в криминальном районе. Но какое дело было матери до этого. Через год она послала Настю встретить на мосту знакомого, зимой, вечером. Матери идти было лень. Настя пошла. Встала на мосту, воткнула в уши наушники и стала слушать музыку. Плеер ей подарил папа. Под мостом шумела железная дорога. Резко темнело. Удар по голове был сильным. Кто-то выдернул из рук плеер и столкнул ее вниз. Когда она очнулась, то не сразу поняла, где находится. Она лежала в вагоне с углем. Поезд набирал скорость и все дальше увозил ее от родного города.

По волосам текла кровь, вся одежда была черной. Когда поезд чуть замедлил скорость, Настя выпрыгнула, больно ударилась, и покатилась по насыпи. Она вновь поднялась к рельсам, и пошла вдоль них, по дороге, в сторону города. Сколько ей надо было идти, девочка не знала. Встреченные люди от нее шарахнулись. Настя устала и отчаялась. Через полчаса ее осветили фары джипа. Из машины выскочил тот самый, мамин знакомый – Петр, и привез домой.

Он приехал на мост, нашел наушники, а внизу, на дереве висел ее шарфик. Тогда он поднял друзей, и с ними вместе стал ее искать в обоих направлениях вдоль железной дороги. Правда мать сказала ему: «Что ты волнуешься, наверно она ушла гулять, сама заявится» Хорошо, что он не поверил, и нашел ее в 60 километрах от Свердловска. Когда Настя посмотрела на себя в зеркало, то поняла, почему испугались люди. Даже белки глаз были у нее черными от угольной пыли. Голова оказалась пробита. А мать лупила ее по щекам и кричала: «Ты мне весь вечер испортила, идиотка». Петр пробовал это остановить, вызвал врача, а потом сказал, что у ее матери ледяное сердце и ушел.

Loading...

... Когда ей было 14, мать отправила ее в курортный южный город к бабушке, бывшей спортсменке и учительнице физкультуры. Настя поступила в техникум. Стояла прекрасная южная осень, теплое море, новые друзья. Вечером она бегала купаться. Бабушка велела ей приходить не позже 9 вечера. Когда она первый раз опоздала на 15 минут, бабушка кинула в нее стул, но все же пустила домой. А второй раз – не открыла дверь и выкинула вещи в окно. Настя взяла сумку с вещами и побрела по незнакомому городу. В одном из домов в подвале горел свет и дверь была открыта. Она вошла туда. Пожилые бомж и бомжиха приютили ее, выделили матрас и одеяло, даже чистое постельное белье нашлось. Сказали, что недавно его стащили. А она была этому рада.

Настя продолжала ходить в техникум, хорошо училась. На последние деньги позвонила матери, но та ответила: «Твои проблемы, ты и разбирайся». Девочка пыталась вернуться к бабушке, та не открывала дверь. Она нашла адрес второй бабушки – матери отца и пошла к ней. «Мне негде жить, можно я поживу у Вас?» — просила она. «Нет», — ответила бабушка, — твоя мать запрещала мне видеться с тобой, а теперь ты мне не нужна, тем более после смерти сына.

И Настя вернулась в подвал к бомжам. Хорошо, хоть в техникуме бесплатно кормили. Она съедала все, забирала не тронутые порции и объедки, и тащила в подвал. Бомж с бомжихой подрабатывали, как могли, крали на рынке, просили милостыню у церкви, и кормили чужого ребенка. Даже теплую новую одежду для нее утащили с чьих то прилавков. Становилось холоднее, и оба бездомных старика решили двигаться в Сочи. Звали ее с собой. Но она осталась, надо учиться. Одной зимой в подвале было страшно. И как то, зайдя в гости к подруге, Настя расплакалась. Ей было очень стыдно. В этой семье и жила она, пока не закончила техникум.

А потом мать приехала в город. Продала квартиру в Свердловске и купила большую трешку в новом районе у моря. Да вот беда, Настю она туда даже не прописала. Девочка оказалась бомжом.
Так я с Настей и познакомилась. Она попросила меня о помощи. Я узнала, что квартира в Свердловске была куплена отцом на дочь. Позвонила ее матери и назначила встречу. Увидев женщину, сказала, что сделка по продаже будет оспорена, так как была совершена с многочисленными нарушениями закона. Несовершеннолетний ребенок лишен собственного жилья.

«Добрая» Настина мать ответила:

— А Вам то зачем это надо, я знаю точно, что у Насти нет денег, чтобы заплатить Вам за работу.

— Я сделаю все бесплатно. Встретимся в суде.

— Хорошо, не надо суда — ответила «заботливая» мамаша, — я ее пропишу. Но собственность на нее не оформлю, иначе она разделит квартиру.

— Вы хотите поговорить с дочерью? – спросила я

— Да о чем мне с ней разговаривать? Ну ладно.

Подошла Настя, посмотрела на мать своими ореховыми глазами, и вдруг заулыбалась.

— Ну и что ты лыбишься? — спросила мать.

— Ничего, — ответила Настя, — я просто скучала по тебе. Я люблю тебя, мама. Я так тебя люблю…

PS: Настя закончила Академию МВД, живет и работает в Москве. Ее мать одна занимает 3-комнатную квартиру. Она учительница музыки. Обе бабушки не жалеют, что выгнали ребенка и не стыдятся этого. Им все равно. Настя по-прежнему очень любит свою мать.

Для всех мой ответ.

Думаю, Настя великодушна и ее любовь не слепа. Это великий дар большого сердца, любить человека, понимая и признавая все его недостатки. Любить мать за дар жизни...

Автор: Елена Андрияш

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Loading...